Агорофобия

  1. Агорофобия
  2. Агорофобия. Часть 2

Страница: 3 из 4

её руку и галантно поцеловал. — Надо было бы всё таки позвать гостей.
 — Спасибо сынок. — С улыбкой ответила мать. — Друзья сами должны приходить на день рождения, раз не пришли, значит не друзья, а не друзья нам не нужны.
 — Как скажешь, мам. — Согласился Витя и отодвинул стул что б мать села за стол.
За тем поставил на телевизоре музыкальный канал, сделал звук так что б он не мешал разговаривать, и сел за стол на против матери. Они положили закуски себе на тарелки, и налили сока в бокалы. Витя взял бутылку вина, уже за ранние открытую, и наполнил другие бокалы. Отхлебнув сока, Витя взял в руку бокал вина и встал что б сказать тост.
 — Мам. Мы с тобой уже давно празднуем день твоего рождения вдвоём. И я тебе, как обычно, хочу пожелать здоровья, что б ты наконец избавилась от этого неудобства постоянно быть взаперти. Что б ты была всегда такой молодой и особо красивой как сегодня. И что б ты нашла человека который оценил бы твою красоту.
Он вышел из-за стола, подошёл к матери, и поцеловал её в щёку.
 — Спасибо сынок. — С умилением ответила мать на его поздравление.
Они они отпили немного вина, и принялись за ужин. Разговор за столом шёл о разных мелочах, о том как там у него на работе, что ему говорят когда он приходит на её работу за документами.

 — Подлей вина, — сказала Ирина, — Я хочу выпить за тебя.
Витя добавил вина в бокалы, и спросил:
 — А за меня-то за чем? Сегодня твой праздник.
 — Сейчас поймёшь. — Она подняла наполненный бокал, и продолжила. — Я хочу выпить за тебя потому что ты даже не знаешь какую поддержку мне оказал. Я имею ввиду не только походы в магазины, аптеки. Я имею ввиду моральную и эмоциональную поддержку. А она порой нужнее любой другой помощи. Поэтому я хочу выпить за тебя, за твою любовь и поддержку. Спасибо тебе сынок.
Она протянула бокал что б чокнуться с сыном. Но он встал и подошёл к ней. Поцеловал в щёчку и сказал:
 — Мам, спасибо, я люблю тебя, ты у меня самая лучшая.
Они отпили по пол бокала, и он вернулся на своё место. После такого лирического отступления, разговор опять вернулся в прежнее русло. Сидели болтали, тут по телеку заиграла песня Криса де Бурга Ledi in Reed.
 — Я обожаю эту песню! — Мать буквально выскочила из-за стола. — Давай потанцуем. Сделай чуть громче.
Витя взял пульт и сделал звук чуть громче. Ирина выключила люстру и включила торшер стоящий в углу комнаты. Со времён когда она его научила танцевать медленный танец, они всегда танцевали его при приглушённом свете. Это могли быть гирлянды в Новый Год, свечи на 8 марта, или торшер в углу если нужно было быстро сделать полумрак, как сейчас.

Прикрыв глаза, каждый думал о чём-то своём. В какой-то момент Витя забыл что танцует с мамой. Выпитое вино, и близость женского тела возбудили его, и Ирина почувствовала что ей в низ живота упирается член сына. Она так долго нечувствовала прикосновения вообще ни какого члена, что тут же почувствовала что начала возбуждаться сама. Теперь она боялась что что сын опомнится, она была уверенна что сын не сам вызвал своё возбуждение, и будет неловкая ситуация, и что ещё хуже она неизвестно когда сможет почувствовать ещё раз упирающийся в неё член. Эти мысли ещё больше её возбудили. Витя вдруг вернулся в реальность и понял что его вставший член упирается в маму. Он решил незаметно отодвинутся, в надежде что мама незаметила его возбуждения. Но как только он попытался чуток создать дистанцию между собой и матерью, тут же услышал её шёпот:
 — Не надо, не отстраняйся.
Голос был просящим, и он замер в ожидании того что дальше скажет мама. Она сама придвинулась к нему плотнее, обвила его шею руками, и когда её губы оказались рядом с его ухом, она начала тихо говорить:
 — Я давно хотела тебе сказать, но ни разу небыло подходящего момента, сейчас вроде самый подходящий. Мне нужно выговориться, это меня тяготит, выслушай неперебивая, а потом скажешь всё что думаешь по этому поводу.
Он удивился тому что, не смотря на то что мама вроде собирается сказать что-то серьёзное и важное, его эрекция не ослабевает. Может это из-за того что она тесно прижалась к нему, а может из-за её непривычно дрожащего голоса. Голос у неё действительно дрожал, от части от возбуждения, а от части от волнения. Таким разговорам какой она собиралась вести, она не знала примера.

Не дожидаясь его ответа, она таким же тихим и дрожащим голосом продолжила:
 — Женщине не только приятно ощущать ЕГО, но даже порой необходимо. Ты сам знаешь сколько мы живём одни, и отсутствие мужчины на меня действует всё сильнее и сильнее. Я сейчас чувствую твоё возбуждение, и ты не представляешь как мне это приятно. Ещё я хочу что б ты знал, я знаю что ты за мной подглядываешь, в душе, в спальне. Знаю что ты дрочишь на моё бельё, его я нашла случайно когда ты торопился и не аккуратно спрятал, мои трусики выглядывали из под твоего матраца. Ты думаешь неплотно закрытые двери в ванну и в спальню, неубранные трусики в ванной, это моя рассеянность? Нет, мне нравилось что ты возбуждаешься на меня. Более того, я тоже лаская себя, в эротических фантазиях представляла тебя. Сначала меня это пугало, и я пыталась выгнать твой образ из своих фантазий, но потом я ни кого другого уже не могла представить с собой. Я тебе сейчас выложила всё на чистоту, теперь ты знаешь всё что я знаю, чувствую и как к этому отношусь. У тебя сейчас выбор либо мы оставим всё как есть и постараемся забыть тот разговор, обещаю я к нему ни когда не вернусь, и мы будем удовлетворять каждый сам себя, ты подглядывая, я в тихую тебе позируя. Либо у нас сегодня будет секс и мы навсегда избавимся от того что б скрывать друг от друга свою страсть. Тебе выбирать.
На последних словах её голос от волнения особо дрожал и срывался. Витя слушал внимательно каждое её слово, и с каждым словом он ещё больше хотел эту женщину, женщину которая была его мамой.

Приблизив губы к её уху, он прошептал:
 — Мам, я хочу тебя...
К своему удивлению он обнаружил что его голос тоже дрожит. Скользя своей щекой по её, он стал приближаться губами к её губам, а она двинулась ему на встречу... Когда губы встретились, они обменялись лёгким, робким поцелуем. Потом более сильно прижались губами... За тем приоткрыв рот, они слились в поцелуе, который становился всё более и более страстным... Витя запустил язык маме в рот, она встретила его своим языком, не много поласкавшись там языки отправились в рот Вите... Руки его спустились с талии и легли на попу, он крепко сажал её и прижал к себе... Руки чувствовали тепло тела через тонкий шёлк, но этого было ему уже мало... Перебирая пальцами он собирал подол платья что б коснутся обнажённого тела... Вскоре подол оказался задранным и он коснулся ладонями упругих ягодиц мамы... Оставим одну руку на попе, другую поднял к груди и положил на неё, она заполнилась грудью мамы... Ему казалось что он через ткань платья чувствует узор её лифчика... Она в свою очередь сняла одну руку с шеи сына и положила её на выпирающую членом часть брюк... Страсть на столько захватила их что, они даже не пытались остановиться хоть на мгновение и подумать о том что они делают... Он, руку лежащую на попе, спустил ещё ниже и стал просовывать её меж ног мамы, она расставила ноги чуть по шире что б он мог туда попасть... Просунув руку ей меж ног, он почувствовал через ткань трусиков как там жарко и влажно... Слегка сжал промежность, мама издала протяжный стон и сильней прижалась к нему... Как только он вернул руку на попу она слегка отстранилась от его губ и произнесла:
 — Идём ко мне в комнату, у меня кровать больше...

Они переместились к ней в комнату. Свет не включали, лишь уличный фонарь заливал комнату мягким светом. Оказавшись около её кровати, они начали лихорадочно раздевать друг друга... Раздевшись они упали в ...  Читать дальше →

Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх