По следам Аполлинера 30. Ночь ошибок

Страница: 2 из 14

мне слетаются Вера, Оля и Ксеня, весело и нарочито громко о чём-то нейтральном щебечут и вполголоса, с оглядкой интересуются моими планами на ночь и высказывают любопытные, но мало осуществимые варианты нашего соединения. Интересно, что чуть наше шушуканье затягивается, как к нам подходит кто-то из мамаш и спрашивает, о чём это мы так увлечённо беседуем.

Не забываю и я краем глаза следить за своей маман. В какой-то момент подхожу к госпоже Жуковой и спрашиваю:

 — А где ваш муж?

 — Наверно наверху со всеми... А зачем он вам? Да вон он! Выходит...

 — И, кажется, кого-то ищет. Не так ли?... Извините, я бегу к нему.

Подбегаю и о чём-то мало существенном говорю. Он плохо слушает, крутит из стороны в сторону головой... Я откровенно спрашиваю:

 — Не моя ли маман вам нужна сейчас?

 — Да. Где она?

 — Пойду посмотрю.

На самом-то деле я отправляюсь посмотреть, где бегает мелюзга. Меня окликают:

 — Саша, ты чего тут делаешь?

Оглядываюсь и вижу госпожу Карпову.

 — Да вот, понадобились мне Надя, Катя и Петя.

 — Вон они, играют с моими племянниками и детьми Серафимы.

Я подхожу к ним и, поблагодарив за услугу, оказанную мне перед ужином, прошу оказать ещё одну такую же:

 — Цель та же. Но крик поднимать, не дожидаясь моего сигнала, через каждые пять-десять минут.

 — А нам можно? — спрашивает кто-то из племянников госпожи Карповой.

 — Если вам ваша тётя позволит... Ведь уже поздновато, вроде бы.

 — Пусть бегут.

 — А нам можно? — спрашивают Паша и Лия.

 — И вы тут? А где ваши мама и папа? Дома?

 — Папка на конюшне, а мамка сказала, что надо прибраться после ужина на кухне.

 — Сбегайте к ней и отпроситесь.

 — А я тебе, случайно, не нужна? — спрашивает госпожа Карпова. — Как твоё здоровье?

 — Здоровьем особым похвастаться не могу. Но вот постель ваша, Анна Борисовна, — так, вроде бы вас величают, — сегодня мне снова может понадобиться. Вы не будете против, если я под утро нанесу вам визит, чтобы иметь возможность преклонить голову к подушке?

 — Почему под утро? Можешь подняться хоть сейчас.

 — А что? Это прекрасная идея. Только позвольте мне минут на пять отлучиться.

 — Что ж, валяй.

Я бегу к клумбе, нахожу госпожу Жукову и говорю:

 — Вы видели, куда пошли ваш супруг с моей маман?

 — Да нет. Откровенно говоря, потеряла к ним всякий интерес.

 — Отлично. Я, во всяком случае, позаботился о том, чтобы моя команда проследила за ними и не дала им возможности насладиться уединением.

 — Позаботился, и ладно. Повторяю, меня это больше не интересует.

 — А меня интересует, где вас разместили на ночь?

 — Ах, да, там были какие-то переселения, и нам освободили комнату. Я только что перенесла туда свой ридикюль.

 — Вы мне не покажете эту комнату?

 — Зачем?... Не смешите меня!..

 — Я прошу вас.

 — Что за фантазии?

 — Ну что вам стоит?

 — Да ничего. Пошли.

Берёт меня под руку и ведёт в дом. Мы поднимаемся на второй этаж и оказываемся в комнате, которую, вроде бы, перед свадьбой отвели Жоре и его жене Лизе.

 — Можно полюбопытствовать? — спрашиваю я, подходя к кровати и приподнимая край одеяла.

 — Чего ты хочешь узнать?

 — С какого края вы обычно ложитесь спать? С этого?

 — Нет, с того. Но это дома. Да и зачем это тебе?

 — Увидите, если не станете запирать дверь на ночь...

 — Что ты задумал, фантазёр?

 — Захотелось чего-нибудь остренького отведать. Надеюсь и вас не оставить в накладе. А пока позвольте мне оставить вас.

 — Нет уж, садись и рассказывай...

Она берёт меня за плечи, опускает на край кровати и усаживается рядом.

 — Поделись-ка своими фантазиями!

 — Фантазия у меня одна-единственная: когда весь дом погрузится в сон, пробраться сюда к вам.

 — А что дальше?

 — Не знаю.

 — А мой муж? Если он не будет спать?

 — Я буду тих, как мышь, чтобы он ничего не услышал и не увидел.

 — А если дверь окажется закрытой?

 — Видите рядом с окном лестницу? Можно попробовать проникнуть сюда и оттуда.

 — А что дальше-то?

 — Да не знаю я! Сколько раз вам это говорить. Так же как и не знаю, дойдёт ли до этого дело. Вокруг так много соблазнов! И за те два-три часа, что отделяют нас от намеченного мной визита, я могу пасть под их ударами и, если не сумею сам себя разбудить во время, буду где-нибудь дрыхнуть до утра. Пожелайте же мне удачи и отпустите меня с Богом.

Явно поражённая всем услышанным госпожа Жукова позволяет мне подняться, поцеловать себя в щёку и выйти. А я, оказавшись за дверью, пытаюсь посчитать, какая это рыбка у меня на крючке, четвёртая или уже пятая.

Так как давно ожидаемый дождь всё же полился, все дамы и дети разместились на большой террасе — дамы в одном углу, а девицы с малышнёй — в другом, я присоединяюсь к последним. Через какое-то время к нам подходят маман и Мария Александровна, чтобы пригласить меня и Петю посмотреть, как для нас обустроен ночлег в библиотеке. Делать нечего, приходится идти.

 — На диване пусть спит Петя, — предлагает маман. — А тебе, как старшему, придётся довольствоваться двумя креслами и стульями между ними...

 — Ничего себе! — не скрываю я своего недовольства. — Представляю, какая мне сегодня бессонная ночь предстоит...

 — Что ж поделаешь, дорогой, — утешает она меня, усаживая на диван и помещаясь рядом со мной.

 — Разве тут поспишь? — продолжаю я своё нытьё.

 — А почему бы и нет?

 — Ну да, тебя бы сюда!

 — Ну что ты такое говоришь, дорогой?

Она нежно обнимает меня за плечи и целует.

 — А ты придёшь ко мне попозже, когда я буду укладываться, чтобы ещё раз поцеловать?

 — А без этого нельзя обойтись? — вопрошает маман. — Ты меня удивляешь... Словно маленький мальчик...

 — Да, маленький и капризный! И если не дождусь тебя, то отправлюсь наверх к тебе, чтобы получить свою долю материнской ласки...

Она смеётся, снова обнимает и целует меня, говоря:

 — Что это на тебя нашло, капризуля ты мой?... И что может подумать Мария Александровна, глядя на нас?

 — Мария Александровна, — неожиданно для самого себя заявляю я, — в отличие от всех вас всегда добра ко мне и не осудит мои мальчишеские выходки... Я правду говорю, Мария Александровна?

 — Правду, правду, Сашенька! — прерывает, наконец, та своё молчание. — Но и права Лидия Сергеевна, говоря обо мне: я, право, не знаю, куда глаза деть...

 — Простите меня, пожалуйста, моя добрая фея! — восклицаю я, протягивая к ней ту руку, что не занята рукой маман. — Могу я вас попросить присесть рядом?... Петя, подвинься малость! Вот так... Как же это уютно чувствовать себя между двумя любящими тебя дамами... Ведь, вы же тоже немножко любите меня, Мария Александровна?..

 — Так кто ж тебя не любит? — вопросом на вопрос отвечает она.

 — И не будите сердиться, если я вас также поцелую, как и маму?

 — Бог ты мой! — восклицает она, пытаясь, хотя и не очень-то энергично, увернуться от моих ласк. — Ну и сынок же у вас, Лидия Сергеевна!

 — Вы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх