Пыль ангела. Глава 1

  1. Пыль ангела. Глава 1
  2. Пыль Ангела. Глава 2

Страница: 2 из 7

клитора, до ануса, через глубокий, но пока еще не до конца открывшийся вход в пещеру наслаждения. Асил, возбужденная фантазиями разума и ласками своих пальцев, кончила, даже не заметив, как оргазм плавно перерос в то состояние, когда отключенное сознание продолжало возвышать ее душу все выше в облака наслаждения.

* * *

Город Калама, красиво расположенный в горной долине и окруженный, куда ни кинь взгляд, снежными вершинами, был крупным туристическим центром. И это понятно.

Калама, когда-то небольшой город, расположенный недалеко от пустыни Атакама, горных хребтов Анд и других негостеприимных мест, стал за последние годы одним из самых известных центров туризма на Земле. Небоскребы гостиниц и универмагов видны уже издали, когда туристические лайнеры делают круг, снижаясь к третьему по величине в Южной Америке аэропорту.

Однако пока еще туристы, хоть их и немало, растворяются в тишине и просторах гор и каменистых пустынь, вдыхают их ледяной воздух и мертвую бесконечность и, как правило, очень быстро возвращаются в комфорт гостиниц города Калама, к его подогретым бассейнам и вкусным креветкам сорока двух роскошных ресторанов.

Лететь предстояло на проверенном временем пассажирском лайнере А 380, который вот уже несколько десятилетий перевозил пассажиров. Самолет вылетал из Нью-Йорка в Калама с посадкой в Мехико. В самолете почти все места были заняты, хотя туристский сезон еще и не начинался. Асила поражалась суете, оживлению и подъему духа пассажиров лайнера. В уютные кресла усаживались не программисты, языковеды, вице-президенты фирм, а люди, готовые дать сражение льдам Анд, снежным лавинам и песчаным бурям и отразить нападения местной фауны.

Соседями Асил было чудное семейство. Глава семьи мужчина с красным лицом и бородкой — вел себя совершенно спокойно. Куда больше переживала госпожа Норсен — толстая пожилая дама с тремя подбородками и в черном парике, из-под которого были видны ее собственные рыжие волосы. А вот третья представительница семейства — девушка лет семнадцати, маленькая, стройная, скуластая, похожая на китаянку, только более смуглая, оказалась соседкой Асил. Ее короткий топик и облегающие шортики обращали на себя внимание всех мужчин проходивших к своим местам при посадки. От нее за четырнадцать часов полета от Нью-Йорка до Калама Асила узнала многое об этом семействе. Оказывается, отец Мани — так звали девочку — был не родным ее отцом, а приемным. Сама Мани родилась в Бирме, но ее родители погибли во время землетрясения. Тогда многих сирот взяли на воспитание в другие страны. Вот и досталась осиротевшая малышка норвежской семье Норсен. Правда, Норсены жили не в Норвегии, а в Сингапуре, где у отца Мани Йозефа были деревообрабатывающие фабрики. Мани Норсен была студенткой местного колледжа, а мать Клара была домохозяйкой.

Мани оказалась веселой и разговорчивой девочкой. За свою короткую жизнь она немало путешествовала и даже жила некоторое время в Италии. Она звала Асил к себе в гости и расспрашивала ее, зачем та летит в Калама. Смысла умалчивать официальную версию не было, и даже неверно в случаи, если это была проверка, новой знакомой, которая к тому же была года на три младше ее, да еще такой бойкой, как маленький сорванец. Но и распространятся Асил тоже не желала, поэтому ограничилась тем, что совершает деловую поездку.

Мани очень быстро рассказывала, как ее папа, любитель рыбной ловли, прочел где-то, как трудно ловить форель в местных реках, и загорелся идеей испытать свои силы, а то он очень растолстел за столом рабочего кабинета Сингапуре.

Он с трудом уломал Мани и госпожу Клару согласиться на эту авантюру, и в конце концов ее приемная мать дала согласие, а за ней согласилась и Мани. Впрочем, Мани с самого начала особенно и не сопротивлялась — ей было интересно увидеть самую грозную пустыню на Земле и поплавать, по таинственному и неуловимому озеру Салар де Атакама.

 — У нас все есть необходимое — сказала Мани. — Арендованный особняк, машина, чтобы доехать до нужного места. А еще я мечтаю увидеть фламинго, которые водятся в окружающих озерах.

Пока Мани вела свой рассказ, оживленно размахивала руками, иногда прикасаясь к Асил. А один раз, сильно раскинув руками Мани, даже надавила на грудь Асил, от чего смутилась и покраснела.

Спустя четыре часа полета, Асила пыталась задремать, благо неугомонная Мани уснула, как и ее родители. В салоне погасили основной свет, оставив тусклый свет. Задремать у Асил не получалась, поэтому она просто закрыла глаза в надежде, что рано или поздно заснет. Спустя двадцать минут она почувствовала, как Мани ерзает в соседнем кресле. А потом неожиданно она почувствовала, как рука Мани погладила ее плечо. Асила решила сделать вид, что она не заметила и спит.

Асил чувствовала, как руки Мани трогали ее тело. Мани прикасалась к животу Асил, гладила ее руку, проводила рукой по обтянутым чулками ее коленям и бедрам. Иногда немного пропихивала ладонь под короткую юбку. Асила почувствовала, как покраснела, но продолжала делать вид, что спит. А маленькая нахалка осмелела на столько, что стала касаться ее груди. Сначала не уверенно, а затем аккуратно сжимать. А затем и вовсе запустила под блузку свою наглую ручонку и положила ее на плоский животик Асил. Единственно, что ограничивало маленькую извращенку это то, что они сидели на правом ряду, а кресло Асил было возле иллюминатора, поэтому правую руку Мани было неудобно использовать. Но вредная бестия достаточно быстро нашла выход.

Мани облокотилась головой к плечу Асил, как будто решила уснуть на плече подруги, а правую руку пропустила за спину Асил и как бы обняла ее. Мани запихала свою ручку под блузку девушки со стороны стенки самолета, и нежно стала гладить нежную кожу ее груди, пытаясь пропихать свои под пальчики лифчика. Поняв, что лифчик плотно облегает грудь, проказница медленно опустила ладонь вниз животика девушки, немного погладила животик, и пропихала пальчик под резинку трусиков. И стала медленно пропихивать ладонь к щелочки Асил. Асил от столь наглого поведения была в шоке. И маленькая наглая ручонка была последней каплей. Асил схватила маленькую преступницу за руку.

 — Мани, прекрати, мне это не нравиться.

 — А я думаю, что ты врешь. Ты ведь не спала, пока я гладила тебя. Думаешь, я не заметила? Тем более у тебя там наверняка горячо и влажно.

С этими словами Мани просунула пальчики к горячей и влажной дырочке, и запихала один пальчик к входу влагалища. Асила сделала томный вздох и сжала ноги. Мани высунула свою ручку и шепнула на ухо.

 — Я в туалет.

Мани вышла в проход с тала пробираться в хвост самолета. Асил, красная, как рак сидела в кресле и колебалась. С одной стороны ей хотелось оторвать уши этому чудовищу, а с другой стороны ее тело горело. Все же Асила решила присоединиться к неожиданному предложению.

Асила вышла в проход и стала продвигаться в след Мани, которая уже ждала ее возле туалета. Когда девушка дошла до двери туалета, Мани зашла в кабинку, оставив дверь открытой. Вздохнув, Асила вошла следом и закрыла дверь.

Мани медленно на цыпочки приподнялась и прижалась губами к губам девушки. Асила не оттолкнула и не отодвинулась. Она приняла поцелуй юной соблазнительницы. Мани, раздвинула языком губы Асил и протиснувшись между зубками, коснулась языка. Алина ответила и сжала губы. Подалась вперед и стала жадно обхватывать своими губами губы юного создания. Закрыв глаза, девушки закружились в потоке желания. Асила обняла Мани и притянула к себе. Прекрасные груди Асил, через одежду, прижимались к еще не сформировавшимся, нежным бугоркам юной прелестницы. Она наклонилась и стала нежно целовать шею Мани и ее ушко. Левая рука продолжала скользить по внутренней стороне бедер, стараясь попасть под шортики, а правая переместилась на грудь это развратного юного суккуба. Затем Асил запихала по топик руку и стали мять юную семнадцатилетнюю грудь, на которой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх