Королевство пороков

Страница: 1 из 2

Королевство Сиверия — порочный оплот неизвестности среди остальных королевств Блистательного Востока. Любой человек расскажет не одну историю об этом загадочном месте, куда, казалось, в самых сокровенных мечтах желал попасть абсолютно каждый, но не у каждого хватало на это духа, ибо чужд и опасен был тот край.

Из рассказов купцов, слышал я о том, что нет там законов, за иключением закона «выживает сильнейший», что люди вольны там делать все, что им заблагорассудится, до тех пор, пока воля их не будет скована рабством. Да, именно рабством — понятием, никак не укладывающимся в моей голове. Я никак не мог понять того, как можно лишить человека воли, сделать его просто чей-либо вещью, готовую исполнить любую прихоть своего господина. Грязное, порочное, недопустимое понятие, так или иначе, заставляло меня думать о себе.

Я и мой старший брат Михаэль вырасли на рассказах об этом дивном крае, впрочем, как и большинство детей нашей деревни. И вот когда мой брат познал взрослую жизнь, то есть когда ему исполнилось двадцать лет, он решил отправиться в Сиверию, так как уже имел право жить без родителей. Долго мы с матерью пытались отговорить его от этой безрассудной затеи, но Михаэль всегда был эксцентричен, он мог, как никто другой, спокойно и без страха поехать туда. А истории о том, что практически каждый, отправившийся в Сиверию за своей сокровенной мечтой, в лучшем случае был убит, или становился рабом, только подогревали его интерес.

Михаэль уехал, и не было больше от него никаких вестей. Через год, не выдержав постоянного волнения за него, мать слегла, а еще через полгода, скончалась. По законам нашего королевства, оставшийся без опекунов ребенок отправляется жить в церковный приют, а я считался ребенком, ибо было мне только 18. Но о смерти матери каким-то образом узнал мой брат и он приехал за мной. Его не волновало, что житель другого королевства не имеет право усыновлять детей, он просто взял меня и уехал, никого не спросив.

 — Скоро твоя жизнь изменится, Пауль — сказал мне тогда Михаэль, странно улыбнувшись, и именно тогда я понял, как сильно то место изменило его.

Через четыре дня поездки в карете, мы, наконец, прибыли в особняк моего брата. Я не стал спрашивать Михаэля, каким образом он его заполучил, мне подумалось, что этого лучше не знать. Удивило меня только то, что я не нашел особых отличий Сиверии, от моего дома, что абсолютно противоречило всем моим представлениям. Единственное, что я приметил, это то, что людей на улицах гораздо меньше.

Мы зашли в дом. Интерьер особняка был приятный, умиротворяющий. Я сел на роскошный красный диван, над которым висела большая красивая картина, с надеждой отдохнуть с дороги. Мой брат сел рядом.

 — Не хочешь ли расслабиться братец? — спросил меня Михаэль, с некой усмешкой в голосе. Я словно шестым чувством почуял, что расслабиться мне не удастся.

 — Было бы чудесно — невзирая на свои мысли, ответил я.

Мой брат ничего не ответил, а только улыбнулся очень широкой улыбкой, от чего его карие глаза зажмурились, казалось с невероятной силой.

 — Рика! Ползи сюда грязная шлюха! — громко крикнул Михаэль, после двух пронзительных хлопков.

Я ничего толком не успел сообразить, как в комнату буквально заползла девушка, которая одним своим видом смогла ввести меня в ступор. Она была абсолютно обнажена. На вид девушка была чуть старше меня. Ее длинные черные локаны плелись по земле, словно следуя за ней. В ее больших голубых глазах я не смог прочесть ни единой эмоции. Оны были пусты. Ни страха, ни злобы, только пустая покорность. Она смотрела на Михаэля, словно собака, ждавшая команды любимого хозяина. Во рту у нее было нечто, чему я не смог дать название. Оно, насколько я понял, пресикало любую ее попытку заговорить. В сфинктере бедной девушки торчало нечто вроде затычки, напоминающей конский хвост. По всему телу у девушки были какие-то странные порезы, словно бы ее специально били плетьми. Девушка подползла к Михаелю, который тем временем заметил мое сильное недоумение.

 — Добро пожаловать в Сиверию, Пауль — сквозь смешок сказал он. Я молча глядел на девушку. Она не обращала на меня внимания, ее взгляд полностью принадлежал моему брату.

 — Кто это? — только и нашел я, что спросить, когда как в голове моей вертелась целая туча вопросов.

Михаэль лишь ехидно хихикнул.

 — Она? Она никто!

Мой брат смотрел на нее, испытывая гордость, только я не понимал, как можно гордиться таким жестоким обращением с человеком.

 — Можешь снять кляп — обратился Михаэль к девушке не своим голосом, и она сняла эту штуку со своего рта. — Рика, это мой брат Пауль, и ты, шлюха, будешь подчиняться ему, так же как и мне, ясно?

 — Слушаюсь господин — прозвучал тихий и робкий голос девушки.

 — Вот и славно! — ответил мой брат. — А теперь можешь отсосать своему новому господину, уверен, он не будет против, не так ли? — Спросил он меня, будучи уверенным, что я не откажусь, но он не осознавал, какое трудное решение я принимал в тот момент. С одной стороны я не мог изменить своим принципам и поддаться этому разврату, с другой я очень сильно этого хотел. Я так и не ответил, собственно ответа моего и не требовалось. Рика уже достала мой, успевший набухнуть от возбуждения, член и принялась его облизывать. Я не знал себя от удовольствия в тот момент. Мне никогда не было так хорошо. Она заглатывала его еще и еще. Я хотел было возразить, попросить ее прекратить, но неведомая сила остановила меня.

 — Ударь ее — вдруг услышал я голос брата. — Ударь по щеке, с такой силой с какой хочешь.

 — Зачем? — недоуменно спросил я.

 — Ударь, я так сказал.

 — Я не буду этого делать!

 — Ударь! Или я прикажу ей остановиться!

Это было самой страшной угрозой для меня в тот момент, и я повиновался своему брату. Прозвучал звонкий хлопок, я ударил сильнее, чем того хотел. Рика вскрикнула, но все равно продолжила сосать.

 — Видишь? — голос Михаэля смягчился. — Она будет делать то, что я прикажу, не смотря ни на что. Эта шлюха — вещь. Моя вещь. Скажи ему Рика.

 — Да мой господин — прервалась рабыня. — Я ваша вещь.

И она снова продолжила сосать мой член. Я не находил слов. Все это происходило очень быстро, да мне и не хотелось ничего говорить, мне хотелось наслаждаться великолепным минетом, который дарила мне Рика.

 — Хватит! — прикрикнул Михаэль, и рабыня остановилсь. — Не хватало, что бы мой братец кончил раньше времени. Повернись! Покажи нам свою попку!

Рика повернулась. Я теперь мог еще лучше разглядеть затычку, торчащую из ануса.

 — Это, Пауль, анальная пробка, и ты сейчас вытащишь ее. Обещаю, ей будет очень больно! — ехидно произнес последние слова Михаэль.

Я посмотрел на него и кивнул в знак согласия. После я схватился за хвост, являющийся продолжением затычки, и потянул. Рика с трудом пыталась сдерживать крик, но ей это не удавалось. «Сколько эта затычка торчала там?» — спросил я себя. Крик Рики только подбадривал меня. Чем сильнее она кричала, тем сильнее я тянул. Чем сильнее я тянул, тем сильнее она кричала. Наконец, я вытащил эту затычку, и удивлению моему не было предела. Я не понимал, как нечто подобное может поместиться в чей-то жопе. Затычка была огромна, и источала неприятный запах. Я не знаю, что на меня нашло в тот момент. Я был сам не свой. Достав эту затычку, я почувствовал удовлетворение от того, что наносил рабыне нестерпимую боль.

 — Повернись — сказал я спокойным голосом. Она повернулась. Тогда я протянул затычку к ее лицу и приказал ей ее облизать.

 — Слушаюсь господин — ответила Рика, покорно смотря мне в глаза, и принялась ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх