Король умер! Да здравствует Король!

  1. Король умер! Да здравствует Король!
  2. Эх! Море синее. Песок и пляж!...

Страница: 2 из 3

благодаря упорному труду.
 — Ты любила его?

 — Очень! Одно убивало меня его бесплодие...
 — Да. Судьба играет человеком. Он и меня приметил в туалете, увидев моего «Богатыря». У меня тогда еще сердце екнуло от предчувствия, что судьба моя скоро изменится...
 — Так пойдем в спальню, чтобы закрепить наш будущий брак? — предложила она.
 — Ты так всегда будешь меня приглашать?
 — Всегда! — она скинула халат и предстала перед ним совсем голой. Он смотрел на ее тело, не отрывая глаз. Многих женщин он видел в таком виде, но такого красивого тела не было ни у одной из них. Перед ним сейчас стояла сама «Афродита»...
 — Минет хочешь? — вдруг спросила она.
 — Облизать задумала? — улыбнулся он, догадавшись, что прочел ее мысль.
 — Да. Мне нравится запах и вкус твоей спермы...
 — Давай...

 — А потом оттрахаешь мою племянницу в попу...
 — Что так?
 — Ты можешь порвать ей здесь. Все же ее «Кладовка» пока не рассчитана на прием такого «Бревна», — улыбнулась она.
 — Да твоя Машка всю ночь со мной трахалась, и только на рассвете сдалась. Знойная девочка — мечта поэта.
 — Только не угробь ее. Ей уже пора и замуж выходить...
 — А как же наши связи?
 — Надо разумно сочетать приятное с полезным. Ладно. Много говорим. Я бы сама составила тебе компанию, но мне, пока рано заниматься этим приятным делом...
... Мэри давно дожидалась меня в самой удаленной от спальни комнате. Она даже заснула, но тут же проснулась, когда скрипнула дверь.
 — Не спишь? — спросил Константин.
 — Уснешь тут с вами...
 — А кого ждешь?
 — Вас, шеф!

 — Но мы же вчера кувыркались с тобой всю ночь в постели...
 — Тогда ваша взяла, а теперь, надеюсь, возьмет моя...
 — Твоя никогда не возьмет...
 — Это почему же?
 — Потому, что я женюсь...
 — На ком же, если не секрет?
 — Да какой это секрет! На Софочке, тетушке твоей преподобной...
 — Вот стерва. Захомутала ведь такого мужика. Я ей этого никогда не прощу! — гневно засверкала зрачками Мэри.
 — Успокойся. Софочка не стерва. Она женит меня на себе, чтобы поставить во главе Холдинга. Отдает мне виллу Александра и кучу денег. А тебя она мне дарит и разрешает заниматься сексом в любое время, в любом месте, даже в ее присутствии. Сечешь?
 — Тогда я совсем ничего не понимаю, — растерянно уставилась Мэри на улыбающегося Константина.
 — Ей нужен муж-мэнеджер, руководитель холдингом и надзиратель за ее капиталом. Я и буду этим заниматься. А брак — фикция. Он для остальной публики. С ней мы будем рядом только на приемах, а спать мне разрешено с тобой в соседней спальне. Поняла?
 — А кем тебе буду я?
 — Я беру тебя в старшие секретари...
 — И любовницы... , — добавила она.
 — И это тоже, — подтвердил Константин.
 — А ты уверен, что мне не захочется замуж, чтобы свить свое собственное гнездышко?
 — Когда ты этого захочешь, тогда и совьешь его. Я тебе в этом деле не помеха. Подброшу на твой счет несколько миллионов зелени. Что ты на это скажешь?

 — Подбросил бы сейчас...
 — Извини, милая, пока у меня их нет. Я же еще не Генеральный директор холдинга и не муж Софочки. Она еще может и передумать...
 — Тогда мы просто убьем ее! Да? — подскочила с кровати Мэри и бросилась на шею Кости. Он обнял ее за щеки, притянул ее губы к своим губам и крепко, по мужски поцеловал ее, высасывая ее слюну из рта. Она тут же ответила ему щекотанием его языка кончиком своего маленького, но проворного язычка.
 — А ты неплохо целуешься не только внизу, но и вверху, — едва отдышалась Мэри, оторвавшись от его рта.
 — Так меня целовала Людка, когда хотела «Этого».
 — А почему же она тебя бросила? Ты так любил ее!...
 — А ты откуда знаешь?
 — Я хорошо изучила биографию своего будущего патрона. Не находишь, что я гожусь в следопыты или сыщики?
 — О! Да! Ты настоящий Шерлок-Холмс в юбке...
 — Я это знаю...
 — Но ты не ответила на мой вопрос.
 — Людмила бросила тебя, не потому, что разлюбила. Она и сейчас, уверена, любит тебя. Просто ее купили за большие деньги. Вот дети, точно не твои. Я видела бумаги по ДНК.
 — Откуда?
 — Наивняк. Я была ответственной по воплощению программы Софочки в жизнь. Уверена, что и взрыв в самолете — дело ее рук.
 — Ну, это надо еще доказать...
 — А тут и доказывать нечего. Он произошел именно тогда, когда он был очень кому-то нужен.
 — Ладно! Хватит болтать! Соня очень любила мужа и на такую подлянку никогда бы не пошла. Она честная и порядочная женщина, но ей не повезло с первым мужем, так в чем ее вина?! Что он был импотентом и его обязанности в постели достались мне?!
 — Хорошо! Хорошо! Я не собираюсь вбивать клин между вами, и к тому же я ее очень люблю. Она стала мне второй матерью. Моя-то умерла при родах...

 — Бедненькая ты моя! Сейчас я тебя «пожалею», — Костя стал медленно заваливать Мэри на спину поперек кровати так, чтобы ступни ее ног, согнутых в коленях, оказались на краю матраса, и были широко раздвинуты. Сейчас ее «Прелесть» смотрела на него темными дырочками двустволки, расположенными вертикально. Эти дырочки казались такими маленькими и беспомощными, что Косте стало вдруг жалко их «разрывать» своим «Бревном», которое уже проснулось и жаждало секса, вспомнившего о своих успехах над этим красивым женским телом прошедшей ночью.
... Сейчас он решил не грубо насиловать это прекрасное молодое женское тело, как это было прошлой ночью, а показать ей, что он не только грубое животное в кровати, а нежный и тонкий любовник, понимающий всю тонкость ее сексуальных чувств. Поэтому, стоя на коленях перед ее «амбразурой», от слегка провел указательным пальцем едва прикасаясь к ее телу от пупка до первой дырочки, слегка коснувшись ее входа, затем — ко второй, где поглаживание увенчалось полизыванием и щекотанием кончиком языка с попыткой проникновения во внутрь.
Мэри, готовая принять от него опять жесткий секс, совсем не ожидала такой утонченной сексуальной ласки, и тут же сомкнула ноги, зажав ими его голову. Ее живот стал вибрировать и вдруг обмяк.
 — Ты что? Спустила?

 — Да, — прошептала она. — Это было так классно, что я не выдержала.
 — Ха! Фрейлен любит ласковый секс?
 — А кто его не любит?
 — Тогда продолжим, — ответил он, раздвинул ее ноги по-шире и стал вылизывать все то, что успело туда набежать из глубины ее тела.
 — Ах! — постанывала она, — как ты это делаешь, мерзавец! Умереть можно, — она обеими руками ухватилась за напрягшие соски ее груди, сдавила их пальцами так, словно хотела их раздавить.
 — Девонька уже созрела. Пора «Мальчика» вводить, — прошептал он и стал медленно, едва прикасаясь к входам ее «Пещерок» водить вверх и вниз своим готовым к бою «Бойцом». Она чувствовала не только эти волшебные прикосновения, но и ощущала специфический запах его органа, принадлежащего только этой части его тела.
 — Ну! Давай же! Вставляй! Чего дрочишь?! — шептала она, приподнимая таз навстречу этому самому желанному органу его тела, величина которого уже не пугала ее, и она жаждала укрыть его в самом глубоком месте своих «пещерок».

 — Потерпи, милая. Ты еще не благословила его на сей ратный подвиг, — ответил он, приподнимая член навстречу подставленному к ее накрашенным ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх