Сестринские узы

Страница: 2 из 17

красивых девушек не меньше, чем при виде красивых парней.

И сейчас она понимала, что эта девица заводит ее ничуть не меньше парня. Красиво сложенная, чуть-чуть пухленькая, ростом едва ли сто шестьдесят сантиметров, с большой грудью, которую Настя толком не могла рассмотреть, с длинными стройными ножками, которые так и хотелось приласкать.

Глядя на нее, Настя поняла, что она уже близка к оргазму. Мерно насаживающаяся на член девушка неистово заводила наблюдательницу своим телом и своими стонами.

Девица в очередной раз застонала и, ухватившись за край лавочки, откинулась назад, открыв глазам Анастасии свою грудь и прелестный животик. Парень протянул руку и задрал топик, отчего груди начали колыхаться при каждом движении.

Девушка уперлась свободной рукой о землю и стала горизонтально насаживаться на член своего партнера. Стоило ему поднять глаза — и он бы увидел прячущуюся в тени Настю, но его взгляд был прикован к сиськам своей подруги.

Анастасия же была так поглощена этой картиной что сама не заметила, как подступил оргазм и тело стало легонько содрогаться в судорогах от дикого наслаждения, неровными волнами растекающегося от ее киски по всему телу. Лишь спустя полминуты Настю отпустило достаточно, чтобы она открыла глаза и вернулась к своему зрелищу.

Настя поднесла к глазам свою руку, всю липкую от соков и вдохнула этот пьянящий аромат. Запах кружил и без того хмельную голову. И, несмотря на пережитое, Настя жаждала продолжения. Хотела уже не смотреть, а участвовать. На мгновение мелькнула мысль вернуться к Олесе, чтобы после обильных возлияний предаться маленькому разврату, но Настя отмела эту идею.

Из своего убежища она продолжала смотреть за парочкой. И лишь когда девица в порыве страсти откинула назад голову, Анастасия сумела наконец то разглядеть ее личико.

И мысленно чертыхнулась. Насте стало одновременно стыдно, обидно и досадно.

Трахающаяся девушка была Никой, сестрой Насти. Было обидно, что Анастасия сразу же не узнала свою сестренку. Теперь то она отчетливо видела ее слегка пухленькую и знакомую фигурку, чертовски знакомые туфельки, купленные при Насте.

К тому же, было дико стыдно, что Анастасия испытала оргазм, подглядывая за своей собственной сестрой. Было в этом что-то неправильное. Сестры не должны вести себя подобным образом.

Но над всем этим витала досада. Досадно было, что эта девушка именно Ника. Было бы настолько проще, если бы она была незнакомкой — можно было бы выйти на свет, извиниться за свое поведение и познакомиться. Быть может, даже поучаствовать самой. А теперь все потеряно.

Настя быстро опомнилась. Ника стонала, насаживаясь на мужской член, а парень откинул голову, глаза слегка остекленели. Анастасия поняла, что дело идет к концу. И также поняла, что не хочет, чтобы ее сестренка обнаружила ее прячущейся в кустах.

Настя аккуратно, стараясь не делать резких движений, пригнулась и, прячась в тени, быстренько улизнула из этого двора.

Уже придя домой Анастасия поняла, что по прежнему на свою сестру уже взглянуть не сумеет. Она привыкла быть старшей. Заботиться о своей сестре, баловать ее время от времени. Просто быть ей хорошей подругой. А сейчас Настя отчетливо до сих пор чувствовала возбуждение. Загоралась от одной мысли о своей сестренке. О том, как та с огромным удовольствием принимала в себя член.

Настя и не знала, что у Ники кто-то есть. Они никогда не разговаривали о сексе. Вероника еще давно поинтересовалась, как у сестры с «этим делом» и получив ответ, что все в полном порядке, успокоилась. Ни одна, ни другая сестра никогда не приводили свою личную жизнь домой.

Настя не успела привести свои мысли в порядок, когда услышала скрежет ключа в замочной скважине.

Она дала сестренке ровно полминуты, прежде чем налететь на нее эдаким смерчиком.

 — Ну и что это было!? — грозно рявкнула она, выходя из кухни.

Ника как ни в чем не бывало скинула вторую туфельку и лишь затем повернулась к сестре.

 — Ты о чем? — с легкой улыбкой на лице спросила она.

 — Я тебя видела! — вытягивая руку сказала Настя. — Там, у подъезда!

На секунду на лице у Ники отразился легкий страх. Но затем она глубоко вдохнула и тут же уцепилась взглядом за указательный палец Насти. Еще раз вдохнула и, хитро улыбнувшись, взглянула в лицо сестренке.

 — А чем это пахнет? — с огоньком в глазах спросила она, делая полшага к Насте.

Лишь тут девушка сообразила, что, будучи полностью поглощенная своими мыслями, совершенно забыла помыть руки. И Ника в момент учуяла этот хорошо знакомый ей запах.

Вероника легонько приобняла сестру одной рукой, а второй провела у нее между ног, вмиг ощутив насквозь промокшие трусики.

 — Понравилось? — все с той же хитрой улыбкой спросила Ника, отпуская Настю.

Девушка лишь кивнула в ответ. Она ждала оправданий, плача, ругани. Чего угодно, но не вот такого наглого поведения, будто ничего особенного и не произошло.

 — Ну пошли, поговорим! — бросила Ника, идя на кухню.

Настя сама не верила, что согласилась. Вроде бы совершенно невинное предложение «Пойдем на пляж!» Вот только в исполнении Вероники все встало с ног на голову.

Разговор по душам прошел просто отлично. Правда, сестры тогда распили еще бутылочку вина на двоих, так что большую часть Настя даже не запомнила. Помнила, что впервые за все время поговорила с Никой о сексе. Поговорила откровенно и без утайки. Поделилась своим опытом и получила в ответ столь же откровенные тайны из жизни сестры.

Но, что самое интересное, Настя призналась в том, что завидует Веронике. Завидует той сексуальности, которой та все время окутана. Не важно, идет ли Ника по улице или же смотрит телевизор, свернувшись клубочком в кресле. Ее всегда окружает аура вожделения. Сестра всегда вызывает пошлые мысли, хотя до недавнего времени Настя без труда подавляла их в самом зародыше.

И Ника, услышав это, заявила, что это дело поправимое. Было бы желание. А желание у Насти было, и притом немалое. С тех самых пор как она рассталась со своим ухажером.

Вероника сказала, что есть простые упражнения, которые позволят Насте стать столь же желанной, как и Ника, в глазах случайных прохожих. Но, как она сказала, все нужно делать по шагам. И шаг первый — ходить дома голышом. И спать точно так же голой.

 — А чтобы тебе не было неприятно, — бросила Ника, собираясь лечь спать, — я тоже буду голой!

И скинула всю одежду перед тем, как юркнуть под легкую простынь, служившую одеялом в жаркие дни лета.

Так что, за два дня насмотревшись на совершенно обнаженную Веронику, Настя с радостью приняла предложение сходить на пляж позагорать. Ника не стеснялась своей наготы, в отличии от Насти, которая чувствовала себя немного неудобно. Наоборот, создавалось впечатление, будто Веронике так нравится намного больше.

А посмотреть было на что. Ника была на несколько сантиметров ниже Насти, с аппетитной фигуркой, подтянутой грудью четвертого размера и аккуратной щелкой. Вероника регулярно подбривала ее, оставляя лишь небольшой кустик волосиков сверху.

Впрочем, в первый же день Настя поняла, что сестренка и сама рассматривает ее, стоит только девушке отвернуться. Фигурой и лицом сестры были очень похожи. Настя была чуть стройнее, детская пухлость исчезла у нее лет в пятнадцать. Да соски на груди были чуть покрупнее, чем у Ники.

Дерзкий подбородок, слегка выпирающие скулы. Большие глаза, которые обе сестры регулярно подкрашивали тушью для большей выразительности. Вот только у Насти глаза были карими, а Нике достались мамины, голубые.

Другим различием у сестер были волосы. Ника была солнечной блондинкой с длиннющими волосами, которые она холила и лелеяла. В то время как у Насти были волнистые волосы непонятного бело-соломенного цвета, спадающие примерно до середины спины. Девушка много ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх