Как моя строгая роскошная начальница западает только на черных. Глава 2

  1. Как моя строгая роскошная начальница западает только на черных. Глава 1.
  2. Как моя строгая роскошная начальница западает только на черных. Глава 2

Страница: 1 из 3

Я сидел в буфете и пил холодное баночное пиво. Хотелось напиться и все забыть, но водка не продавалась. Неожиданно из за спины ко мне подошла Анастасия Михайловна. Встав смирно по привычке я уставился на нее, чувствуя что люблю эту светловолосую женщину и прекраснее ее быть не может. Она сделала жест рукой садиться и сама заняла стул рядом.
«Ну как тебе моя речь?»
Кивая пытался улыбаться, сказав, что все в зале подержали громкими аплодисментами инновации нашего института. Я смотрел на нее. Передо мной сидела роскошная зрелая женщина, сочетавшая элегантный стиль одежды с шикарным в объемах телом: пиджак был снят, блузка скрипела рядом пуговиц от внушительного стоящего шарами бюста навроде двух волейбольных мячей под одеждой. Её стальной маникюр перебирал бумаги доклада, голова чуть в уклоне, взгляд сосредоточенный деловой. Сейчас это истинная заведующая нашей кафедрой непреступная серьезная Анастасия Михайловна, а вчера ночью она была стонущая потасканная блядь под двумя залетными неграми! От этой мысли у меня начинал вставать и с болью упираться в ширинку.

«Значит так, мне завтра еще два доклада зачитывать. Тебе придется подобрать выдержки из книг, которые я написала в списке. Я его где то растеряла, поэтому получишь новый» — рабочим тоном приказывала она.
Презрение прошло. Я опять смотрел на нее как на кумир. Мои руки похолодели, голова гудела, может я был пьяный, но я выдавил из себя — «Анастасия Михайловна, я вас люблю несколько лет, как устроился на работу».
Она подняла брови и посмотрела на меня с явным пренебрежением в глазах. Даже губы задрались в ухмылке. Проклиная себя за ошибку, я знал наперед кто я для нее. Никчемный бесперспективный молодой тощий подчиненный. К тому же я был белый с маленьким хуем, а ее бабские аппетиты утоляют только заезжие черные жеребцы. Я был жалок.
Анастасия Михайловна сложила ладони на бумагах и тяжело вздохнув необъятной грудью, приняла мое признание как ненужное для нее. Пренебрежение сошло, остались холодные слова видимо частые для таких дураков навроде меня — «Будем считать, что это только восхищение моей преподавательской деятельностью».
«Да...»
«Ну вот и хорошо. Значит список я новый подготовлю в него войдет...»
«Нет, я вас люблю и на все готов. Я буду вас любить всю жизнь, вы увидите что я нежный» — я сам замолчал, вспомнив прошлую ночь, когда она довольно кончала от грубой групповухи, где ее пользовали как последнюю шалаву здоровыми хуями прямо в роскошный зад. Ей нежности были не нужны. Любовь тоже. Только сучий трах в два шланга.

Сперва Анастасия Михайловна переменилась в лице. Я знал, когда она сердится. Но потом посмотрела с необычным усталым чувством и сказала — «Ну вот и ты туда же. Мой отец все уши прожужжал, теперь еще вдалеке от него опять эта тема?».
«Я не хотел вас расстраивать. А что за тема?»
Она похоже забыла про работу и начала откровенный разговор. Конечно, я был пустышкой для нее, одно ее слово и наш ректор ее отец уволит меня с такой рекомендацией после которой никогда не найдешь работы.
«Разве про меня на кафедре не судачат? Все вы за глаза шепчетесь, что я фригидна или еще что выдумываете. В моем возрасте обручального кольца не носить лишний повод перемыть кости начальству».
Мне правда хмель ударил в голову от того, что я ничего не ел с вчерашнего дня и выпил литр крепкого пива. Я со злостью сказал — «Они меня бесят. Они про вас говорят всякую гадость, а вы самая хорошая».
«Кто? Давай по именам и не вздумай отнекиваться» — женщина напротив хотела мести. От ее приказного тона я не устоял и выложил фамилии всех сослуживец с кафедры. Анастасия Михайловна удовлетворенно ухмыльнулась. У меня были противные эмоции стучащего на товарищей начальству, но ощущалась радость угождать своей любимой. Потом мы разговариваем за одним столом! Раньше я такого не мог себе позволить. Я всегда буду делать, что скажет эта прекрасная женщина, я ее обожаю без памяти! Много мне не надо, только ее улыбка. Я люблю ее. Не помня себя, я признался ей в полной готовности помогать, как только могу. Она может рассчитывать на меня в любое время суток. Ее глаза заблестели чем-то новым, глядя на меня. Она смотрела без рабочей прохлады от таких рабских откровений. Но быстро ей это стало надоедать. Что-то вспомнив, Анастасия Михайловна посмотрела на часы и сказала, чтоб я зашел к ней в номер ближе к шести за списком книг.
Так я остался один. От волнения дрожали пальцы. В голове как будто было две Анастасии Михайловны. Одна была неземная идеальная любимая красавица, ради которой я был готов предать любого. Вторая была блять в сперме с растрепанными волосами и порванными чулками.

Протрезвев я стоял возле двери номера. До этого сменил рубашку, снова принял душ и побрился. Хотел понравиться ей. Пусть она меня заметит, я ее по-настоящему люблю. Никто ее так не обожает. Она увидит это рано или поздно и станет ценить. Я покажу нежность, она ей еще понравится. Я прощаю ее за секс с этими черными гориллами. Ее можно понять, она нормальная зрелая баба, ей хотелось внимания, а со знакомыми она не могла. Она боится за свою репутацию в институте, у нее серьезная должность. Это для нее был просто отдых. Я покажу свою любовь, она меня полюбит, мы поженимся, и никто больше не будет обсуждать ее за спиной.
Но до одиннадцати пятнадцати никто не открывал. Прислонившись у стены, я репетировал речь. Не буду напирать, просто еще раз намекну, что мои чувства для нее всегда готовы.
Из за угла в коридоре вышла группа людей. В центре шла моя Анастасия Михайловна в синем вечернем платье, а вокруг было шесть здоровых негров. Лет, где то пятьдесят-сорок. Все смеялись и громко хохотали. Двое нагло держали руки на ее талии по обе стороны.
«Ты? Что нужно?» — попыталась вспомнить женщина от которой пахло духами и спиртным. Остальные тоже были захмелевшими.
«Кто это? Твой сосунок?» — больно ткнул в меня палец двухметровый негр с бритой головой. Его желтые глаза подмигнули Анастасии Михайловне.

Когда я сказал, что пришел за списком, она занято обронила — «Завтра в фойе встретимся. Там поговорим, у меня сейчас много дел с коллегами». Негры загоготали от нескрываемого возбуждения, что у них сегодня очень много разных дел до утра. Они всей группой втиснулись в дверь ее номера, которая плотно закрылась. Быстро забежав к себе, я прислонился к стенке и начал слушать, что происходит у Анастасии Михайловны. Там слышался не разборчивый смех мужчин. Моя фантазия представляла гадкие картины. Я презирал себя, злился на себя, что надеялся на что то, а она и не думала прекращать свои загулы с черными у которых шланги по колени. Было жарко. Я начал пить принесенное вино, которое могло понадобиться в нашей беседе, если бы она согласилась принять мою любовь.
Сам не знаю как, все было, как в тумане и я этого не помню, но я перелез через балкон и оказался в ее номере. Кружилась голова и от страха подташнивало, но я стоял в зале среди нагло развалившихся негров и своей начальницы посередине. В свете люстры она была божественной! Густые белоснежные волосы стянуты в шар с двумя освобожденными длинными волнистыми прядями для прямого пробора на челке, вечернее синее тонкое платье с открытыми плечами и руками, пара высоких разрезов на юбке, массивная грудь натягивает его спереди, а круглые бедра распирают по бокам, чулки в сеточку, стальной педикюр под босоножками на высоком каблуке, тонкая золотая цепочка на лодыжке. Глаза густо подчеркнуты черной тушью, пухлые губы блестят от розовой помады.

Меня развезло и я стал признаваться ей в любви, тыкать пальцами на нахально смеющихся негров, что они ее недостойны, что я готов жениться на ней. Высказавшись я замолчал. Я ждал ее ответа.
Раздался грудной зрелый бабий хохот. Моя любимая откровенно смеялась над моей любовью. Она тоже была пьяная и вызывающе сказала правду которую я боялся услышать — «Кому ты нужен? У меня таких только свистни! Я своему папе скажу, он мне таких женихов приведет... ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх