Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 5 из 10

разговор. Да что уж говорить: он и двух слов связать-то не мог, ведь все мысли были далеко от умного. Критически низменные. Исключительно пошлые.

 — Я хочу тебя! — вдруг произнесли мои губы. Карина, казалось, мгновенно протрезвела, подняла глаза на меня. Однако, когда я поцеловал ее, она не стала противиться. Мои шаловливые руки тут же оккупировали все ее эрогенные зоны. Да так властно, что она, подобно жертве, капитулировала в мои объятия.

Ее руки сорвали с меня рубашку. Я расстегнул ее бюстгалтер. Она ослабила мой ремень и вытащила агрегат на волю. Я ласкал языком ее соски, а рукой забрался в трусики. Выбритый лобок был на месте. Мягкие ткани встретили меня приветливо. Через пару минут ее трусики валялись на полу, рядом с остальным гардеробом. Карина, раздвинув ноги, лежала на диване. Пальцами она щипала собственные соски. От возбуждения она часто дышала. Я нежно гладил ее половые губы, как бы случайно задевая клитор. Ее таз елозил на диване. Киска умоляла грубо в нее войти, но я выжидал. Карина закрыла глаза, наслаждаясь тактильно. Тогда я решил окончательно свести ее с ума.

Нежно коснулся губами ее коленки. Затем поцелуи покрыли ее бедра. Между тем, мои пальцы без остановки гладили ее киску. Губы спускались по внутренней стороне бедра. От нее веяло каким-то приятным запахом — скорее всего, некое интимное мыло. Наряду с ним сочилась ароматами ее вагина. Губки набухли. Цветок созрел — пора срывать плоды. Устроившись поудобнее, я жадно припал к ее киске. Карина простонала от внезапного блаженства. Она зажала бедрами мою голову. Напрягла все мышцы. Я думал, она кончит прямо здесь. Но нет, сделала она это исключительно от неожиданности. Ее голос вдруг стих, осталось лишь томное дыхание. На самом деле, она пыхтела, как паровоз. Я почувствовал, как напрягся мой конец. Головка налилась кровью, на стволе выступили вены. Жеребец желал оприходовать кобылку. А кобылка черпала вдохновение и начинала стонать на порядок уверенней. Да как стонать-то! С чувством, с толком, с расстановкой!

Я обхватил ее одну ногу рукой, пальцами второй забрался в ее лоно. Нежно раздвинул половые губы. Карина истекала, вожделела, не могла больше обуздывать инстинкт. Она схватила пальцами меня за волосы, а сама прокричала: «Возьми меня!». Мои зубы сомкнулись на ее клиторе — не так, конечно, что я старался отгрызть его, но все же какая-то искорка прошлась по ее бренному телу. Она захлебнулась воздухом. Ее сердце замерло, а таз начал покачиваться вверх-вниз. Тогда-то я понял: все, она готова.

Грубым хватом я взял ее за лодыжки и резко дернул на себя. Мой гонец вошел в нее, как нож в масло. Упругий конец с легкостью раздвинул полные желания губы, а Карина закричала от радости и неожиданности. Она обхватила мой таз ногами, не выпуская меня — не хотела больше мучаться, хотела скорее кончить. Я схватил ее за талию и принялся буравить, что было сил. Девчонка оказалась далеко не бревном в постели: она подмахивала мне с явным энтузиазмом. Да так рьяно, да так жадно. Ее ногти, словно бритва, прошлись по моей груди, оставляя красные царапины. Карина стонала на всю комнату. Да что там комната — все соседи, наверняка. слышали, как бурно веселится их, в некотором роде, знаменитость. Вполне вероятно, услышав ее в деле, многие кумиры накончали бы в штаны тот же час. А что там говорить про того придурка с сигаретой в зубах!

Наклонившись над партнершей, я уперся ступнями в подлокотник дивана и ускорил темп. Не смеха для стоит отметить, что при каждом проникновении в его эпицентре звучало некое бульканье. Разумеется, все поняли о чем идет речь! Или же все-таки не все поняли?... Так вот это бульканье учащалось, равно как и стоны неуемной Карины. Она вцепилась пальцами мне в плечи, в шею. Прогнула спину. Вдруг раскрыла в порыве страсти рот и смолкла. Ее безумные глаза скрылись за крашенными веками. Ее таз неподвижно повис над диваном. Я же продолжал въебывать! Кончики моих пальцев утонули в ее талии (наверняка, завтра останутся синяки). Истекая ручьями пота, я в конце концов понял, к чему все это. Утопив член в ее киске, я замер тоже. Карина перевела дух и, громко простонав, блаженно распласталась на диване.

Ее грудь часто вздымалась. Танцовщица не могла никак отдышаться. Упругий конец покинул ее вагину, продолжая торчком возвышаться над ее выбритым лобком. Карина вытерла со лба пот, убрала с лица липкие волосы. Ее соски стали снова мягкими. Девчонка вовсю наслаждалась оргазмом. Однако мне до него было еще далеко. Я перегнулся через Карину, с пола поднял бутылку виски и вплеснул в глотку остатки. Тряхнул головой — взбодрился! Карина продолжал безмятежно лежать. Открыла вдруг глаза и уставилась на мой розовую головку, таким же образом уставившуюся на нее. Тогда она залилась диким смехом. Ее щеки тут же залились краской. Она прятала свой взгляд. Мне отчего-то тоже стало смешно. Я лег рядом и потянулся к ней губами. Карина обхватила мои щеки ладонями — мы начали сосаться. Я неуклонно лапал ее тело: то за маленькую грудь, то положу руку на ее лобок, то начну теребить ее киску. Сознание же моей партнерши было далеко отсюда. Спиртное и ни с чем несравнимое послевкусие оргазма затуманили ее рассудок.

Между тем, мой жеребец просил еще. Он никак не желал ложиться спать голодным. Я перевернул Карину на живот и лег на нее сверху. Капли благородного пота на ее спине блестели не хуже масла. Я провел ладонями по ее плечам, принялся за массаж. Массаж смещался вниз. Карина же благодарно постанывала выше. Розовая головка устало плюхнулась на ее ягодицы. Мои руки спускались вдоль позвоночника в сторону поясницы. Она инстинктивно приподняла свой зад. Ну, все, надеюсь, поняли, что мой хер так же поднялся выше. Аппетитные округлости дразнили меня своей сексуальностью. Я ведь уже упоминал, что задница у Карины была просто охренительная! А теперь эта задница расположилась прямо передо мной. Вместе с ней — ее еще влажная киска. Я сунул руку туда и вновь взялся за стимуляцию ее полового органа. Ее соки размазывал равномерно по всему эрогенному пространству. Вискарь нещадно долбил по разуму. Карина не прекращала стонать. При чем, ее стоны снова возрождались. Думал: если буду продолжать так и дальше, Сашке придется уезжать домой в одиночку, а мне горбатиться до тех пор, пока эта сучка не заснет! А потому, впившись похотливыми пальцами в ее обалденную попку, я просунул ей меж булок.

Вместо томного стона, полного радости и благодати, я услышал крик неожиданности и громкого, но все же подавляемого возмущения. Видать, я попал не туда. Но кто мог теперь-то меня остановить, когда мой хер был в ней на половину длины. Ухватившись за ее бедра поудобнее, я принялся вгонять ей в анус. Карина заорала, как нетраханная кобыла. Она врезалась ногтями в обшивку дивана, кусала губы, мотала головой, но все это не могло унять моего жара. Не сбавляя темпа, я продолжал долбить ее в попку. Одной рукой дотянулся до ее волос и резко натянул поводья. Карина подовралась, я прижал ее к себе. Чувствовал, как сперма подступает — нужна была какая-то пара рывком. Я подался вперед, и наши изнуренные неодолимым желанием тела рухнули на диван. Раздвинув ноги пошире, я зажал ее бедра. Теперь она была полностью в моей власти. Перешел на второе дыхание и заработал поршнями. Загнанная в тупик, Карина закричала так девственно, так искренне. Это лишь пробуждало мой аппетит. Я напряг все мышцы, чтобы не сбиться с пути. Волна накатывала, оставалась пара движений. Я стиснул на ее плече зубы. Ее попка не была еще разработано, а потому фрикции были достаточно тугими. Я слышал, как учащенно она дышит. Ее чувства передавались мне. Понимал, как ей больно, но я не мог просто вынуть член в самый ответственный момент. Тогда я выгнулся, вгоняя член по самые яйца. Произошло долгожданное. Произошло неописуемое. Я отдернул таз назад, но не успел выйти прежде, чем фонтан спермы ударит из конца. Мое тело сковали конвульсии. Капли спермы затапливали ее анус, покрывали ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх