Пыль ангела. Глава 1

  1. Пыль ангела. Глава 1
  2. Пыль Ангела. Глава 2

Страница: 4 из 7

не было особенно массивным, подобно многим другим в этом городе, зато в каждой его линии — от высоких внушительных окон до просторных ступеней, ведущих к парадной двери, — присутствовала безупречная, хотя и несколько холодноватая элегантность.

У входа стояли красивая девочка и мальчик лет десяти, в коротких шелковых платьях. На девочке были клетчатые чулочки, а на мальчике обтягивающие шортики, которые выглядывали из под его шелкового платьица. На ногах у них были греческие сандалии. А позади них стоял человек в костюме, а на его поясе висела кобура с револьвером.

Заметив девушек, девочка приветливо улыбнулась и помахала им рукой. А мальчик подбежал к Мани и улыбаясь обратился к девушкам.

 — Сестренки, посетите наше заведение. У нас самые лучший сервис и модели. Любой каприз за ваши деньги.

 — Малыш, извини, мы торопимся. Но сколько стоит поцелуй такого красавца, как ты?

Улыбаясь, сказала Мани. Мальчик на мгновение задумался, но затем, улыбнувшись, ответил.

 — Я стою тысяча триста долларов за час. Но красивую сестренку я поцелую бесплатно, если она пообещает вернуться.

С этими словами мальчик притянул за руку Мани и поцеловал ее в щеку.

 — Всего хорошего сестренки. Кстати, моя сестренка стоит тысяча пятьсот, но если вы пожелаете нас двоих, то всего тысяча семьсот долларов.

Мани помахала рукой детишкам, а Асил молча, спустилась с лестницы.

 — Асил, ты чего такая мрачная? Не понравились детишки? Или приревновала меня к милому мальчику?

 — Я против торговли детьми.

 — Ты так говоришь, как будто их заставили. В Чили возраст согласия пять лет. А совершеннолетие наступает с восьми. Все по закону. У вас же в Америке тоже снизили до двенадцати лет.

 — Да их же по любому заставили родители или опекуны.

На лице Мани появилась хитрая улыбка.

 — Я смотрю ты против Свободы? Сейчас вспомню, как том нам по новейшей истории учили. — Мани закрыла глаза, вспоминая заученный текс. — Вспомнила! В пятом пункте «Декларации Свободы» Конгресс Лиги Демократических Государств постановил: Каждый человек, вне зависимости от возраста и дееспособности имеет право свободно участвовать в культурной жизни вне зависимости от сексуальной ориентации или гендерной идентичности, а также выражать посредством такого участия многообразие сексуальной ориентации и гендерной идентичности неотъемлемое право человека вне зависимости его возраста. Возрастная дискриминация запрещена.

 — Это не свобода. Это насмешка.

 — Ты случайно не коммунистка? Будь осторожна в своих высказываниях. Коммунистическая идеология признана преступлением против Свободы. За высказывание против Свободы в Чили расстреливают без суда. Это не твоя страна, где перед смертной казнью коммунистов хотя бы судят. Я не хотела бы, что бы с тобой что-нибудь случилось.

С этими словами Мани обняла Асил и поцеловала ее губы. Девушки еще намного прогулялись по городу, а затем пошли в сторону аэропорта. Вскоре их догнал отец Мани, Йозеф Норсен, который принес им два сувенира. На вид это были два индейских амулета сделанные из клыков какого-то животного.

 — Господин Норсен, спасибо, не стоило. — Смутившись от неожиданного сувенира, сказала Асил.

 — Да будет вам. Говорят, эти амулеты приносят удачу. А вы так сдружились с моей Мани, так что возьмите.

Мани рассказала приемному отцу, что Асил летит в Калама, потому что у нее там есть знакомая в Зоологическом институте, с которой они будут проводить биологические опыты. Зовут студентку Лике-райен. Асил и в самом деле сказала Мани о себе именно это.

 — Я не могу дождаться того момента, — громко говорил господин Норсен девушкам, шагая рядом с ними — когда я всажу острогу в бок громадной форели!

Асил сомневалась, что громадные форели можно поймать таким экстравагантным методом, но зачем спорить с рыболовом и заранее портить ему настроение?

Норвежец пригласил Асил навестить их и вместе порыбачить или посмотреть на стаи фламинго. Асил согласилась, но сказала, что если только появится свободное время.

Асил попрощалась с Мани, как только у здания аэропорта остановилась машина, из которой вышел водитель и поднял над головой табличку с надписью «Nourse family».

Мани еще раз пригласила Асил в гости в Сингапур, а так же дала адрес своей страницы в фейсбуке. Потом Норсены с шумом, спорами и даже ссорясь с другими пассажирами, начали пробиваться к арендованному внедорожнику сквозь толпу туристов, выходивших из Аэропорта.

***

Асил поспешила к стоянке такси. У барьера ее окликнула девушка, в чертах ее лица проглядывало индейское происхождение. Небольшого роста и хрупкого телосложения. Одета она была в светлое приталенное платье кремового цвета, перевязанное бледно-фиолетовой лентой, а на голове и шее красовались повязки. Это была студентка Лике-райен, которая приехала встретить Асил.

Лике-райен обожала профессора и готова была умереть, только бы ему было хорошо. По крайней мере, так показалось Асил. Слишком уж положительно отзывалась о нем Лике-райен.

Несмотря на то, что Лике-райен лишь участвовала в ряде экспериментов проводимых в лаборатории. От Лике-райен Асил узнала, что в данный момент идут эксперименты над несколькими видами злаковыми, которые должны будут обладать высоким содержанием масел и жиров, для повышения качества органического топлива.

А также идет исследование генотипов нескольких пустынных видов растений, которые должны будут использованы для создания генетически модифицированных гибридов, выделяющих жиры и масла, которые также можно будет использовать для производства органического топлива.

Ничего нового в принципе Асил не узнала, так как озвученная информация была открыта в научной общественности.

Лике-райен приехала на старом помятом и царапанном жизнью Форд Эксплорер.

 — Ты уж извини, что поедем на этой развалюхе. Но у аспирантов денег на новые машины нет.

 — Этой машине лет тридцать, их еще выпускают?

Лике-райен вздернула бровь, от раздражения. Но это выглядела настолько наиграно, что Асил нехотя улыбнулась.

 — Не тридцать, а всего шесть. И сняли эту модель с производства только пять лет назад.

В тот день Лике-райен собиралась сама приехать в лабораторию. Через полчаса езды они приехали на частный аэродром.

Оставив автомобиль на охраняемой стоянке, девушки прошли на взлетную полосу.

 — Вон частный вертолет лаборатории. Через полчаса мы окажемся в лаборатории «Viridi Paradísi».

Указала рукой Лике-райен, обращаясь к Асил. Теперь ничто не мешало тут же подняться в воздух и отправиться к Фултону — самому умному, самому гениальному человеку на Земле.

Лике-райен оказалась удивительной разговорчивым человеком, а кроме того, ей было интересно знать обо всем, что происходит в США.

Так они и летели эти полчаса, что занимает путь до лаборатории на вертолете. Внизу проносились покрытые снегом горные вершины, затем за тонкой, блестевшей под солнцем полоской реки потянулась каменная пустыня с желтыми полосами барханов, а дальше к югу простирАсиль бесконечные пески. Иногда пилот вел вертолет довольно низко над песками. Порой в низинах скал были видны белые пары гейзеров, или одинокие кактусы.

Странно было представить, что в таких местах могут жить или просто бывать люди. Асил было интересно, каково здесь будет Норсенам, особенно когда зайдет солнце и грянет ночной мороз?

Асил увидела зеленое пятно на серо-желтом фоне пустыни. Пятно росло и приближалось. С высоты лабораторный комплекс представлял собой трех этажное здание, которое являлось самой лабораторией. Пять одноэтажных зданий, которые видимо были жилой зоной, посадочная площадка с небольшим ангаром. Водонапорная башня, рядом с которой стояло здание, которое,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх