День перемен

Страница: 3 из 4

губы, то подымались так, что наполовину появлялась головка члена. При движении вверх ее губки, плотно охватывающие елду, растягивались вдоль нее наружу, при движении вниз прятались.

О, Венера! Такого кайфа я не мог себе представить даже в самых буйных фантазиях. Я попал на самую вершину сексуального наслаждения. В двух сантиметрах от меня происходило великое таинство зачатия, начало начал человеческого рода. Напряжение, которое я испытывал, было почти невыносимым. А мне хотелось находиться в этом состоянии вечно. Но, увы, все когда-нибудь заканчивается...

Несколько минут скакания на елде сделали свое дело. Маша входила постепенно в фазу оргазма. Движения ее попки стали ускоряться и она все резче садилась на мое лицо. По стволу члена потекла струйка ее влагалищного сока. И вот, наконец, по всему ее телу пробежала дрожь, дыхание превратилось в стоны. Еще несколько фрикций и из ее груди вырвался крик. Она кончала в судорогах, ничего и никого не видя и не слыша. Ник не выдержал и тоже стал кончать, Не выдержал и я и излился в заранее надетый презерватив.

Маша откинулась в изнеможении на мой живот, ее попка со членом в письке продолжала лежать на моем лице, еще дергаясь конвульсивно навстречу фаллосу, стараясь подобрать последние капли наслаждения. Пару минут все отдыхали. Первой пришла в себя Маша.

 — Рогатик, — все еще возбужденным голосом почти прошептала она — вынь елду Ника из моей раздолбанной киски так, чтобы не разлилась сперма, и набери ее себе в ротик.

Я вынул член из киски и, когда появилась сперма, закрыл влагалище ртом. Маша немного приподнялась и потужилась мышцами живота. Сперма потекла в мой рот. Ее было очень много и мне пришлось глотать ее. Для Маши я оставил немного во рту. Я наклонился к ней и вылил остатки в ее открытый рот.

 — Давай и твою порцию — Маша стянула с моего члена презерватив, Она все с удовольствием проглотила.

И вдруг притянула меня за шею и вцепилась своими коралловыми губками в мои и мы как безумные стали целоваться взасос.

 — Милый рогатик, такого оргазма я еще никогда не испытывала. И это все благодаря тебе, твоему такому нежному язычку, сознанию того, что я совокупляюсь с посторонним мужщиной, а мой любимый ублажает языком наши гениталии — шептала она в перерывах между засосами — я тебя теперь люблю еще сильнее. Если захочешь, я приведу тебе других мужщин и женщин. Ты будешь плавать в океане удовольствия. Я знаю, тебе это очень нравится.

Еще несколько минут Маша лежала, медленно выходя из состояния прострации, а я любовался ее обнаженным телом и вылизывал начисто раздолбанную половую щель.

 — Давай-ка, рогатик, ступай на кухню и приготовь всем нам завтрак — пришла окончательно в себя Маша.

Я отправился на кухню, а любовники — в душ, смывать с себя грехи праведные.

Через пятнадцать минут завтрак был готов. Я накрыл в гостиной и пригласил любовников откушать, чем бог послал. А послал он немало. Маша вышла в коротеньком ситцевом платьице с цветами, а Ник натянул рубашку и трусы, едва прикрывающие его огромные яйца. Чтобы разрядить тягостное молчание и может даже посмеяться над ситуацией, Маша стала рассказывать что-то непристойное о своих подружках. Постепенно все стали оживать. Прорезался, наконец, голос и у Ника. Он рассказал парочку анекдотов и за столом воцарилась непринужденная обстановка. Скованность прошла. Маша официально, так сказать, познакомила меня с Ником и мы с ним стали беседовать на какую-то политическую тему.

Не хватало только водки. Если бы выпили, точно стали бы, как у нас водится, друзьями. Но в нашем положении лучше было оставаться трезвыми.

На сытый желудок Машу потянуло на музыку.

 — Убери со стола, рогатик, и включи что-нибудь медленное, приятное.

Через пару минут стол был убран и по комнате полились звуки танго. Любовники начали танцевать. Медленно плыли они по ковру и чем дольше звучала музыка, тем плотнее они прижимались друг к другу. Возбуждение накрывало их свежей неудержимой волной. Послышались звуки поцелуев, громкие, страстные. Меня они просто сводили с ума. Ник ухватил Машеньку за попу и прижал к стене возле дивана. Поцелуи перешли в длительные засосы.

 — Рогатик, ты же знаешь, какая стена твердая. Иди подложи свою голову под мою попочку. Задери платье и остужай язычком мою вагину, она прямо горит вся. — уже почти ничего не соображая страстно прошептала моя любовь.

Я присел на корточки сзади ее и Маша навалилась на мое лицо своей упругой попкой. В диком возбуждении я уткнулся носом в ее промежность и стал целовать и лизать ее прелести. Писька у Маши была сиповкой и было очень удобно возбуждать ее языком.

Любовники тем временем распалялись все больше и больше. Ник мял Машины груди, а я, под невыносимо возбуждающие звуки засосов и прерывистого дыхания любовников, старался хоть немного остудить прямо таки горящую киску любимой.

Наконец они дошли до точки кипения и Маша приказала мне снять с нее и Ника трусы. Уже без трусиков Маша, чтобы член Ника проникал в нее глубже, подняла правую ножку и поставила на край дивана. Половая щель расширилась и поддалась вперед. Член Ника проскочил между ног Маши и уперся мне в лицо. Теперь перед моим носом были их члены вместе.

 — Давай, рогатик, вставляй — застонала в нетерпении Маша.

Я немного пососал елдак и вставил его во влагалище моей любимой. И тут началось. Ник долбил Машину расщелину, а она под его напором, долбила мой рот. Я лизал одновременно и елду и прыгающую на нем развратную вагину Машеньки и вся дикая страсть любовников через мой язык стремительно врывалась в мой воспаленный мозг. Ощущения были еще острее, чем при первой их случке на кровати. Вообще, каждая поза совокупляющихся возбуждает по своему и я хотел все их перепробовать.

Минут через пятнадцать охов, ахов и громких чмокающих засосов Машину задницу начало трясти. Она схватила Ника за бедра, останавливая его махи, и сама с вожделением стала драть его, насаживаясь на елдак своей похотливой штучкой все глубже и глубже. Из вагины закапали соки и по моему языку стекали мне прямо в рот. Послышались хлюпающие звуки. Кроме запахов гениталий появился еще один, едва уловимый, тот, который женская кожа выделяет при половых сношениях.

Напор Маши был такой страстный, что Ник не выдержал и зарычал. И вдруг оба они закричали и забились в судоргах оргазма. Я тоже не мог больше терпеть. Продолжалось это несколько секунд. Ник плюхнулся на диван, а Маша в состоянии прострации начала медленно оседать на мое лицо. Если бы меня не было под ней, она бы точно соскользнула по стенке и грохнулась бы всем своим весом и голой прелестной попочкой на пол.

Я быстро развернулся и подхватил руками ее сладкую задницу, не давая Маше упасть. Истерзанное елдаком влагалище ее очутилось прямо перед моим носом. Оно конвульсивно то сжималось, то разжималось, открывая раздолбанный темный ход в святая святых. Я успел вовремя потому, что сразу же за этим появилась сперма, сначало робко, а потом хлынула просто таки ручьем. Я успел подставить рот и глотал, решив не делиться с Машей. Любимая постепенно приходила в себя. Встав на ноги, она стала помагать мне, выдавливая низом живота остатки спермы, которые я подхватывал ртом.

 — Что же ты, рогатик, мне ничего не оставил? Не надо так жадничать. Спермы будет еще ой как много. Это я тебе обещаю. Дай хоть капельку — и она, наклонившись, стала целовать меня, языком выуживая остатки спермы из моего рота.

 — А теперь, рогатик, вылижи мне кисоньку — и села на диван, широко расставив свои дебелые ляжки.

2. Светочка..

 — А не сходить ли нам в город, погулять немного, подышать свежим воздухом? Да и время обеденное наступает — предложил Ник и все ним ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх