Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

  1. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 1
  2. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 2
  3. Невероятные похождения моих гениталий. Сезон 3

Страница: 9 из 10

голливудского фильма — плеер стоял на паузе. «Странно, что не порнуха!» — подумал я. Мятая простынь на ее кровати была вылитая та, на которой мы однажды резвились ночью. Мне стало несколько совестно за проделанное, но моя совесть имеет специфически непродолжительную длительность.

Я выглянул в окно: мир погрузился в безмолвие. Даже обитатели пятого этажа в противоположном доме (а они были и впрямь самыми буйными) выключили освещение и наслаждались тишиной. Ночь была такая спокойная, что настроение складывалось исключительно поэтическое. Я поднял глаза на звезды, на бескрайнее небо. Отчего-то поддался ностальгии: вспомнил свою бывшую, вспомнил Алину, вспомнил всех тех, за кем ухаживал, кого некогда любил. Это, конечно же. стоило того, но! Но ведь можно было не тратить времени на пустые слова и ничего не значащие подарки, а просто кидать палку направо и налево. Любовь, она прекрасна, спору нет, однако нынче не актуальна. Чувства, эмоции, созидание должны осуществляться только в такие ночи, как эта. Все остальное время неплохо тратить и на простой ничего не обязывающий трах. Как можно надеяться на верность, когда люди уже созданы обманщиками!

Я закрыл за собой дверь. Минутная озабоченность житейскими ценностями миновала. Потупив взор, я сделал пару шагов в сторону ванной, чтобы ополоснуть лицо: передо мной в махровом халатике стояла Ксеня. Она выходила из кухни, когда заметила меня. Полы халатика едва достигали ее коленок, а его ширина тесно обтягивала ее достояния. Большой бюст топорщился в мою сторону сквозь бежевую ткань. Ее волосы растекались волнами по спине: видимо, сидела-расчесывала. Глаза были слегка сонными, но мое появление ее явно разбудило. Она смотрела на меня оценивающе. Словно гадала, кто перед ней; чего от меня ждать. Я окинул ее взглядом: ее лицо, шею, плечи, груди, бедра и ножки. Она стояла босиком: на ногах алой краской сиял педикюр. Мне было интересно, о чем она думала в этот момент. Как она относится ко мне после той ночи. Вспоминает ли те минуты нашего тет-а-тета. Думает ли она о нас, когда занимается этим со своим парнем. Мне не хотелось, чтобы та непродолжительная сцена между нами оставила о себе дурные воспоминания.

Мы стояли в категорическом молчании. Ни я, ни она не осмеливались проронить ни слова. Не хватало смелости нарушить вечную тишину. А возможно, просто нечего было сказать. Вот что я мог сказать ей в тот момент: «Привет, телочка! Может повторим?». Или «Под твоим халатиком хватит места для моей палки?» А что могла сказать мне она?! Все-таки те интимные мгновения сковали нас прочней оков. После того, что между нами было, мы стали еще более чужими друг для друга, чем были прежде. Потому весь диалог происходил на визуальном уровне: мы смотрели друг другу в глаза и гадали, о чем думает собеседник.

Прошла минута. Ее взгляд немного изменился. Она больше не выглядела ошарашенной. Она пыталась заглянуть ко мне в душу. Краем глаза я подметил, как участилось ее дыхание, как вздымается ее роскошная грудь. Думаю, хватило бы одного прикосновения, чтобы ощутить, как бешено колотится сердце в ее груди. Ксеня бегала глазами: сцена доставляла ей неловкость. Она хотела провалиться сквозь землю и очутиться в собственной кроватке, накрыться одеялом и почувствовать себя защищенной. Вот только, гадал я, хочет ли она оказаться там одна или же с «телогрейкой». Мы в первый раз с той ночи были наедине столь долго. Это не могло не навеять соответствующие мысли. Воспоминания. Уверен, что ее мысли были там же, где и мои — в кровати за этой дверью. Я уловил, как Ксеня провела язычком по губам — конфуз делал свое дело. Ее ноздри раздувались, поскольку заведенный маятник требовал больше кислорода, иначе механизм перегорит. Ты, мой проницательный читатель, наверняка, понял, какой механизм норовил перегореть, где именно у нее пылал пожар. Чем дольше мы стояли, тем невыносимее становилось. Ноги немели, а, может, просто звали нас в путь. Ксеня подняла взгляд: что-то в нем переменилось. Я не знал, что именно, но ошибка была маловероятна. Я бросился к ней.

Подхватив ее за талию, я впился в ее губы. Ксеня разделила мои чувства: она обвила руками мою шею и прильнула ко мне. Под силой тяготения мы ворвались в кухню и протаранили обеденный стол. Мои голодные руки ощущали тепло ее тела сквозь халат. Одной рукой я обнял ее за плечи, другой — полез вниз. Едва моя ладонь оказалась на ее попке, Ксеня перекинула одну свою ножку через мое бедро. Полы халата сползли и моему взору открылась ее загорелая кожа. Ничто меня так не возбуждало, как женская обнаженная кожа. Есть в этом что-то. Мои пальцы смяли ее мягкую плоть. Я чувствовал, как Ксеня прерывисто вздохнула. Passionrulesthegame. Страсть пронизывало ее тело. Она еще сильнее расставила ноги, опираясь копчиком на крышку стола. Моя рука соскользнула на нагой участок ее ножки — тепло ее кожи передалось мне. Я ощущал себя вампиром, высасывающим жизненную силу жертвы. Ксеня прижалась ко мне лобком. Я представил себе, как влажно стало у нее в трусиках. Сексуальный вампир, проснувшийся внутри меня, желал испить ее до дна. Рука забралась под халат, где томились ее пылающие пламенем ягодицы. Пальцы нащупали мягкое белье, стремились туда, где сочилась ее киска.

Вторая рука спустилась к ее попке, я приподнял ее и посадил на стол. В разные стороны полетели столовые приборы. Я распахнул ее халат, и, освободившиеся от оков, ее груди вылетели наружу. Окружности сосков набухли, еще чуть-чуть и лопнут. Они глядели на меня умоляюще. Я не мог им отказать: повалив Ксеню на стол, я жадно припал к ним, лаская каждый по очереди. Рукой полностью освободил ее от одеяния, Ксеню вновь предстала предо мной в абсолютной наготе. Пока одна рука продолжала стимулировать ее киску, поглаживая и пощупывая ее, второй я обхватил ее роскошную грудь, придерживая (чтобы не убежала). Ксеня нежно уперлась ладонями в мои плечи, ласкова и похотливо шепча: «Может, не надо!» Но я чувствовал, что похоти в ее голосе было больше, чем возражения. Ее сердечко билось очень часто: вожделение накрыло ее с головой. Продолжая в том же репертуаре, я укусил ее сосок. Укусил больно, но боль тут же сменилась приятным послевкусием. Ксеня застонала. Ее ноги автоматически разъезжались шире. Влагалище просило, заклинало меня перейти к нему. Я отточенным движением расстегнул ширинку и вызволил воина. Оттянул резинку ее трусиков в сторону. Видать, для подобных изощрений они не были задуманы, поскольку резинка лопнула, обнажив ее сакральную зону. В этот момент Ксеня встрепенулась, якобы хотела запротестовать, оттолкнуть меня. Я провел пальцами по ее половым губам — они раскрылись, словно двери, предлагая мне войти. Я зажал двумя пальцами ее клитор и ввел их в отверстие. Ксеня протяжно простонала, с немой мольбой в глазах. Пальцы вернулись на исходную — на территорию ее небритого лобка. Мелкие волоски встали дыбом от предстоящего приключения. Я снова сомкнул челюсти на ее соске и, раздвинув пальцами ее половые губы, резким движением вогнал жеребца в стойло.

Ксеня жалобно простонала. Ее пальчики сжались в кулачках. Она стиснула зубы и закрыла глаза. Схватив обеими руками ее за бедра, я натянул ее снова. На этот раз член вошел глубже, смачнее. Только тогда Ксеня открыла глаза и уперлась в мою грудь:

 — Не надо!

Она смотрела на меня измученным взглядом: она хотела, но не могла себе позволить так предать своего возлюбленного. И пускай мой член вошел в нее на всю длину, Ксеня пыталась остановить это безумие, остаться в том статусе, в котором мы замерли. Я поднес ладонь к ее щеке и нежно погладил. Пальцы зарылись в ее волосы, коснулись мочки ее уха. Я подтянул ее губы к себе и поцеловал. Ствол члена покинул ее влагалище, но головка осталась внутри. Ее губы ответили мне болезненной взаимностью — ей было трудно признать, что она хотела этого не меньше меня. Тогда я вновь вогнал ей между ног. С ее влажных губ слетел крик. Она стонала и молила меня остановиться. Ксеня обхватила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх