Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 2 из 10

В такт ее стонам зазвучали шлепки. Пот тек в три ручья. Наши охваченные страстью тела были мокрые, словно из ведра окатили. Дашка усердно работала рукой, в которой сжимала фаллоимитатор. Казалось, она сама себя так хотела, что неловким движением порвет собственное влагалище. Вот-вот и ее отверстия, которые переживали наистрастнейшую еблю, сейчас задымятся. К тому же, к моей головке приливало сладкое ощущение предстоящего оргазма. Я целовал ее голени, ее ступни. Покусывал ее лодыжки. Я хотел ее всю. Всю без остатка.

Дашка накатами издавала последние смачные стоны, знаменовавшие кульминацию нашей оргии. Она уже захлебывалась собственными криками и охами. Движения замедлялись, пальцы впились в соски. Фаллоимитатор зашел в нее чуть ли не по основание. С другой стороны, в миллиметрах от оргазма находился я. Вдруг выгнула спину в блаженной муке Дашка. За ней подался вперед в финальном выпаде я. Меня накрыло наиприятнейшее чувство оргазма, затмевая все вокруг. Я замер, наполняя спермой еще один презерватив, который, наверняка, переполнившись, порвется и оставит все содержимое в ее анусе. Замер весь мир. Глубоко в моем сознании раздался победный гонг. И все окружение поплыло в тумане. Я добился своего — я взял ее, как и хотел — безжалостно и неоднократно...

***

В этот момент, пока мы замерли в последней позе: я стоял на коленях, руками поддерживая ее ягодицы, а она свисала вниз, одной рукой сжимая собственный сосок, а другой — основание резинового члена. В этот момент меня окутало пеленой ностальгии. Я вспомнил то утро, когда я проснулся в родительской комнате. Было рано. За дверью происходила некая движуха. Все что-то таскали, суетились. Тогда-то до меня дошло, что случилось.

Я натянул джинсы и выскользнул за дверь: как я и полагал, наши гостьи собирались к отъезду. Мы мимолетно встретились с Алиной взглядами. Ничего не обещающими, ни к чему не обязывающими. Просто так и должно было все закончиться. Она уезжает к своему Амуру, а я остаюсь здесь. Наспех позавтракав, мы отправились в аэропорт. В машине между нами села ее мама, а потому ни перешепнуться, ни перекинуться взглядами мы не могли. Все складывалось против нас. Единственное, что я хотел тогда, так это хотя бы объясниться. Шанс у меня предстал лишь в аэропорту, когда она подошла ко мне на прощание. Передо мной стояла все та же картина, где мы лежим вдвоем в постели и ласкаемся. Уверен, перед ней — тоже. Настал черед для прощальных ничего не значащих объятий. А потом она улетела. Я успел уловить нотку грусти и досады в ее глазах, но предпринимать что-либо было бессмысленно. Так мы с ней и распрощались после всего того, что между нами было.

Вернувшись домой, я решил, что долго переживать и плакаться в подушку — это девчонкам. Я же буду разбираться с грустью по-мужски: взял сотовый, набрал дежурную попку и со словами «Готовь резину, я иду!» отправился в атаку.

Дашка, помнится, орала так, словно я только-только лишал ее девственности — на момент я даже растерялся (ну мы ведь знаем, что у Дашки девственности от родясь, казалось, не было). Да и я в тот день был на высоте. Едва не порвал ее. Вот только, раз за разом насаживая ее ягодки на свой конец, я думал о той, что улетела тем утром домой. Утешая себя, я повторял, мол, она еще юная, практически ребенок, но сердцу, как говорится, не прикажешь.

Вымотав как надо Дашку, я развалился на холодном полу и задумался. Дашка валялась рядом. Ее, в очередной раз поменявшие цвет, волосы прилипли к потному телу. Где-то на ляжках и ягодицах еще оставались капли спермы — сама виновата, не успела подготовить необходимое количество. Беспокойно дыша, она глядела на меня и тоже что-то кумекала. Я окинул деваху взглядом: да уж, это просто кладезь для секс-фантазий. Есть ведь девушки привлекательные, красивые, а есть вот такие — сексуальные. И пусть они будут редкостными блядями, ты не сможешь устоять, когда она, обнажая часть своего тела, зовет тебя в свои объятия. И будь ты верным, как собака, рефлекс Павлова возьмет свое. Дашка была именно сексуальная. Охренительно аппетитные ягодицы, за которые хочется хвататься снова и снова, долбя ее отверстия. Аккуратная — пусть и переебанная — киска, которая манит тебя, поскольку вожделеет быть объектом твоего сексуального внимания. Шикарная соблазнительная грудь, которую показывают разве что в легком порно. И кайф лежать рядом с такой телкой, да еще и после добротных таких скачек, просто неописуем.

И пусть ты готов снова и снова возвращаться к ее достопримечательностям, время от времени она надоедает.

Я ушел, когда она уже крепко спала. Все-таки секс сильно выматывает. На улице стоял вечер — самый пик заката. Передо мной стоял выбор: отправиться к друзьям, напиться до беспамятства и очнуться неизвестно где или же наведаться к еще одной хорошей знакомой, которая подарила мне достаточно приятных минут, чтобы к ней вернуться. И там, и там, конечно же, все могло закончиться сексом: друзья могут отказаться от поиска новых знакомых, а Насти может просто не оказаться дома, или же она может быть занята. Выбор предстоял тяжелый. Однако все решилось само собой.

Иду я, значит, вдоль домов и вижу однокурсницу. Ту самую Катю с вечеринки. Она как раз возвращалась из магазина с огромными пакетами. В тот момент я даже и не прикидывал себе ничего такого. Просто захотел поздороваться и помочь ей справиться с ношей.

 — Ну, здравствуй, красавица! — подал я голос, когда она была метрах в десяти от меня.

Катька вздрогнула и обернулась. Разглядев меня, улыбнулась:

 — Ой! Привет. Как дела? — она всегда мне нравилась своей отзывчивостью.

Я ответил, мол, нормально. Она тоже была в норме. Обменялись дешевыми фразами. Я предложил ей помощь. Она кивнула и с благодарным видом всучила свою обузу. Мы поднялись на ее треклятый пятый этаж — можете догадаться, лифта у нее в помине не было. По пути продолжали болтать о том, о сем. Шли мы с ней бок о бок, а потому, как бы мне ни хотелось полюбоваться на ее фигурку, это было невозможно. И все же я успел подметить, что на ней был топик и джинсы в обтяжку. Добравшись до ее двери, я отступил назад, пропуская ее вперед. Вот тут-то я оторвался. Пока она скрипела ключами в дверном замке, я в наглую уставился на ее худые бедра. Благо, что она подобрала подходящие джинсы. Они обхватили ее округлости, выделяя их на всем остальном фоне. Ее темные кучерявые волосы спадали с плеч. Сквозь топик проступали выпуклости бюстгалтера. Кажется, я еще недавно успел натрахаться вдоволь, а все равно в штанах бурлило шевеление. Вдруг она отпрянула, отворяя дверь:

 — Проходи! — пропустила Катя меня.

Я зашел в квартиру. Теперь-то мой испохабленный мозг работал лишь в одном русле — в русле секса. Я опустил пакеты на столик. Обернулся: Катя закрыла за собой дверь и врезалась в меня. Прихожая была у них чрезвычайно тесная. Она была девчонка веселая, а потому лекарством от всяческих неловкостей у нее был заразительный смех. Мы потерлись в прихожке, пока снимали обувь. Она потянулась вперед, тесно прильнув ко мне. Мои руки машинально легли на ее талию: из соображений хрупкости женского пола. Наши тела соприкоснулись: на фоне меня она казалась совсем крохотной. Катя снова улыбнулась. Я наклонил голову, ловя ее дыхание. От нее веяло каким-то ароматом. Горячее дыхание согревало мне грудь, возбуждало мою похоть. Промелькнула искорка. Химия. Я прижал ее к себе и поцеловал. Она обхватила руками мою шею и повисла на мне. Мои ладони спали с ее талии и схватили за ягодицы. Голодные пальцы сжали ягодки в железный хват. Зубы прикусили ее губу. Она якобы возмутилась и попыталась отпрянуть. Я повалил на нее. Прижал к стенке. Сорвал с нее топик, стянул с плеч лямки лифчика, оттянул вниз чашечки. Едва мои губы и язык коснулись ее сосков, она застонала, положила аккуратно ручки мне на спину. Тем временем мои пальцы расстегнули пуговицу на ее джинсах. Рука тут же ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх