Выходные

Страница: 1 из 2

Было жаркое солнечное утро. Я проснулась около 9 часов от того, что Дима нежно гладил мое раздетое тело, укрытое тонким легким одеялом. Я все еще лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь тем, как руки любимого скользили по моей гладкой коже. Мы уже год состоим в браке и знаем друг о друге все, что только можно знать. У нас хорошая квартира в пригороде Питера, работа, машина — в общем, хорошо живем. Ну и, конечно, с сексуальной жизнью у нас все в порядке: ни я, ни муж не отказываем друг другу ни в чем и часто пробуем что-то новенькое. Вот и сейчас я, совершенно не смущаясь, а лишь выгибаясь под нежными прикосновениями, уже думала о том, как Дима стянет с меня одеяло. Конечно же, он не заставил себя долго ждать: откинув ткань с моего тела, он раздвинул мои ножки и стал осторожно ласкать язычком уже мокрую киску. Он делал все очень нежно, и я долго стонала и извивалась под ним прежде, чем подойти к оргазму. Я уже приготовилась испытать это удовольствие, как вдруг Дима остановился. Он поцеловал меня в животик и поднял с кровати.

 — Доброе утро, любимая. Думаю, не стоит уставать с самого утра. Пойдем лучше завтракать.

Дима накинул на меня свою рубашку, и мы пошли на кухню. Я все еще была возбуждена и пыталась приставать к нему, но он мягко отказывал мне. В конце концов завтрак получился довольно приличным.

 — Яночка, мне нужно съездить в Питер по делам, поэтому тебе придется остаться одной дома.

 — Надолго? — я не ожидала, что у мужа появятся какие-то планы с раннего утра.
 — Часа два, если не будет пробок. Ну от силы четыре.
 — Жаль, а почему ты раньше мне не сказал?
 — Да на работе завалили, как-то вылетело из головы.

Действительно, последнюю неделю Диме пришлось допоздна задерживаться на работе, ведь приходил срок сдачи какого-то важного проекта. Он приезжал домой разве что к десяти, шел в душ и тут же заваливался спать. Конечно, ни о каком сексе и речи быть не могло, но делать нечего. Я понимала, что он устает, и не ругалась на него за это. Но вчера вечером он вернулся домой почти в полночь с радостной новостью: проект закончен и отправлен заказчику, поэтому все выходные можно совершенно не беспокоиться и отдыхать.

 — Хорошо, я никуда не собираюсь и буду дома.

Закрыв дверь за мужем, я пошла в кабинет. Он был общий и больше напоминал собой какую-то серверную. Техники тут было действительно много: от самого современного моноблока в полстены до старенького десктопа с монохромным ЭЛТ-монитором, на который я зачем-то поставила DOS. Более того, я, не удержавшись, притащила туда все свои и его старые ноутбуки, до которых дотянулись мои руки. Возглавляла весь этот бред печатная машинка. Сначала я хотела заняться чем-нибудь полезным, но потом, махнув на это рукой, просто уселась на кресло перед моноблоком и стала листать новости из вконтактика. Глупые перепосты «умных» цитат были разбавлены красивыми артами из хентайной группы, и я, поняв, что ничего интересного все равно больше не найду, зашла в группу. Как хорошо, что господин Дуров додумался подстраивать картинки под размер монитора! Я разглядывала полуобнаженных анимешных красавиц и понемногу начинала возбуждаться. Не скажу, что я бисексуальна, но девушки мне нравятся. Тем более такие, которых рисуют на вот этих картинках. Мои руки уже блуждали по груди, расстегивая пуговицы на рубашке, как вдруг телефон, лежащий рядом, громко запищал. Это была смс-ка от Димы:

«Любимая, забыл тебе сказать: не вздумай закончить то, что мы начали утром и ласкать себя. И оставайся в рубашке: хочу, чтобы ты встретила меня в таком виде. Не скучай. Твой Дима.»

Я вздохнула и в глубине души пожалела, что не оставила телефон в другой комнате. Я уже успела возбудиться, но теперь получила его просьбу. Пришлось застегнуть рубашку и держать себя в руках в самом переносном смысле: я даже и не думала проигнорировать слова Димы.

Как мы дошли до такого? Даже не знаю. Это вовсе не игра, а самая реальная жизнь. Просто я полностью принадлежу ему, а он — мне, и нам это нравится. Мы доверяем друг другу и можем позволить себе такие вещи. Мы оба знаем, что не причиним друг другу вреда, поэтому всегда делаем все, что нужно. Ну или не делаем, чего не нужно — зависит от ситуации. Чаще всего просьбы объективные, и причина очевидна, но основание для сегодняшнего запрета было мне неясным. Было бы намного логичнее, если бы Дима решил все выходные не вылезать из постели — ни у меня, ни у него не было ничего с понедельника: работа отнимала силы и время, я же в отсутствие мужа ничего не делала со своим телом, потому что не хотела отвлекать его такими мыслями. Лучше спросить, делать себе приятно самому или нет, чем вечером внезапно понять, что не можешь удовлетворить партнера — мы всегда руководствовались этим принципом. Но сегодня я могла целый день доставлять удовольствие Диме и получать его сама после такого перерыва. С его стороны было бы лучше попросить меня пару раз кончить в его отсутствие, чтобы вечером не вышло так, что я еще не успела удовлетвориться. Так и не придя ни к какому выводу, я разглядывала красивые картинки, наилучшие из них сохраняя, чтобы потом показать мужу.

Спустя часа три Дима вернулся домой. В руках он держал довольно большой непрозрачный пакет. Я побежала любопытствовать, но он сказал, что всему свое время. Я готовила на кухне обед, а Дима, видимо, разбирал купленные вещи. После обеда он обнял меня со спины и стал расстегивать пуговицы на рубашке. Вскоре ткань съехала на пол, оставив меня совершенно обнаженной. Дима гладил мою грудь, чуть оттягивая соски и ласково кусал за ушко. Я мгновенно возбудилась, но инициативу в свои руки взять уже не пыталась: знала, что бесполезно, и сегодня он главный. Любимый осторожно, чуть касаясь, провел по моей киске. На пальцах осталось немного моей смазки. Он поднес руку к моему рту, и я открыла его, пуская пальцы в свой рот. Я ласкала их язычком, слизывая влагу.

 — Пойди в душ и подготовь свою попку к вечеру. Только попку, киски не касайся. И грудь тоже не ласкай, рано еще.

 — Дим, а ты уверен, что я вечером тебя не затрахаю? Может, передумаешь и разрешишь помочь себе?
 — Ну уж нет, любимая. Не затрахаешь, не бойся. Иди в душ и помни, что я тебе сказал.

Я вымылась в душе и вернулась к Диме, не потрудившись даже завернуться в полотенце. Он сказал мне сесть на диван и открыл шкаф. Достав из него что-то, он подошел ко мне и сказал полулежа облокотиться на спинку, поднять и раздвинуть ноги. Дима достал смазку, видимо, новую, и нанес мне ее на киску и дырочку. Хоть после душа моей природной смазки и не осталось, теперь клитор и обе мои дырочки были обильно покрыты чем-то влажным и прохладным. Дима пальцами гладил мой клитор, смазывая их, а потом резко ввел их в мою киску. Он глубоко, но медленно трахал меня двумя пальцами, смазка проникала внутрь, и все было очень влажным. Вытащив пальцы из киски, он с легкостью вставил их во вторую дырочку, трахая и смазывая уже ее.

 — А теперь встань, раздвинув ножки и наклонись вперед, выставив попку.

Я сделала это. Дима долго копался с чем-то в шкафу и шагнул ко мне. Я не могла видеть его, потому что стояла к нему спиной, поэтому вскрикнула, когда в мою киску и попку одновременно вошли два небольших ребристых фаллоимитатора. Любимый вставил их до самого конца, и я почувствовала какую-то странную ткань. Я обрадовалась: уже давно на одном из секс-шопов я отыскала специальные трусики с членами и вибратором для клитора и мечтала их попробовать. Дима надел их на меня. Я чувствовала, как они прилегают к моему телу, как возбужденный клитор трется о мягкую поверхность не включенного еще вибратора и понимала, что начинаю возбуждаться. Причем не так, как утром, а сильно, и снять это возбуждение могло только занятие сексом.

 — Ты мне очень нравишься в таком виде. Походи пока так, — Дима улыбался, он знал, как мое тело реагирует ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (29)
наверх