По следам Аполлинера 30. Ночь ошибок

Страница: 3 из 14

говорите это с осуждением? — интересуется та, обнимая и целуя меня с другой стороны.

 — Вовсе нет, дорогая... Я просто хочу сказать, что уж очень он мне напоминает моего старшего, Александра то ж... Он просто неотразим!... Можно, я присоединюсь к вам, Лидия Сергеевна, и тоже поцелую его?

Я на верху блаженства! Обнимаю их за плечи, возвращаю им их поцелуи и думаю о том, как заручиться у них обещанием быть милостивыми и снисходительными ко мне сегодня и в дальнейшем.

 — Ты доволен? — спрашивает меня маман.

 — Ещё бы! — отвечаю я.

 — Тогда, может быть, отпустишь нас? У Марии Александровны, небось, ещё масса несделанных дел. А я вот только поцелую Петечку и тоже пойду.

 — Но с условием, что, прежде чем отправиться спать, найдёте возможность вместе или порознь, как получится, ещё раз забежать сюда, чтобы посмотреть, как спит Петя и пожелать доброй ночи мне... Иначе я глаз не смогу сомкнуть.

 — Не много ли он хочет, Мария Александровна? — восклицает маман, поднимаясь с дивана.

 — Не знаю, не знаю, — отвечает та, поднимаясь вслед за ней и сразу же направляясь к двери.

Открыв её и выглянув в коридор, она оборачивается назад и произносит:

 — Не знаю, как ваш сын, Лидия Сергеевна, но мне лично, полагаю, будет не до сна от им разбуженных мыслей о собственном Сашеньке...

И выходит.

 — Ну вот! — с упрёком накидывается на меня маман, принимаясь застилать диван простынью. — Всё так было здорово! И надо же, разбередили её раны... Это всё ты, негодник!

В дверь раздаётся стук, и входит Ульяна с матрасом.

 — Вот, — говорит, — бельё уже принесла, а теперь это. Давайте, Лидия Сергеевна, я всё застелю. Идите.

 — Да, мамочка, пойдём, — подтверждаю я и выхожу с ней в коридор.

 — Негодник! — продолжает она там свои упрёки.

 — Негодник, негодник, — соглашаюсь я, поглаживая её бёдра и зад. — Так что придётся тебе буквально разрываться между мужем, гостем и мною.

 — Да что ты такое всё время говоришь? И как тебе только не стыдно?

 — Как ты будешь выкручиваться, не ведаю. Но знай, что в ожидании твоего визита или приглашения прокрасться к тебе, я спать не буду... А вот бродить по коридору в поисках приключений — это, пожалуй, так и будет.

 — Но Мария Александровна, вроде бы, не против?..

 — Кто тебе сказал? Я ничего определённого из её уст не слышал. Попробуй выяснить её мнение. Насколько я её знаю, она, при всём её расположении ко мне, навряд ли согласится забежать к нам...

30. 3 — визит к госпоже Самариной

Между тем дождик, едва начавшись, прекратился, и нижняя терраса опустела: все опять вышли подышать свежим воздухом. Правда, щебечущие девицы уже без малышей. Около клумбы меня снова хватают Вера, Оля и Ксеня:

 — Что нового?

 — Ничего, — отвечаю я. — Ваши мамаши устроили за мной настоящую охоту. Я уже больше не могу и иду спать. А вы, если у вас ещё есть силёнки, устройте так, чтобы они, очертя голову, до утра продолжили эту охоту, но уже не только на меня, но и на вас. Пусть побегают и понервничают, когда увидят, что одна из вас вдруг пропала куда-то на целый час, затем её сменяет другая, потом третья. И меня нигде нет!

 — А где же ты будешь спать? — интересуется Ксеня. — Отчего бы той из нас, которая будет прятаться, не провести этот час с тобой?

 — Если тебя вдруг обнаружат где-нибудь, но одну, то ограничатся руганью, а в душе будут рады, что ты не со мною. Поэтому мне сегодня следует быть недоступным для всех. Так лучше. Надо думать о будущем. Когда-нибудь они должны же потерять бдительность. Вот тогда-то мы и возьмём своё.

Я оставляю их и, скрывшись в наступившей уже темноте, направляюсь к госпоже Карповой:

 — Вот я и пришёл, как обещал.

 — Если ты и вправду хочешь поспать, то поднимайся наверх и укладывайся, пока тебя никто не видит. Я бы охотно последовала за тобой, но надо подождать племянников. Куда ты их послал?

 — Пусть сами расскажут. А я, пожалуй, пойду вздремну.

Поднимаюсь наверх, скидываю с себя одёжку, падаю на кровать и тут же засыпаю. А просыпаюсь, почувствовав, как меня обнимают и целуют.

 — Как поспалось, Сашенька?

 — Это вы, Анна Борисовна?

 — Она самая!

 — Сколько же времени?

 — Уже за полночь.

 — Ой, мне надо бежать! — вскрикиваю я, прерывая её объятия и выскакивая из постели.

 — Куда? Тебя там кто-то ждёт?

 — Не то слово, Анна Борисовна. Там сейчас завяжется такая интрига, что просто грех не оказаться в её центре.

 — Расскажешь? Ведь ты же хотел, вроде бы, под утро нанести мне визит.

 — Да, чтобы преклонить голову к подушке. Но у себя в кровати мне это сделать навряд ли удастся.

 — Что ж, буду ждать. Причём с нетерпением. Боюсь, что не засну сегодня в одиночестве.

 — А вы, чтобы не скучать, пригласите к себе в постель своих племянничков. Вы их так навострили следить за мною, что они, войдя во вкус, стали следить за вами. И мало того, делиться этим с девочками, живущими внизу.

 — Что ты такое говоришь?

 — Что слышал от них самих, — говорю я, заканчивая одеваться. — Поспрашивайте-ка их. И пусть вам покажут, чему научились с этими девочками... Мне лично удалось понаблюдать за ними. Прелестное зрелище!

С этими словами я покидаю госпожу Карпову, спускаюсь по лестнице и бегу к главному зданию. На верхней террасе виден свет. Неужели всё ещё играют? Взбегаю по ступенькам, открываю дверь и сталкиваюсь с госпожой Ульман.

 — Саша, ты? Где тебя носит? Тут все тебя обыскались.

 — Значит, искали? — говорю я, прижимая её к себе и целуя.

 — Ещё как! — отвечает она, осторожно стараясь разжать мои объятия. — Твоя мама просила, как только ты появишься, зайти к ней.

 — А к вам потом можно будет забежать?

 — Зачем? Всё никак не угомонишься?

 — Наоборот. Страшно утомился и валюсь с ног от усталости.

 — Так и отправляйся спать!

 — Пытался, но сон не идёт ко мне.

 — Отчего же?

 — Разные мысли одолевают. Вот и хотел бы поделиться ими с вами.

 — А почему не с мамой?

 — Думаю, что ей сейчас не до меня.

 — Зачем же она просила заглянуть к ней?

 — Кто ж знает? Ну да ладно, пойду схожу. А потом всё-таки можно заглянуть к вам?

 — Зачем?

 — Чтобы исповедаться. Для начала.

 — Ты сможешь найти меня здесь.

 — Вы не идёте спать?

 — Не иду, пока все не разошлись.

И она кивает головой наверх.

 — Сочувствую вам, Мария Александровна, вам тоже сегодня досталось.

И, пользуясь случаем, снова обнимаю и целую её. На сей раз она не отклоняется от этой ласки. Но едва моя длань опускается ей на грудь, как она упирается в меня ладонями и мягко, но непреклонно снимает со своих плеч мои руки.

 — Иди, тебя ждут.

 — Вот было бы здорово, если бы меня ждали не только там, наверху, но и здесь, — говорю я и удаляюсь.

Поднявшись на второй этаж, останавливаюсь перед комнатой маман в раздумье: войти или заглянуть раньше на террасу, чтобы посмотреть, есть ли там кто из прочих дам. И пока я стою так, словно Буриданов осёл, дверь оттуда открывается, кто-то (я не успеваю заметить, кто) входит в коридор и тут же натыкается на меня.

 — Бог ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх