Было или не было?

Страница: 1 из 2

Очередной день командировки отработан. Меня привезли в профилакторий, где я снял комнату на время командировки. Пока шёл по длинному коридору до комнаты — не встретил ни одной живой души, хотя время уже около восьми вечера.

Комнатка небольшая, но всё, что нужно для отдыха есть — кресло, телевизор, кровать, застеленная чистым бельём. И, конечно — душ. Душ работает: холодная и горячая вода текут исправно, то, что не должно протекать — не протекает.

Помылся, вытерся, причесался. Одеваться не стал — не люблю натягивать вещи на влажную кожу. Только полотенце на бёдрах (хотя, от кого мне прятаться в одноместном номере? Привычк) Сменная одежда для отдыха есть — жена позаботилась. Пара футболок, (белая и коричневая), довольно длинных — до середины бедра почти, шорты, шлёпанцы. А вот о чём жена не в курсе, так это о паре лосин и паре колготок из микрофибры, которые я тоже взял с собой.

Просох. Полотенце — долой. Некоторое время на выбор — колготки или лосины? В конце концов, пару с белой футболкой составляют лосины. Чёрные, классические, до щиколотки, довольно плотные, но лёгкие. Мне легко, удобно и хорошо.

Небольшой перекус, минут 40 интернета на буке, и делать больше нечего. Однако, спать ещё рано. На этаже, я видел, есть небольшой холл с телевизором и креслами перед ним. Надо глянуть — может чего интересного покажут. Комнату замыкать не буду — она наискосок от холла, и я вижу дверь.

В коридоре и холле уже темно — свет не включен, а солнце уже почти село. Народу — нет. Странно, что профик пуст... Пульта от телевизора, само собой, нету — когда же в российских общественных заведениях ДэУ-шки телевизорные живут на месте дольше пятнадцати минут? Приходится включить в холле свет (еле нашёл) и разобраться с управлением телевизором через панель.

Всё, телевизор включен, и свет мне уже мешает. Нашёл канал СТС — «Пельмени» идут. Это шоу я уже видел пару раз, но «Пельменей» смотреть могу сколько угодно.

 — «Пельмени»? Прикольно! Мне они тоже нравятся.

Ого, откуда он взялся? Неужели тут жизнь появилась?

 — У меня «Пельменей» даже дети любят смотреть. Проходи, садись.

 — Спасибо (с небольшой иронией).

Садится в соседнее кресло.

 — Ого, а тут зрелище поинтереснее «Пельменей» есть!

И тут я понимаю, что он говорит про мои ноги, коленка на коленку, и в КОЛГОТАХ!!! Свет от телевизора отлично их подсвечивает. Чёрт, я так привык к этой одежде, что забыл о том, что она несколько не свойственна мужчинам, и не переоделся в шорты, выходя из комнатыы!

Во рту моментально пересыхает, сердце начинает молотить быстро и так громко, что моему собеседнику, наверно слышно. «Сбежать?»

 — О, извини, я пойду, пожалуй... Я поднимаюсь, я хочу уйти.

 — Куда же ты? Я не против такого соседства. Должен сказать, что мне это даже нравится. Тон слов явно говорит о том, что парень весьма заинтересовался моими коленками и прочим... И хочет позабавиться...

Он быстро встал и перегородил мне дорогу, уперев руку в стену холла.

 — Вот уж не ожидал встретить здесь такую...

 — «Такую» — кого? Или — что? Язык, пересохший, с трудом двигается в моём пересохшем рту.

 — Хм, а ты как себя сейчас назовёшь?

Кем? Да попавшимся трансвеститом! Само собой, не озвучиваю это.

Кем? Колготки я надеваю уже очень давно — ещё с подросткового созревания. Они стали неотъемлемой частью моей сексуальной жизни. Правда, ни одной своей партнёршей я не пробовал секса в колготках. Так что они — моя тайна. До сих пор были.

Кем я себя ощущаю? Когда я надеваю плотную микрофибру семидесяти ден плотностью, и ложусь в таком виде спать (разумеется, когда сплю один) — чувствую себя счастливейшим из людей, которого не оставляет даже во сне величайшее блаженство, хотя высыпаюсь от этого очень плохо. А вы попробуйте спать крепко и спокойно, когда постоянно ощущаете на своих ногах это БЛАЖЕНСТВО! Когда надеваю Filodoro Nike 40, гладенькие и шелковистые — ощущаю себя откровенно блядью, и мечтаю, чтобы мои бёдра сжали крепкие мужские руки...

 — Скажешь, что ты сейчас не сучка, давно мечтающая, чтобы её отымели?

Вот так? А ведь именно так! К глубокому стыду крепко примешалось не менее глубокое возбуждение! Я действительно давно этого хочу!

 — Да.

 — Что — «да»?

 — Положи руки мне на бёдра... Да, так...

Голова, нет, не кружится — она парит! Прижимаюсь к нему рывком — грудью, животом, бёдрами — Боже, как сладко!

 — Ох, какая ты горячая!

Я чуть с ума не схожу — меня назвали в женском лице, и как же мне это понравилось!

 — Давай сядем в кресло — меня ноги плохо держат.

Соглашаюсь — в кресло, так в кресло. Только в одно на двоих! Не хочу отрываться от него...

«Пельмени» уже закончились, и началась какая-то ерунда.

 — Будь добра — переключи, пожалуйста, куда-нибудь.

 — Хорошо. Подхожу к низенькой тумбочке, на которой стоит телевизор и присаживаюсь, чтобы пощёлкать кнопками.

 — Нет, не так

 — Не так?

 — Не присаживайся. Наклонись.

«Наклонись» Очередной вброс чего-то в голову, от чего она опять плывёт сладко так...

Поднимаюсь. Для того, чтобы дотянуться до кнопок телевизора, наклоняться приходится низко... Помня, что на меня глядит МОЙ МУЖЧИНА, к которому я только что прижималась (сам про себя — «прижимаЛАСЬ»!) всем телом, стараюсь наклоняться как можно женственнее — колени не развожу в стороны, спину стараюсь держать попрямее.

Переключаю каналы — один, другой... Одна чепуха, но я её почти не замечаю, а думаю о нём. Нет, не думаю — я вожделею им!

Тихо в его кресле...

 — А у тебя не только колени красивые, но и бёдра и... попа! И эти самые бёдра и попа вдруг оказываются плотно прижаты к его телу! Его руки — на моих боках, и в самой блядской позе оказываюсь рядом (так рядом!) с мужчиной! Нет, пожалуй, не в самой... Но перспектива есть!

Пара-тройка движений пахом и я — ЕГО! И это ещё никто не раздевался! Но, перспектива...

Он отпускает меня. Выпрямляюсь. Стою. Он заходит между мной и телевизором. Я почти не вижу его лица — свет-то не включен, но чувству, его жар и желание. Звук молнии, ремень...

 — Возьми в рот!

Ну вот, когда я отсосу у него, назад дороги уже нет. Голова это понимает, но она одурманена желанием и уступает моему естеству. Присаживаюсь. И опять:

 — Нет, не так!

Ага, я помню, но только прошлый раз он хотел посмотреть на меня сзади. Но я делаю так, как хочет мой мужчина. Футболка моя хоть и длинна, но когда я наклоняюсь вперёд с выпрямленными ногами, она уже ничего сзади не скрывает.

Беру в руки его член. Он средних размеров и пахнет. Немного — мочой, мужским секретом и... желанием! И не только его желанием...

 — Ну же!

Облизываю губы, пытаясь их смочить — немного получается. Прикасаюсь сомкнутыми губами к головке. Горячая! Губы чуть открываю — пропускаю головку медленно в свой рот. Слышу шумный вдох и шумный выдох — но он пока держит себя в руках и предоставляет инициативу мне. Хорошо. Губы раскрыты, но ровно настолько, чтобы плотным кольцом охватить его. Вот тут уже резкое движение в меня! Удар в глотку и я на секунду теряю дыхание. Инстинктивно пытаюсь отстраниться, но его руки оказываются на моём затылке и не дают мне свободу. Но вздохнуть я уже могу... Опять хрошо... Опускаю медленно голову «до упора», поднимаю, «до отбоя» Опять. Опять, опять, опять...

Сколько это продолжалось? Не знаю — был практически в забытьи. Из которого меня вывел другой голос:

 — Ого, какая у тебя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)
наверх