Вожатая

Страница: 7 из 8

стянул с меня мою последнюю защиту, и что моя щёлка оголена и открыта. Головка его члена утонула в слегка приоткрытых от возбуждения лепесточках, и уткнулась во вход моей девственной пещерки. Моя дырочка, хоть и возбуждённая и обработанная выделениями и смазкой, не желала этого вторжения и сжалась. Олег, находясь в состоянии крайнего возбуждения, желая получить себе в копилку мою девственность, решил прорваться через оборону и вогнать свой огромный инструмент. Он направил его в самую серединку моей пещерки и сильно надавил, но я, не желая расставаться с девственностью и отдавать ему на растерзание свою целку, напрягла мышцы паха как можно сильнее и его член, изогнувшись, выскочил, задев мой клитор. Это движение, задевшее мой клитор, причинило мне очень приятное ощущение, настолько приятное, что мои мышцы расслабились, и вход в пещерку приоткрылся. Я понимала, что сейчас Олег сможет легко вогнать своё орудие в меня, и моя целочка будет разорвана этим страшным оружием, но напрячь свои силы, для обороны, уже не могла, да и хотела, отдавшись на милость победителя. Но Олег не смог воспользоваться моей капитуляцией. Скольжение по лепесточкам моей пещерки были настолько приятны, а он настолько уже себя завёл, что не смог сдержаться и бурно кончил, излив свою сперму на кровать. «Сука! Не успел вогнать!» — расстроенно сказал он и слез с кровати. В этот момент я поняла, что моя целка спасена. «Господи, спасибо тебе!» — сказала я мысленно и тут же подумала, какое я представляю из себя зрелище. Лежу с согнутыми и задранными ногами, с приспущенными влажными трусиками, с выставленной для траха, пылающей страстью и сочащуюся соком, девственной пещеркой.

Конечно же, такое зрелище не могло оставить равнодушным Влада. Я уже забыла про него, так как он стоял в стороне и отдалении от остальных, но когда он начал приближение, я увидела его вздыбленный и готовый к бою инструмент. Не имеющая сил и желания сопротивляться, предварительно замученная пятью мужчинами, с натёртой до покраснения щёлкой, с набухшими и влажными лепесточками, со смазанной и готовой для входа пещеркой, я обречённо ожидала неминуемого вторжения. Влад, член которого угрожающе колыхался от собственного веса, движения и возбуждения, занял положение у подставленной ему в готовности попки. Он, одним резким движением сорвал с меня трусики, который своей резинкой больно стягивали мои ноги. Не скованные больше ими, мои ножки, уставшие сжиматься в бесполезном сопротивлении, расслаблено раздвинулись, открыв вход в моё чистенькое влагалище. Его член уткнулся своей острой обжигающей головкой в мои влажные половые губы, и ласково обжимаемый, направляемый ими, подошёл к целочке.

Ничего приятного в этом, как я уже говорила раньше, совсем нет. Грязное, похотливое животное нагло берёт то, что ему не принадлежит, то, что потом уже не вернёшь никогда. Я уже никогда не буду невинной и чистой девочкой, с маленькой и чистенькой щёлочкой с целочкой, мечтающей о первом сексе в первую брачную ночь. Всё, что так любовно создавалось природой и оберегалось мной, что предполагалось преподнести как подарок любимому человеку, нагло, бесцеремонно, грубо и по-свойски, как бы между делом, бралось обнаглевшим юнцом. Я понимала, что наставленный на меня полный юношеской силы и гиперсексуальности член, мне не остановить и не разжалобить, не заставить отказаться от внедрения в моё тело и покорения моей пещерки. Тем более, что моё тело предательски истекало соками, и всем своим видом показывало, что требует незамедлительного насыщения и насаживания на острый и твёрдый кол. Я не хотела видеть лица своего насильника, не желала «любоваться» выражением его счастливого лица, когда он всадит в меня своё отвратительное естество, не хотела показывать ему свои заплаканные глазки и демонстрировать, как мне больно и обидно.

Я откинула голову назад и направила свой взгляд прямо в потолок, старательно изучая рисунок наштукатуренных стен, стараясь не думать и не чувствовать то, что происходит внизу моего тела. Я, желая снизить боль от дефлорации и ускорить процесс «распечатывания», расслабила свои мышцы и максимально сильно раздвинула ножки, освобождая юному похотливому насильнику с дрожащим от возбуждения членом, проход в моё девственное лоно. Делая всё это, я уже мысленно представила, как мне будет больно, как обжигая и растягивая стенки моего влагалища, разрывая целочку, в меня войдёт мужской член и будет трахать моё невинное тело, насильно и жестко делая из меня женщину. Я знала, что мне будет больно, ждала этой боли, но старалась держать свои мышцы расслабленными и не напрягать в девичьем испуге свои силы, для защиты своей обречённой для покорения, девственности.

От момента прикосновения острой и горячей головки члена Влада к моей пещерке, казалось, что прошла целая вечность. Отрешаясь от процесса, расслабляя тело и готовя себя к боли, я совсем не следила, за действиями Влада, и поэтому не заметила, как он тоже готовился меня «поиметь». В отличие от меня, я это знала из подслушанных разговоров девочек, он уже к 16-ти годам имел большой опыт, и в том числе с девственницами. Девчонки шептались, что у него свой метод «ломания» целок. Вот и со мной, он готовился вогнать меня свой жезл по этой системе, подставив головку своего члена к входу и вращательными движениями своего таза, выискивая удобное положение для решительного толчка.

Боль пришла неожиданно, как раз в тот момент, когда я уже засомневалась в намерениях Влада и хотела посмотреть, что происходит. Резкая, жгучая, пронизывающая всё тело боль, словно прощальный крик, пронеслась от моей, разорванной страшным оружием, целочки, по всему телу, заставляя его прогнутся. В след за болью я почувствовала, как в меня проникает что-то большое, горячее и твёрдое, нахально раздвигая стенки и пролезая в самую глубину моего девственно чистого тела. Говорят, что чем позже происходит дефлорация, тем больнее. Я не знаю, насколько это верно, но мне было очень больно. Правда, эта боль, почему то, быстро притупилась, перейдя из разряда резкой и нестерпимой в нудную ноющую, и движение чужого органа внутри меня стали вызвали новые ощущения. Они были довольно приятны, но я не получала никакого удовольствия. Член Влада начал активно двигаться во мне, наслаждаясь очередной покорённой девственницей, совершая мощные возвратно-поступательные толчки, от которых моё тело двигалось по кровати, заставляя саму кровать скрипеть и ходить ходуном.

По-видимому это звук и привлёк девочек, которые гурьбой ввалились в комнату и раскрыв рты, улыбаясь стали наблюдать, как их вожатую трахают. «Смотри! По самые яйца засаживает! А крови то сколько, всю простынь залила»! — комментировали они происходящее, не забывая снимать всё это на мобильники.

Мне было одновременно стыдно за себя и обидно за них и за всё человеческое общество, в котором вот так вот можно насиловать девственниц и глумится над их чувствами. Я лежала и продолжала смотреть в потолок, старательно избегая встретиться взглядом с кем-либо из насильников, зажмуривая свои глаза в моменты появления сильной боли или приятных вспышек. Влад двигался во мне с каким-то ровным темпом, то ритмично вгоняя свой жезл на всю его длину и вытаскивая, то вынимал его на несколько секунд, и, дождавшись, когда моя пещерка начнёт сжиматься в поисках его члена, резко вгонял, снова причиняя мне резкую боль, погружал в тесное лоно, оставлял его там и делал небольшие толчки, вращая тазом, а потом снова переходил на ритмичное наяривание. Делал он это так ловко и опытно, что я чувствовала как моё тело, невзирая на моё внутреннее омерзение к процессу изнасилования, начинало активно отвечать истязающему его органу ласками и подмахиванием. Мне было очень обидно за себя, за своё похотливое тело, которое так предательски и подло отдавалось грязному насильнику, даря ему свою нежность, стараясь получше подставить под член, разорванное в кровь, им же, влагалище. Не понимая, как может быть приятным для моего тела насаживание на мужской орган, я украдкой посмотрела ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх