Каникулы на юге. Часть 2

  1. Каникулы на юге. Часть 3
  2. Каникулы на юге
  3. Каникулы на юге. Часть 2

Страница: 2 из 5

дивана, слабо покачиваясь на ногах, улыбнулась мне и отправилась в душ. Я же собрал нашу одежду, поправил диван и уже собрался одеться, как вниз спустилась Вера.

 — Ну как?

 — Всё просто шикарно, — ответил я ей, — ты, что, подслушивала? — шутливо-строго спросил я.

 — Интересно ведь, как там молодёжь развлекается.

Я заметил, что Вера была в шёлковом ночном пеньюаре, а на том месте, где должна быть её киска, я заметил небольшое тёмное пятнышко, происхождение которого не оставляло сомнений. От этих мыслей мой член зарядился энергией, он быстро набух и снова стал готов к делу. Не говоря ни слова, я опрокинул тётку, забросил полы её пеньюара на живот, сдёрнул только надетые свои трусы и вогнал в неё свой член. На удивление легко он проник в неё, лишь слабо чавкнув, благодаря обильной смазке, которая выделилась у неё после просмотра этого представления. Сначала тётка пыталась было вырваться, но я плотно прижал её к дивану своим животом и не позволял ей двигаться. Постепенно тётка расслабилась, раздвинула ноги по шире и прижала их к груди, дав мне гораздо больше оперативного простора. Почувствовав свободу, я стал активнее двигать тазом, вгоняя член почти на всю длину, вызывая протяжный стон у Веры, когда член особенно глубоко проникал в неё. Мне было не очень удобно находиться в подобной позе, но оторваться от тёткиной дырки мне не очень хотелось. Да и так можно, чего уж привередничать.

Вера несколько раз дёрнулась у меня в руках, сжала плотно губы и сильно покраснела. Я ощутил, как сильно у неё увлажнилось внизу. Через минуту настал и мой черед, я, несколько раз мощно, стукаясь мошонкой о её попку, вонзая в неё член, резко вытащил член. Спермы было не очень много, несколько капель попали на живот и лобок Веры, но та не обратила на это внимания. Она вытерла с себя мои следы платочком, который чудесным образом оказался у неё в руках, и ушла к себе, слегка покачиваясь.

Я оделся и с невинным видом уселся на диван. Через десять минут вернулась Наташка, с тюрбаном из полотенца на голове, запахнутая в лёгкий махровый халатик, который ей подарили на шестнадцатилетние. Мы уселись смотреть какой-то фильм по телевизору, было только двадцать минут двенадцатого.

В час мне неожиданно стало плохо, затошнило и поднялась температура. Вера вызвала скорую, и те увезли меня в местную инфекционную больницу, так как диагностировали у меня пищевое отравление. Я плохо помню последующие события, у меня была температура, было так плохо, как никогда. Мне сделали промывание желудка, поставили капельницу и оставили на ночь.

Утром мне стало чуть лучше, но болела голова и подташнивало. Было одиннадцать часов, в двенадцать пришли родственники. У всех был испуганный и виноватый вид, особенно у тётки, которая купила эти креветки. Но им же почему не стало плохо. Врач потом сказал, что это не сами креветки, но у меня была индивидуальная не переносимость чего-то из состава креветки, а отравился я из-за чего-то другого. Как оказалось, консервированная фасоль, которую, кроме меня, никто не любит и не ест.

Я снова уснул и был в таком почти мёртвом состоянии два дня. На третий день мне стало гораздо легче, прошла тошнота, но оставалась слабость. У меня убрали капельницу, но я три раза в день принимал какие-то лекарства, которые мне приносила медсестра.

 — Наконец-то, хоть кто-то моложе сорока, — сказала мне медсестра, когда она пришла ко мне в первый раз.

 — Чего? — не понял я.

 — Ты, говорю, первый, кто моложе сорока лет. Тут все старики, да сорокалетние мужики. Хоть какое-то разнообразие. — Ответила она.

 — А, я Роман. — Поздоровался я.

 — Так я знаю, — ответила медсестра. — Полис и медкарта у меня. Меня Елена зовут.

Её полностью звали Елена Оганнисян, ей было двадцать два года и она, как оказалось позже, была моим лечащим врачом, проходила здесь интернатуру. Она была среднего роста, стройная, прелести фигурки были скрыты от меня строгим белым халатом. Но судя по тому, что я смог разглядеть сквозь халат, фигура у неё очень даже ничего. Она, похоже, была смешанных кровей, так как у неё была загорелая кожа, но не смуглая, тонкие губы, длинный прямой нос с небольшой горбинкой и сильный упрямый взгляд. Длинные чёрные волосы были схвачены сзади в тугой конский хвост.

Сначала у нас были простые отношения, как у больного и его доктора. Но постепенно мы более-менее сближались, так как ей остро не хватало общества её ровесника, пусть я и был младше её на четыре года. Несколько раз на дню она забегала ко мне поболтать, вечерами, перед её уходом, мы тоже долго разговаривали. Я узнал про неё многое, она тоже узнала про меня достаточно. Ей было тяжеловато, они жили в этом городе с подругой, приехали с Махачкалы. К своему неудовольствию я узнал, что у неё есть парень.

Ещё через два дня, когда мне оставалось до выписки четыре дня, Лена пришла на работу расстроенной и подавленной. Я только под конец рабочего дня смог выведать, что случилось. Оказалось, что её парень ей изменяет.

 — Почему вы все такие сволочи? — спросила она меня.

 — Почему все? Не все парни такие...

 — Ага, вы ни одну юбку пропустить не можете. Идёшь по улице, так каждый третий парень, идущий с девушкой, обернётся тебе вслед.

 — Да нет, это не про меня. Я не такой.

 — У тебя была девушка?

 — Да, была. — Сильно сказано. У меня было две девушки, так сказать, с которыми мы по-детски дружили, классе в седьмом и девятом, разумеется, ничего кроме обнимания, изредка поцелуи, и прогулок.

 — И ты им не изменял?

 — Ну, нет.

Ещё несколько минут я пытался успокоить её, как делают в кино и используя интуицию, которая хреново работала. Лена осталась на ночное дежурство, обещала заскочить на пару минуток. Я был в палате абсолютно один, не считая несколько пустующих коек. Окна были широко распахнуты, было прохладно и свежо. Часов в десять пришла Лена. Мы с ней организовали импровизированный пикник прямо на моей кровати. Я поставил на «стол» апельсины, яблоки, сок и салат. Мне нельзя было есть тяжёлую пищу.

Я уж и не понял, как всё случилось, но, видимо, из-за утраты своего парня и депрессии, Лена вдруг испытала ко мне какое-то чувство. Ну, или, может просто хотела потрахаться и отомстить своему парню, который тоже имел связи на стороне. Как-то мы поцеловались, потом обнялись и уже Лена расстёгивает свой халатик.

Вдруг она вырвалась из моих объятий, я уж пожалел, что поторопил события. Но Лена просто подошла к двери и замкнула её на ключ. Потом Лена подошла к моей кровати поближе, расстегнула халат и сбросила его на пол. Потом она сняла с себя рубашку без рукавов и обтягивающие летние джинсы, оставшись в красных трусиках-стрингах и таком же лифчике, который идеально подчёркивал линии её груди. Член приятно налился кровью и увеличился в размерах. Глядя прямо мне в глаза, Лена расстегнула лямки лифчика и сбросила его тут же на пол к куче вещей. Грудь была небольшой, но аккуратной и красивой формы, с коричневыми сосками-вишенками. Она, наверное, была спортсменкой, так как у неё была плоский подтянутый живот и стройные ноги с сильными икрами. Постепенно Лена дошла и до трусиков, медленно-медленно стягивая их по своим прелестным бёдрам, дразня воображение. Первое что я увидел, это был абсолютно гладкий и ровный лобок, без единого волоска. Постепенно она сняла трусики и также отбросила их в сторону. Оставшись без одежды, она плавно вытянула руки и подтянула животик. Прямо как с картины сошла.

Я снял с себя больничную пижаму, высвободив наружу рвущийся член, который бурно отреагировал на новое тело.

 — А, как будем предохраняться? — спросил я.

 — У меня есть, — с этими словами она извлекла из сумочки небольшой квадратик со столь необходимым ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх