Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 13 из 14

каштановые пряди. Она сидела у окна в ожидании чего-то. Дверь в комнату была приотворена. Я долго думал прежде, чем нарушить ее безмолвное состояние. Что-то сдерживало меня. Но я понимал, что должен там находиться. Рука коснулась двери и я вошел.

Алина тут же поднялась со стула. Повернулась ко мне, элегантно отбрасывая волосы с плеч. На ее лице сначала отобразилось беспокойство и раздражение. Прошла нескончаемая секунда, и что-то в ее взгляде изменилось. Я с силой оторвал глаза от ее приветливой улыбки. Только сейчас я заметил, что на ней не было одежды. За редким исключением всего одного предмета гардероба. Те самые черные трусики, что уже несколько дней будоражат мою фантазию. Алина с некоторым запозданием, словно только сама осознала весь конфуз от своей наготы, отпрянула и подняла было руки, чтобы скрыть от меня свои аппетитные груди. Соски умоляюще смотрели в мою сторону. Мой голодный взор опустился по ее гладкому животу, минуя дразнящий пупок. Наконец, он наткнулся на черный шелковый треугольник. Мне почудилось, что я обаяю ароматы ее соков, исходившие из-под тонкой тканью ее трусиков. Флюиды проникали в мои ноздри. В мой мозг. В мое сердце. Зверь просыпался. Алина понимала всю фатальность предстоящего рока. Я шагнул в комнату навстречу ее томящейся киске.

***

Я открыл глаза в тот самый момент, когда дверная ручка чуть повернулась. Дверь отворилась, и в проеме показалась обнаженная женская ножка. Я не сразу сообразил, что происходит. «Кто бы это мог быть?» — озадачился я. Вслед за ножкой появилась и белая ночнушка, увенчанная гривой каштановых кудрей. Дверь так же бесшумно закрылась, как и была отворена. Ангел, воплощенный из моих фантазий, смущенно улыбнулся и двинулся в мою сторону неуверенным шагом. Она коснулась ручкой моего плеча, проверяя, сплю ли я. Я не подавал признаков жизни. «Реанимируй меня. Верни в мое сердце жизнь!» — думал я. Алина толкнула меня вновь. Вдруг одеяло взорвалось, и две голодные руки потянулись к ее талии. Девушка едва сдержалась от крика. Пальцы сомкнулись на ее точеной фигурке и потащили в бушующее море одеяла. Алина осадила меня парой пощечин, а затем залилась нервным тихим хохотом.

 — Дурак! Испугал меня! — шептала она, когда я сомкнул ее в объятиях под теплым одеялом.

Я не стал ничего ей отвечать. Наши губы сплелись в поцелуе. Страсть вновь охватила наши тела. От Алины веяло теплом и вкусным запахом шампуня. Мой язык протиснулся сквозь ее губы и поселился у нее во рту. Ее уста были так сладки. Мне хотелось умереть в ее объятиях. Растаять, как дым. Кстати, о дыме — в моих семейках уже творился Апокалипсис. Вулкан наполнился лавой и норовил обеспечить жилплощадь яростным пожаром.

Алина прильнула ко мне всем телом. Неуверенно коснулась пальчиками моих обнаженных плеч, груди, живота. Она обняла меня и отдалась мне без остатка. Я уже отработанным движением нащупал ее ягодицы. Почувствовал на телепатическом уровне некоторое сопротивление, но оно тут же было ею же подавлено. Чувствовал, как учащается ее дыхание, когда мои пальцы впиваются в ее плоть, елозят ее интимное пространство. Сердечко в ее груди стало биться резвее. Она хотела, но по-прежнему боялась переступить эту грань.

Ткань была настолько тонкая, что я четко осязал, насколько мягки ее ягодицы. Чувствовал исходившее от них. Ладонь потянулась ниже и, наконец, нащупала голую кожу. Это были ее ножки. Те самые, на которые я имел честь любоваться практически всю неделю. И теперь они были мои. Алина плотнее сжала бедра: инстинкт самосохранения. Я провел пальцами вверх и пробрался под ночнушку. Сантиметр за сантиметром передо мной открывались новые пространства. Словно проходишь некую стратегию. Пребывая в состоянии бдительности, дабы не нарваться на врага. Ладонь скользнула по выпуклости ее ягодиц, наткнулась на черные шелковые трусики, которые манили мое внимание с того самого злосчастного вечера. «Попались!» — подумал я. Между тем, мой воин уже упирался в ее лобок. Конечно, не было здесь ничего необычного. Куда он уже только не упирался! Однако чувство первопроходца рождает ностальгию по девственности сознания. Я чувствовал себя не опытным ловеласом, который испробовал с десяток поз из сакрального писания, а старым неуклюжем юношей, которым был несколько веков назад. И этому юноше было крайне неловко сознаватьp, куда именно и что именно упирается в этот момент. Неловкость, казалось, передалась Алине. Я не хотел, боялся ее спугнуть. Не столько из соображений о полке моих побед, сколько она была дорога мне: я не хотел испортить ее «первый раз».

Моя ладонь упивалась обществом ее мягких тканей. Нежная кожа согревала мою руку, меня всего. Я буквально ощущал, как сгораю от нетерпения. Но я держался. Поцелуй набирал обороты, прибавлял пылкости. Алина постепенно расслаблялась, отдавалась забвению. Каким-то образом моя рука миновала резинку ее трусиков и поднялась выше, на уровень пупка. Я переложил ее на спину, а сам накрыл ее сверху, продолжая раскрывать все новые горизонты. Перед глазами предстала картинка в ванной, когда я застукал ее обнаженной. Мой мозг прямо-таки издевался над моим членом. Алина поддалась моему рвению. Она вытянула руки, и я без труда совладал с ее ночнушкой, бросив ее в районе подушки. Теперь она лежала передо мной в одних трусиках. «Малышка не носит бюстгалтера!» — мелькнуло у меня в голове. Наши нагие тела соприкасались. Создавался эффект единения. Я нежно провел рукой по ее туловищу, начиная с ключицы, проходя между грудей вниз по животику, мимо пупка и заканчивая шелковым треугольником ее трусиков. Прикосновение к лобку вызвало в ней легкий протест и, несомненно, возбуждение. Она еще никого прежде не допускала до этой зоны.

Я склонился над ней и припал губами к соску. Алина обхватила руками мою шею. Сначала непроизвольно, затем прижала к груди, чтобы было приятнее. Она начала извиваться в моих объятиях, словно кошка или змея. Моя рука окончательно остановилась на ее лобке, принявшись его массировать. Мягкая ткань, шурша, терлась о ее волоски. Амплитуда увеличивалась. Стимулируя лобок, пальцы удалялись вглубь. Туда, где истекали соками ее губы. Едва я коснулся через трусики ее влагалища, она дернулась. Наверняка, хотела прекратить. Но была уже не в силах остановиться. Облизывая ее груди, я пустил в ход зубы. Мои ласки оставляли небольшие следы укусов. Возможно, было немного больно, но целиком приятно. До моего опытного уха начали доноситься томные звуки. Алина застонала.

Потихоньку ее ножки стали податливее размыкаться. Она предоставляла мне фронт работы. Рука забралась совсем уж далеко. Ее лоно уже горело, истекало. Томилось ожиданием. Я провел ладонью по внутренней стороне ее бедер. Она была в огне. Тогда я наконец решился: пальцы вновь коснулись ее киски. Начал массировать. Алина извивалась по-прежнему, ерзала, стараясь унять это состояние, когда на месте неймется. Однако унять это состояние можно только одним способом. Мои пальцы зашевелились чаще, дразня ее девственное голодное лоно. Сверху ее ноги я положил свою. Мания власти постоянно преследовала меня в постели. Вот и теперь!

Продолжая играть с ее эрогенной зоной, я случайно проник под барьер ее влажных трусиков. Тут же наткнулся на совсем уж изнемогающий орган. Ее гениталии кипели огнем. Вулкан был в преддверии извержения. Оставалось ей лишь простучать всем известный код Морзе: S-O-S. Просунув палец между ее половых губ, я нащупал клитор. От одного касания Алина взвинтилась. Ее руки еще сильнее прижали мою голову к груди. Я подыграл ей, жадно упиваясь ее сосками. Лаская его, кусая. Набрасываясь на беспомощную девушку, словно зверь. Подстегнув резинку, легким движением сорвал с нее трусики. Ладонь коснулась аккуратного лобка. «Если она девственница, то для кого поддерживает интимную прическу?» — подумал я. Оторвавшись от ее грудей, я спустился к треугольничку. Сексуальному треугольничку внизу ее живота. Алина вцепилась пальцами в мои волосы. Ей явно было неловко, неудобно, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх