Игра с интересом. Ремейк. Часть 2

  1. Игра с интересом. Ремейк. Часть 1
  2. Игра с интересом. Ремейк. Часть 2
  3. Игра с интересом. Полная версия. Все части

Страница: 3 из 6

сделать это хотелось, как ни будь поизощрённей.

 — Раздевайся, — произнёс я, когда позавтракав, она уже собиралась уйти к себе в комнату.

Вика бросила на меня недовольный взгляд, для вида потянула время, но подчинилась, молча скинув халатик и небрежно освобождаясь от нижнего белья.

 — Вот так и стой тут, — наслаждаясь властью над этой гордячкой, сказал я, а потом подумав добавил. — Ноги расставь.

Стройные ноги разошлись, образовав соблазнительную арку, и я не удержавшись запустил руку ей между ног. Когда мои пальцы вторглись во влагалище, Вика напряженно замерла. В какой-то момент, мне показалось, что ей больно, но она терпела и молчала. Я обтёр мокрые пальцы об её живот, обнял кузину за талию и легонько стиснул зубами крепкий сосок левой груди. Потискав ещё минут пять красивое тело сестрицы и так и не добившись от неё ни слова, я понял, что должен придумать что-то поинтересней простого облапывания. В голову кроме секса ничего не шло, но это можно сделать в любой момент. И тут мне припомнились слова Вики, про грузики на половые губы и про введение спермы. Она сама, тогда не понимая, подсказала, чем её можно пронять. Ну допустим сперма в матку, это совсем уж жестокое развлечение, а вот помучить гениталии сестры оттягиванием изящных малых половых губок вполне даже приемлемо. Оставалось только разыскать необходимые причиндалы.

Всё нашлось в чуланчике, там же оказалась тонкая верёвка, куском которой я связал между собой две самые упругие, похожие на крокодильчики, бельевые прищепки, прихватив горсть таких с собой и ещё большую тяжелую связку старых ключей от замков. Вика так и стояла голой посреди комнаты, расставив длинные ноги, когда я принёс эти предметы. Понадобилось ещё сделать крючок из проволоки и нацепить его на связку ключей. Кузина следила за моими приготовлениями с каменным лицом, наблюдая краем взгляда, а когда всё поняла, презрительно хмыкнула и отвернулась. Я присел, не спеша поиграл мягкими бугорками больших половых губ, а потом зажал на каждой по две прищепки, тем самым, раздвинув их, обнажая тёмно-розовые лепесточки малых губ. Затем аккуратно оттянул эти лепестки, и нацепил на них зажимки с верёвкой, после чего дёрнул вниз связывающую их верёвку, проверяя Викино терпение. Кузина вскрикнула, когда одна из пластиковых зажимок соскочила. Пришлось опять закрепить зажимку на покрасневшей губе. Делал я это специально медленно, наслаждаясь красивым телом моей сестры, а когда всё было готово, подвесил на верёвку связку ключей, отчего лепестки губок заметно вытянулись. Поджарый животик сестры втянулся от напряжения, но она продолжала изображать полное безразличие, даже когда я стал мять её сочные груди, предварительно нацепив на соски прищепки.

Наконец, напоследок громко шлёпнув её по соблазнительной попке, я сел в кресло. Викиного терпения хватило не надолго. Сначала она покусывала губы и морщилась от боли, а потом, сдалась.

 — Чего ты добиваешься? — начала она.

 — Твоих извинений за молчание.

 — Хорошо. Извини меня, — выдавила она. — Всё?

 — Не так, — продолжил издеваться я, — на коленях.

Сестрица метнула в меня уничтожающий взгляд. Была видна её внутренняя борьба. Она медлила, не зная как поступить. Наконец приняв решение она встала на колени, и натянуто улыбаясь, стараясь выглядеть непринуждённо произнесла, растягивая слова:

 — Прости, я больше так не буду.

Получилось нарочито неестественно, как будто она специально хотела показать свою иронию. Я к тому времени уже порядком возбудившись от такого зрелища, быстро стянул с себя шорты и трусы. Вика поняла без слов, недовольно поморщилась, но взяла мой член в рот. Умело работая губами и языком, она буквально через минуту довела меня до семяизвержения. Сперма вперемешку со слюнями стекала с краев её губ на шею и грудь.

 — Это всё? — спросила Вика, опустив глаза.

 — Пока да, — ответил я, жестом показывая, что отпускаю её.

Кузина вскочила с колен, быстро снимая впившиеся прищепки с грудей и половых губ. Интересное наказание получилось, подумал я, решив потом ещё разок использовать его, если Вика опять будет задирать нос. А она полуодетая уже умывалась на кухне, приводя себя в порядок и полоская рот водой. Покончив с этим Вика, довольно дружелюбно, но не весело, пошутила:

 — Наглоталась спермы, теперь самое время трахаться не предохраняясь.

 — Это почему? — удивился я.

 — Концентрация сперматозоидов снижается при каждом следующем семяизвержении, — застёгивая бюстгальтер, ответила она, — да и количество спермы уменьшается...

Теперь сестра разговаривала со мной подчёркнуто вежливо и даже улыбалась, как будто ничего не произошло, хотя и она и я знали, что это не так. Фактически она не оспаривала моё право пользоваться ею как проституткой и даже наказывать её. Но преподнести Вика хотела это совсем по-другому. Видимо длинноногой взрослой красотке, привыкшей осознавать своё превосходство, признать, что её наказывали, а она униженно просила прощение у семнадцатилетнего подростка, это не только удар по самолюбию, но и боязнь сознаться в своём полном бесправии. Поэтому сестрице хотелось всячески демонстрировать, что это всего лишь такая эротическая игра в которой двадцатишестилетняя женщина доказывает младшему брату свою выдержку и умение заниматься сексом. Причём она старательно делала вид, что секс и принуждение к нему воспринимает, как обязательную часть игры, а значит ничего предосудительного, а тем более стыдного в этом не видит.

3

В обед, под доносящийся из комнаты звук телека, Вика кокетливо заигрывая со мной, попросила сгонять на велике в магазин за рекой, купить что-нибудь сладкого. Ехать на машине в объезд, было далеко, да и дорога плохая, а вот на велосипеде за полтора часа можно обернуться.

 — Там ведь и аптека вроде должна быть? — невзначай спросила она. — Мне в магазине вчера сказали, просто я не знала, как ехать.

 — Может и должна, а что? — сразу поняв, куда она клонит, ответил я.

 — Купи патентекс или фарматекс пожалуйста. Ладно? — попросила Вика. — На всякий случай.

 — Опять ты за старое, — начал было я, но она перебила.

 — Мне так спокойней, ну пожалуйста!

 — Хорошо, — сдался я, — если не забуду, то куплю. А если не будет?

 — Ноноксинолон можно...

 — Да я это не запомню, — попытался отвертеться я.

 — Я тебе запишу, не переживай. Купишь, что будет. В крайнем случае, позвонишь, — подмигнула она, — для тебя же стараюсь.

Кузина на радостях, что уговорила, написала на листочке названия и чмокнула меня в щёку.

Оставалось только доделать велосипед. Упрямый механизм был опять разобран. Вика сидевшая на крыльце, с улыбкой наблюдала за моими мытарствами, откинувшись назад подставляя гладкий живот и бедра солнышку. Наконец велосипед проявил признаки жизни и немного похрустывая задней втулкой, был успешно испытан. Радостная Вика принесла сумку и пожелав удачи, помогла открыть калитку.

Ехать было одно удовольствие. Оставляя после себя встревоженную дорожную пыль, велосипед, издавая одни понятные только ему звуки, не спеша, катился с горки на горку. Иногда по шлейфу пыли вдалеке я определял встречный автомобиль, который через некоторое время, обдавая жаром и вонью, проезжал мимо.

Хитрая механика сломалась на обратном пути. Сначала стали проскакивать педали, а потом в довершение, проехав по мусорной куче, спустило колесо. Оптимизма это не прибавляло, но кое-как я дотащился до дома. Вики нигде не было. Поэтому, всё, что привёз, я оставил в кухне, а пачку фарматекса положил ей в комнату. Пусть порадуется.

Было уже около пяти часов, я возился перед сараем с велосипедом, когда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (54)

Последние рассказы автора

наверх