Попутчица

Страница: 6 из 12

прекращения ласки и крепко удерживал голову девочки. Наташка, чувствовала на себе руки подруг, мои руки на талии, крепкие тиски Вовки, но всё равно надеялась вырваться и не дать мне прорваться внутрь её тела и обесчестить на глазах у всех. Она хотела что-то сказать, но Вовка не отпускал её голову и сам начал активнее двигать тазом, практически натрахивая Наташку. Его член задвигался у неё во рту с неистовой силою, нагло, по-хозяйски, словно он принадлежал ему, а не ей, и Наташка чувствовала как всё глубже и глубже этот орган входит в её рот. «Вот так же сейчас в моей пещерке будет двигаться другой член. Господи, какая же я дура! Развели как малолетку»! — пронеслось в её голове. Сделав ещё несколько попыток вырваться и поняв, что наши тески сильны, и что это бесполезно, Наташка обречённо расслабилась, и приготовилась к неизбежному — наглому вторжению в её чистое девственное влагалище, не знающее ещё мужского органа.

Почувствовав, что сопротивление сломлено, и тело девушки обмякло, я с лёгкостью пристроился позади её попки и рукой направил свой раскалённый таран к приоткрытому, и пылающему жаром, входу в её, дрожащую от ужаса, пещерку. Наташка почувствовала, как раздвинулись её набухшие лепесточки, и ощутила обжигающий жар прикосновения возбуждённого мужского члена, и её девочка сжалась от страха. Так как мои руки были не особо заняты, то правой я схватил Наташку за упругую грудь и сжал её достаточно сильно. От возникшей боли в области торчавшего соска, паховые мышцы девочки расслабились, и вход в пещерку девочки приоткрылся, и мой раскалённый член, легко, обжимаемый нежными и ласковыми стенками девственного влагалища, погрузился вглубь Наташкиного тела, почти не заметив сопротивления её целки, сметя её одним мощным движением.

Наташка, чувствующая жаркое, наглое и требовательное стремление моего члена, проникнуть внутрь и страшно боящаяся этого, сжимавшая свою пещерку на бессознательном уровне, вдруг, получила резкую боль из совсем другого места, и, не успев сообразить что происходит, ощутила, что что-то огромное и мощное, обжигающее её внутренности, пронзило её целочку и погрузилось в её девственное тело. Боль от разрыва целки была почти неощутима, и поэтому, Наташка, даже, не сразу поняла, что её только что дефлорировали, порвав плеву и осквернив мужским членом её девственное лоно. Только когда внутри неё, что–то большое и твёрдое, начало нагло двигаться, явно наслаждаясь её узкой пещеркой, Наташка поняла, что её «распечатали» и трахают. От этой мысли, и от того, что было совсем не больно, девочка, под воздействием алкоголя и, предшествующего дефлорации, возбуждения, расслабилась и отдалась новым ощущениям. Она почувствовала, что жар и жжение, которые мучали её, вдруг прошли, и им на смену, пришли совсем новые, гораздо более приятные чувства — наполненности, насыщения, удовлетворения, которые, с каждым напористым движением моего члена, становились всё сильнее и сильнее. Влагалище девочки, долго ждавшее, и жаждущее мужского органа, нежно и ласково приняло его, простив бесцеремонное и наглое вторжение, обжимая и лаская, подмахивая навстречу моим движениям.

Наташка была на вершине блаженства, мощный орган наяривал её, раз за разом, всё глубже и глубже прорываясь внутрь её девственного тела, оскверняя своими наглыми движениями святую чистоту её лона, пачкая своими мужскими выделениями, доставляя при этом ей, сильнейшее наслаждение. Она так расслабилась, что начала постанывать в темп движений, всё сильнее и сильнее, с каждым моим толчком усиливая стоны и подмахивания.

Женька и Катька недоуменно смотрели на происходящее, ведь их первый раз был совсем не такой приятный, и кричать от удовольствия им точно не хотелось. Женька с интересом наблюдала, как мой жезл врезается в тело Наташки, исчезая в нём полностью, изливая наружу её соки с капельками крови, как мои яйца, на каждом толчке, стукались о лобок девочки, готовя живительный нектар к выбросу. Это, а так же очередной глоток вина, и сладкие крики Наташки возбудили девочек и Юрку. Юрка, который отдыхал после полученного орального удовлетворения, жаждал нового ощущения. Женька, почувствовавшая жар в своем теле, и, доведённая криками Наташки, и наблюдением за моими фикциями, до пика возбуждения, подошла к Юрке и, толкнув его в грудь рукой, уронила спиной на пол и тут же села ему грудь, а затем, расставив широко ножки, спускаясь вниз, взяв руками его возбуждённый член, направила и насадила себя на него. Юрка охнул от такого приятного развития событий, и стал ловить кайф от двигающейся на его члене Женьки.

Женькина пещерка, доведённая возбуждением до крайнего состояния, истекала соками, уже не хуже Наташкиной, и член Юрки легко и глубоко входил в неё. Женька, вдруг поняв, что в её теле нет больше боли, как в первый раз, всё смелее и смелее двигалась на длинном копье Юрки, ускоряя темп и подмахивая тазом, стараясь, чтоб её клитор тёрся о лобок Юрки. Она так ловко это делала, что очень быстро волны наслаждения начали захлестывать её и она так же, как Наташка начала кричать. Катька, которая тоже желала получить удовлетворение и явно не желала оставаться в стороне, подошла к Юрке со стороны головы и, раздвинув ноги, села ему своей пылающей и жаждущей ласки девочкой на лицо, так, что её пещерка оказалась прямо напротив рта Юрки, и он, с неприкрытой охотой, начал лизать её. Его язык прошёлся по набухшим лепесточкам, по клитору, вонзился вглубь пещерки. Катька получала такие приятные ощущения, что довольно быстро присоединилась к общему хору. Не сдерживаемые больше никакими условностями и нравственными запретами, все девчонки отдались своей похоти и страсти.

Наташка, от которой никто не ожидал такой сексуальности и активности, начала всё активнее и активнее двигаться на моём члене, периодически выпуская Вовкин член изо рта и, крича что-то неразборчивое и непонятное уже во весь голос, и насаживая свою пещерку на мой разрушительный таран. Я, почувствовал, как по моему члену пробежали приятные спазмы Наташкиного влагалища, и это вызвало необратимую реакцию в моём организме. Доведённый до предела, и переполненный спермой и соками, мой член был готов выстрелил в глубь Наташкиного тела первую порцию, горячей живительной влаги, и, желая направить её в нужное место, я инстинктивно схватил Наташку за бёдра, и буквально вонзил свой меч в самую её глубину. Головка моего члена упёрлась в матку девочки, и я тут же, начал выбрасывать порции своего семени в её лоно.

Наташка, доведённая моим членом до экстаза, и почувствовав, как он вдруг увеличился, и стал ещё твёрже и, пробившись на всю глубину её влагалища, стал пульсировать внутри неё, изливая там что-то горячее и приятное, поняла, что это и есть семяизвержение, и что только что, мужик кончил в неё. От этой мысли, забыв о последствиях и страхах, Наташка как кошка прогнулась в спине, выпустила изо рта Вовкин член, и издала громкий крик наслаждения и забилась в судорогах. Я испугался такого поведения и хотел вынуть свой инструмент из её тела, но Наташка схватила меня за ягодицы руками и прижала к себе ногами, продолжая насаживать себя на мой, осеменивший её, член. Сделав несколько резких движений, Наташка вдруг обмякла и буквальна стекла на пол в бессознательном состоянии. Я вынул из её истерзанной и удовлетворённой пещерки свой окровавленный член, и увидел, как из неё вытекает беловато-розовая жидкость.

Вовка, который не успел кончить, был зол. Видя, что Наташка не подаёт признаки жизни и, не считая себя некрофилом, но очень жаждущий удовлетворения, он сдёрнул с Юркиного лица Катьку, разложил её на полу и остервенело, вогнал в её, раскрытую ему навстречу, письку. Катька охнула от такого резкого вхождения и получив долгожданный штырь в киску, начала кайфовать, постанывая при каждом толчке Вовки.

Тем временем, Женька, неистово двигающаяся на Юрке, то же стала приближаться к своему первому настоящему оргазму. В отличие от Наташки, её оргазм был менее эмоционален, девочка вдруг замерла на Юркином члене и мышцы её ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх