Пансионат

  1. Пансионат
  2. Пансионат. Часть 2
  3. Пансионат. Часть 3

Страница: 2 из 5

костюмы, санитарно-гигиенические принадлежности и пошли вниз, во двор. Но, оказалось, что спать они будут обнажённые, дабы закалять здоровье. Им дали какие-то таблетки, сказав, что это общеукрепляющее, отобрали одежду и открыли сарай. На улице было прохладно, в сарае немного теплей, но всё же не так, как под одеялом. Прозвучал гудок отбоя. Девочки полезли на сеновал. Место для сна было застелено большим куском ткани, не пропускающим сено сквозь себя, так что лежать было не колко. Но прохладно. Когда девчонки улеглись, то стало немного теплей, практически комфортно. Правда, заснуть всё равно не получалось.

Киса и Бабочка оказались между Заей и Белкой. Девочки молчали. На ум не шли никакие слова. Более закалённая Лиса скоро засопела, несмотря на то, что лежала с краю, и её согревала сзади только одна девочка. Наоборот, от неё жар шёл, как от печки. Поэтому пригревшаяся Зая тоже вскоре уснула. Во сне она обхватила Лису и прижалась к ней в позу ложки. Глядя на это, и чувствуя идущее от этой пары тепло, Киса, лежащая рядом с Заей, тоже прижалась к ним и согрелась.

Бабочка же и Белка, никак не могли в достаточной мере согреться, чтобы заснуть. Поэтому они тихо шептались, пригнувшись, друг к другу, их тёплое дыхание овевало лица. Они разговаривали обо всём, о школах, об их городах, друзьях, подругах. И постепенно они всё больше нравились друг другу. Их губы были в миллиметровой близости друг от друга, практически касаясь. И они сами не заметили, как действительно стали касаться друг друга, сначала прикосновения были только от движения губ при шепоте, а затем эти касания стали похожи на короткие поцелуи, пока действительно не переросли в настоящие. Руки, как бы стараясь согреться, стали гладить тела подруг, они ласкательными движениями касались спин, грудей, Белка даже спустилась ниже, её руки начали оглаживать попку Бабочки, отчего та вздрогнула, и тихий-тихий стон вырвался из её губ, который тотчас же был заглушён ртом подружки. Их языки завели свой разговор. А руки вели свой — Бабочка коснулась груди подруги, её пальчики погладили соски грудей Белки, которые сейчас же встопорщились навстречу своим визави. Странное дело, девчонки напрочь лишились чувства холода, наоборот, от их тел теперь так и веяло теплом, отчего остальные девочки немного расслабились.

Девчонки осмелели. Видя, что остальные уснули крепко, Белка и Бабочка поменяли позу. Теперь Белка легла сверху Бабочки и стала покрывать поцелуями кожу подруги. Кожа немедленно встопорщилась мириадом крохотных волосиков, покрывавших тело Бабочки. Мягкие волосы Белки ласкали тело подруги, Бабочка почувствовала, что словно уносится куда-то по волнам, они качают её, откуда-то появившееся солнце светило ей прямо в глаза, но это не было больно, только от этого стало почему-то очень горячо в низу живота, мягкие волны касались там самого сокровенного, и с каждым касанием волны уносили её всё дальше и дальше... Пока Бабочка не утонула в этих мягких волнах, обжигающих всё нутро, и от этой обжигающей сладости стало невыносимо приятно, так что тихий вскрик-вздох вырвался изо рта девушки, и был тут же заглушён рукой Белки, которая целовала подругу между ног.

Бабочка отходила от полученного ею в первый раз в жизни оргазма не от собственной руки сравнительно недолго. И сразу же увидела, как смотрит на неё Белка.

 — Белочка, милая, я люблю тебя, — выдохнула Бабочка, погладив рукой по щеке подругу.

 — Бабочка, подруженька моя, я тоже тебя люблю!

 — Белк, а Белк, а ты хочешь так же? — озорно спросила Бабочка.

Та даже задохнулась от предвкушения и только кивнула счастливо головой.

Бабочка, недолго думая, опрокинула подругу на спину и сразу ринулась вниз. Подружка вся текла, даже на ткани оставались мокрые следы. Приятный запах молодого тела наполнял ноздри Бабочки. Она немного помедлила, вдыхая этот невыразимо приятных запах, а затем приникла ртом к губам Белки. Та вздрогнула, тут же сунув себе в рот ладонь, чтобы не закричать от восторга. Язык подруги дарил невыносимое блаженство, огненные волны качали Белку, как маленькую лодочку в бескрайнем океане, унося её к берегам любви. Язык проникал всё глубже, он жалил всё быстрее, и вот Белка замычала от сладкой боли наслаждения...

Утро наступило неожиданно. Вставшее солнце осветило приятную глазу картину сквозь щели стен сарая — пять девочек невыразимо красивой внешности лежали вповалку на сеновале. Трое обнялись друг с другом, двое — вместе. Где-то далеко пропели петухи. Тут же в сарай вошла Мадам и громко сказала:

 — Подъём!!! — девочки сонно заворочались. Только Лиса, как солдат подскочила и сразу спрыгнула с невысокого помоста сеновала.

 — Встаём, встаём, девчонки!

Нехотя девочки встали со своего ложа. Зая и Киса сползли первыми, за ними — Белка и Бабочка.

 — Так, лежебоки, это первый и последний раз, когда я лично прихожу за вами. Все последующие дни вы сами будете вставать с петухами и выходить во двор на построение. Ясно?

Девчонки нестройными голосами ответили, что, да, ясно.

 — Нет, так дело не пойдёт! Отвечать чётче, хором!

 — Ясно! — Вместе крикнули девочки.

 — Уже лучше. А сейчас водные процедуры, бегом марш! Так стоп, оденьте вот это.

И мадам, на которой были, как потом и на девочках, на теле только две наклейки на соски и короткая наклейка на промежность, которая закрывала только лоно, пропустила вперёд, на выход из сарая, девочек. Выйдя за ними сама, закрыла дверь сарая и побежала, огибая дом с правой стороны. Обогнув дом, все увидели вдали гладь воды, которая весело сверкала под уже вставшим высоко солнцем. Девчонки, завизжав, ринулись к воде. Мадам тоже не отставала, вернее, она то, как раз и бежала первая. Первая же и прыгнула с мостков в воду, не вызвав почти ни единого брызга. Девчонки, как горох посыпали в воду. Все они умели плавать, это было одним из обязательных условий попадания в пансионат Мадам. Причём уровнем не менее кандидатского, что специально оговаривалось в контракте.

Вода была, мягко сказать, прохладной, но девчонки как будто не почувствовали этого. Двигаясь в воде, они не замерзали. Мадам превратилась как будто в их сверстницу, тоже, как они, брызгалась, ныряла, плавала с девчонками наперегонки.

Так пролетело полчаса. После этого, с помощью специального раствора они сняли наклейки и побежали в дом. Как сказала мадам, на тренировки. Их привели в специальный зал, который был похож на Центр управления чем-нибудь и на спортзал одновременно. Там были пульты с мониторами, тренажёры, какие-то ложа с проводами и шлемами. Потом девчонки поймут их назначение. Ведь это были тренажёры последнего, которое ещё даже не поступило в продажу, поколения. Их уложили на ложа, опутали проводами и заставили выполнять комплекс упражнений. Затем надевали шлемы и тоже заставляли. Как потом объяснила Мадам, эти тренажёры позволяли за год добиться таких результатов, какие нормальные тренажёры позволяют добиться за пять. Причём без значительного увеличения мышечной массы. Эти аппараты каким-то образом повышали мышечную отдачу, в идеале, позволяя добиться отдачи мышц, как у кошек.

Потянулись дни, похожие друг на друга и не похожие. Их тренировали днём на тренажёрах, обучали с помощью виртуальной реальности премудростям рукопашного боя, девчонки учились тонкостям этикета, в-общем грузили их по полной программе. Ещё, в программу обязательных тренировок входил и футбол. Он помогал развивать мышцы ног, резкость, выносливость, реакцию. Обычно играли пять девочек против команды садовников и тренеров, которых было всего трое. Причём вратарь был играющим. Через год после начала обучения и тренировок, Мадам сообщила девочкам, что договорилась о товарищеской встрече с женской футбольной командой соседнего городка....  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх