Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 9 из 14

«Ну и кто у нас теперь доминанта?!» Я рывком расстегнул ее рубашку: эта сучка еще и не удосужилась одеть лифчик. Я припал к ее соскам губами, языком. Дашка обхватила меня ногами. Я чувствовал, как она расстегивает молнию на моих джинсах. «Похотливая шлюха!»

Вдруг я отпрянул. До меня дошла вся ирония складывавшейся ситуации.

 — Нет, Даш! Я не могу. В соседней комнате сидят ребята, а мы тут с тобой решили потрахаться. Я так не могу!

Дашка не теряла времени даром. Вместо того, чтобы вникать в мои речи, она уже расстегнула собственную молнию и стягивала с горяченьких бедер джинсы. В свете уличных фонарей я разглядел ее черные трусики.

 — Я все понимаю, милый. Но неужели ты позволишь мне умолять тебя о сексе... — приспустив джинсы, она перевернулась на живот и отставила свою попку, дабы я видел, от чего отказывюсь, — неужели ты позволишь ей и дальше мучиться без твоего внимания? — вслед за джинсами сползли и трусики, обнажая моему взору ее губки, с которых уже стекали капли сока. Она по-блядски раздвинула их пальцами и ущипнула себя за клитор, — Неужели тебе не будет совестно, если моя киска останется голодной?

Я чувствовал, как ее аргументы воздействуют на мой инструмент: он таки таранил стену, отделявшую его от полной свободы. Я поддался. Я расстегнул молнию и снял оковы с моего дружка. Дашка довольно улыбнулась: победа за ней! Я коснулся пальцами ее влагалища — она застонала, словно я ей уже всунул. Видать, моя типа-девушка подсела на один из самых страшных наркотиков — секс. Я просунул два пальца внутрь — ее мышцы натянулись, а голос стал еще смиренней. Я раздвинул стенки пальцами — она уже была вне себя от вожделения: сейчас с ума сойдет! Я ухватился за ее сочные ягодки и потянул ее зад на себя.

 — Да-да, милый. Трахни меня! Это то, что мне сейчас так нужно, — лепетала она.

Вдруг из соседней комнаты донесся звонкий женский смех и меня передернуло: Да что же я делаю! Я оттолкнул Дашку и спрятал воина.

***

 — Извини, Даш. Но не сегодня!

 — Что! — это было выше слов. Она была так поражена, так унижена моим действием, что у нее просто не было больше слов. Дашка вскочила на ноги, посмотрела в мои глаза: в ее глазах была злость, лютая ненависть. Затем последовала пощечина. Она рывком одела джинсы и скрылась в проеме. Я стоял и думал, правильно ли сделал. Конечно же, правильно. До меня донеслось, как дверь в комнату Сашки распахнулась. Дашка стремите — Да при чем тут ревность — чистое любопытство. Ну же не томи, рассказывай. В какой позе ей больше нравится: снизу, сверху... может, сзади? — я услышал ее довольный смех. Ну и приколы у нее. льно ворвалась, схватила куртку, бросила всем: «Я ухожу!» и выметнулась в коридор. Я неспешно вышел поглядеть ей вслед: она даже рубашку не до конца застегнула. Дашка заметила меня, но не обратила никакого внимания. Громко хлопнув дверью, она исчезла в темном подъезде. Затем из комнаты вышел Сашка:

 — Что произошло? — тихо спросил его поддатый голос.

 — Я ей не дал, — ответил я и пошел за Алиной: нечего и нам задерживаться.

Не знаю, поняла ли Алина, что между нами произошло: вопросов она не задавала, лишь глядела на меня всю дорогу, что-то сама себе думала. Когда до дома оставалась какая-то пара шагов, она наконец спросила:

 — Вы поругались, — звучало скорее как утверждение, но я все равно кивнул. Секундное молчание. — А почему вы расстались? Она, кажется, красивая: все при ней. Почему?

 — Не сошлись характерами.

Алина понимающе кивнула. На этот раз я заглянул в ее глаза: все-таки она, наверное, поняла, что мы не в карты там играли. Мы поднялись наверх. Больше в тот вечер мы практически не разговаривали. Алина вместе с нашими родителями сидела и смотрела телевизор. Батя расспрашивал, как ей наша тусовка — наверное, просто хотел знать, что к ней точно никто не приставал. Алина положительно отозвалась о контингенте. Веселые. Добрые. Про Дашку не сказала ни слова.

Я тем временем уже лежал в кровати и все думал. Думал о себе и Алине. О себе и Дашке. Ради чего или же кого я отказал и Дашке, и себе в сексе. Я не боялся быть замеченным. Я не боялся быть услышанным. Все свои, а у Алины и так есть парень. И все же на сердце была какая-то тяжесть. Впав в размышления, я быстро уснул.

Снился какой-то приятный сон. От блаженства по телу аж мурашки ползали. Увы деталей я не помню. А потом что-то случилось: кто-то появился. Сон прервался. Я проснулся в холодном поту. По ту сторону двери лилась вода. Я мотнул головой, сгоняя всякие дурные мысли. Подорвался с дивана и двинулся в сторону ванной. Там горел свет. Вода на самом деле лилась: кто-то принимал душ. Все остальные спали. Я заглянул на кухню, в холодильник. Достал бутылку воды и смочил горло. Мозг протрезвел ото сна: мир начал принимать свои естественные очертания. Я вспомнил последний вечер. Прогулку с Алиной, тусовку с друзьями, казус с Дашкой. Возможно, от этого на сердце и была тревога. Между тем, вода в ванной стихла. Я побрел туда. На секунду замер перед дверью: она не была заперта. «Странно, « — обычно, когда моются, дверь запирают. Потянулся за ручкой и беззвучно ее повернул. Дверь отворилась. Я шагнул внутрь.

Я уже многое успел повидать, но от увиденного все равно перехватило дыхание. В метре от меня стояла обнаженная Алина. Она явно принимала душ. Сейчас она стояла в наклоне, вытирая голову. Мой взгляд встретился с ее загорелыми ягодичками, которые в упор смотрели на меня. Взгляд спустился по сладким ножкам. Мой друг меня подвел и в этот раз. Обломленный с сексом, он требовал реванша. В следующую секунду, вместе с моим запоздалым «Ой», Алина выпрямилась, развернулась и осеклась на месте. Мой взгляд поднимался по все тем же загорелым красивым ножкам. Затем я разглядел аккуратненький, девственный лобок. Усеянный волосиками. Настал черед ее стройной талии, спелых сочных грудок, увенчанных шоколадными сосками — они спели в ожидании, что их кто-нибудь наконец попробует. По лебединой шее я вышел и на ее шокированное выражение лица. Длилось мое путешествие не дольше секунды. Но даже того хватило, что Алина вскипела от злости. Она что-то закричала. Что именно — я не слышал, я уже скрылся со своим выдающимся аргументом за дверью.

Я сидел в комнате, надеясь, что все обойдется. Конечно, мне было приятно увидеть все эти красоты в их природной оболочке, но от этого менее стыдно не становилось Мне было крайне неловко перед юной девушкой. Повернулась дверная ручка и она в своем шелковой ночнушке шагнула в мою комнату.

 — Алина, прости, я не специально. Думал, ты уже помылась, оделась — между прочим, времени было предостаточно, — начал я оправдываться. Но мои доводы не подействовали. Алина, едва сдерживаясь от крика, дабы не привлекать лишнего внимания к нашей беседе, приступила к обвинению. Я пытался не вникать в слова, но явно слышал твоя Даша», «извращенец», «никогда не смей» и многие другие, от которых кровь стыла в венах. До точки кипения добрался и я. Шагнув в ее сторону, я тоже переступил к нападению. Пытался избегать провокационных фраз, но возможно что-что все-таки прозвучало. Алина мне парировала, не унималась никак. Я вторил ей вновь. Она махала руками. Я схватил ее за плечи. Она вырывалась. Я зыркнул под ее ресницы. Мир замер. Мы стояли неподвижно. Внутри что-то оборвалось. Хотелось, на этом же месте снять с нее ночнушку и наказать ее по всей строгости закона. Ну или хотя бы крепко поцеловать. Мой товарищ снова вытянулся. Едва не тыкал ее в ляжку. Взгляд Алины тоже переменился: в нем было удивление, потрясение, желание. Но момент миновал, она вырвалась их моего хвата и скрылась в своей комнате. Я опустил руки, глянул — все еще взбешенный — на свой член и принял решение.

Минут через пятнадцать после описанного раздался звонок. ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх