Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 12 из 14

отхлебнул остывшего чая и уставился на нее. Глупо было бы отрицать, что за прошедшее с нашей последней встречи время она здорово похорошела. И я не имею в виду исключительно округлости ее интимных зон. Конечно же, теперь ее ягодицы и грудь имели откровенно женственные формы. Такую девушку не грех было желать ночами. Но вместе с взрослением ее тела повзрослело и ее лицо. Она была так же хороша, как и прежде, но именно эта женственность добавляла ее чертам утонченности, грации, изящества, зрелости. Между тем, ее щеки налились румянцем. Я, вероятно, неистово смущал своим пристальным взглядом.

 — Что? — наконец, она не сдержалась и спросила.

Вместо всяких слов я приобнял ее, носом зарываясь в каскад ее волос. Приятный запах заполнил мои рецепторы. Я глубоко вдохнул, а затем потянул Алину вниз. Мы плюхнулись на диван. Сначала она слегка перепугалась, но затем залилась приятным смехом. Она пихалась, смеялась, теплым дыханием щекотя мою шею. Я подался немного в сторону и вновь взглянул на нее. Она лежала на моих руках. Волосы раскинулись по подушке и покрывалу. Ее руки то ли упирались, то ли держались за мои плечи. На устах все еще сияла улыбка, глаза — широко распахнуты и направлены на меня. Искорка пробежала. Я чувствовал, что не могу ошибаться. Склонившись над ее лицом, я поцеловал ее в губы. Алина стиснула челюсти, не пуская меня, но совладав с собой, устремилась в мои объятия. Мы лежали и целовались. Забыв про прошлые обиды. Забыв про дружеские отношения. Забыв про обязательства и пороки. Мы лежали и радовались наступившему моменту. Andnothingelsematters.

Я лег на бок, кладя аналогично ее. Мои ладони обнимали ее хрупкую спину, гладили плечи. Ноздри жадно втягивали ее запахи. Одно бедро я положил между ее ног, ощутив, как плотно она сжала его своими. Тогда моя рука скользнула в сторону ее сладенькой попки. После приобретенного опыта маневр получился крайне рефлекторным. Скользнула ловко, даже незаметно. Скользнула чрезвычайно уверенно. Словно иначе и не могло быть. Для меня маневр — уже избитый, для Алины, чьей эрогенной зоны никто прежде не касался, — настораживающий и в то же время успокоительный. Я почувствовал, как напряглись ее мышцы, едва она осознала, где покоится моя рука. Через пару мгновений она расслабилась: видать, решила, что этим рукам можно целиком и полностью доверять. Честно говоря, я понятия не имел, о чем она думала. Да я не особо-то и озадачивался. Затем я прижал ее к себе: якобы рука оказалась на ее бедрах исключительно ради этой цели. Пальцы стиснули мягкую плоть. Алина ахнула от неожиданности и наглости моего поступка.

Я чувствовал, как страсть охватывала ее девственное тело. Как животрепещущее вожделение раскрепощает ее нутро. Она еще сильнее стиснула мою ногу бедрами. Видать, неизбежные процессы внизу животика давали о себе знать. Вдруг она укусила меня за губу. Укусила игриво. Укусила лукаво. Пыталась меня раззадорить. А этот ангел, оказывается, готов стать павшим! Моя рука гладила ее бедро. Вторая поддерживала ее голову. Алина впивалась пальцами в мои плечи, мою грудь. Она хотела этого — я знал точно. Не стану врать, я хотел ее не меньше. Я больше не видел в ней маленькую девочку, которую я знал еще когда-то. Теперь она была объектом моего сексуального желания. Такая же, как Дашка и Ксеня, как Катя и Наташа, как Светка и Лерка. Только намного более миловидная. Помимо желания я к ней испытывал чувства. Чувства искренние. Чувства, которые успели стать для меня чуждыми. И все же это были не те чувства, которые я некогда испытывал к своей бывшей.

Рука норовила забраться под ее лосины. Коснуться ее плоти. А потом... Но что-то удерживало меня. Страсти, охватившей нас с головой, было недостаточно, чтобы переступить эту грань. Рука поднялась верх. Гладила ее плечи, шею, случайно коснулась округлостей груди. Алина дернулась: такое явное хамство казалось ей ново. Я сходил с ума. Зверь, проснувшийся во мне, хотел овладеть невинной девушкой прямо на этом месте. Испить все соки. Взять ее насильно, грубо, гадко. Наперекор инстинктам действовал разум — он сдерживал пыл, твердя, мол, еще не время. До меня доносилось ее прерывистое дыхание. Ее одолевали страхи и неуверенность. Что будет, если она поддастся и переступит границу между невинностью и пороком?!

Моя рука скользнула под ее футболку. Едва мои пальцы коснулись ее кожи, она дернулась. Я укусил ее за губу, а затем облизал ее языком. Алина обхватила мою шею руками и, что было сил, прижала меня к себе — в знак доверительности. Чувство нахлынуло новой волной. Сам того не замечая, я двигал рукой все ниже и ниже, минуя резинку лосин. Пальцы нащупали мягкие шелковые трусики. Мой дружище, который уже изнывал от неподобающего поведения своего хозяина, упирался в лобок Алины. Мне было немного неловко: вся остальная неловкость был растрачена во время моих половых похождений — теперь эрекция не казалась для меня столь уж постыдным делом. Однако моя рука не успела достичь чего-либо существенного — раздался щелчок в дверной скважине. Вернулись, шелестя пакетами, родители.

Мы, подобно каким-то малолеткам, разбежались по углам. Алина пыталась привести внешний вид в порядок: поправляла прическу, отдернула футболку, подтянула лосины (да так, что штаны четко облегли и подтянули ее аппетитные ягодички — мой друг не желал ложиться). Она виновата взглянула на меня. Я улыбнулся ей в ответ. Мы неспешно вышли из комнаты, словно ничем подобным не занимались. Когда в следующий раз нам довелось остаться наедине, между нами вновь стояла непреодолимая стена после произошедшего. Хотелось так много поведать друг другу. Хотелось броситься в объятия. Хотелось что-нибудь сделать, что-нибудь экстраординарное. Не поддающееся простой логике. Вместо этого мы мялись, как школьники.

Вечером предстоял поход в ресторан. Прощальный ужин. Заморские деликатесы. Живая музыка. Отличное настроение. Всего этого было мало для полного душевного равновесия. Пока родители были увлечены горячим, я умудрился увести Алину в сторону — на танцпол, где и без нас кружилась троица влюбленных пар. Мы присоединились. Алина все еще пребывала в стеснительном состоянии, так свойственном девчонкам. Я взял судьбу в собственные руки. Приблизил губы к ее уху и шепнул:

 — Сегодня ночью. Когда все уложатся спать. Я буду ждать тебя в своей комнате.

«Крайне прямолинейно» — подумал я. Но как иначе?! Это была последняя возможность побыть нам наедине.

Вернулись домой мы около полуночи. Наши гостьи отправились принять душ. Завтра рано вставать. Надо было еще, как следует, выспаться. За дамами в ванную прошмыгнул и я. Больше за вечер мы с Алиной не обмолвились ни словом. Я гадал, придет ли она. Стоя под душем, я осмысливал все шероховатость своей фразы. Слишком пресно она прозвучала после сегодняшних ласк на кровати. Едва в моей памяти проскользнули кадры, воин вновь обрел былую мощь. «А ведь я еще ни разу не дрочил в душе!» — дошло до меня. «Как насчет дебюта?!» Но мысль о том, чтобы мастурбировать на девушку, в которую я, можно сказать, втрескался, показалась мне отвратительной. Я и на свою бывшую-то ни разу не мастурбировал. А ведь у нас с ней было долгое прошлое. Гонять лысого я так и не решился. Может, завтра, когда Алина будет далеко и чувства подутихнут. Но я уже знал, что если мне захочется избавиться от зуда, я наведаюсь к дежурной попке. Затащу ее в постель и буду воображать, что подо мной не Дашка, а она. Она самая.

Когда вышел из ванной я, во всех комнатах был погашен свет. Все спали. Я непринужденно зашел в свою комнату, предварительно в надежде глянув на дверь, ведущую в спальню гостий. Забравшись под одеяло, я принялся ждать. Секунды текли, подобно часам. Минуты протекали медленнее недель. Я сбился со счета времени, когда мой озабоченный разум попал во власть сна. Я попал в его сладостный плен. Снилось что-то до боли приятное. Объятия теплого вечера. Аромат пекарни. Безмятежный ветер колыхал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх