Марина. Часть 3: Оргазм

  1. Марина. Часть 1: Мое второе рождение
  2. Марина. Часть 2: Девственность
  3. Марина. Часть 3: Оргазм
  4. Марина. Часть 4: Завершение истории
  5. Марина. Часть 5: Вечеринка в стиле Orgy

Страница: 1 из 2

Не могло так хорошо длиться постоянно. Слишком много переменных в химическом уравнении счастья. Например, Максиму явно не по душе отношения с парнем, хоть тот и по волшебному мановению косметической феи становился девушкой; или — моя жизнь, а точнее, материальное благополучие моих родителей не могло позволить мне осуществить мою мечту. Если вдруг кому-то показалось мало, то можно добавить и несуществующий в нашей стране «средний класс», и район, в котором приходилось жить, и... да много чего. Жизнь, она мало похожа на сказку. Так говорят знающие люди. Но, почему-то они забывают добавить, что сказку придумывает и осуществляет сам человек...

Впрочем, я слишком забегаю вперед. Не будем торопиться.

Пока что моя жизнь напоминала гротескное веселье на борту Титаника. Как там у Бутусова?"Капитан, крысы сходят на берег, они знают, что мы скоро пойдем ко дну...»

Итак, Марина начала взрослеть.

Семнадцатилетие я встретила с четким осознанием трех вещей: настало время выбирать будущую профессию; дома меня ничего не держит; и — общественное мнение имеет свою гребаную силу, прямо как в шестнадцатом веке. Боже, благослови идиотов!

Но сначала о главном...

 — Ты брови выщипал?

Я едва не подавилась завтраком. Мама смотрит требовательно, в голосе усталость:

 — Когда ты уже бросишь все свои дурости. Сережки эти в ушах, волосы уже до плеч отросли, брови выщипал... как девка!

Эх, мамочка... лучше тебе не знать, золотой мой человек, что за хаос у меня внутри! Думаешь, мне легко жить в этом теле, когда душа во мне иного просит?

Но об этом с матерью я никогда не заговорю. Пусть что угодно говорят праведники, осуждающие ложь во спасение, но заставить близких страдать я не могу. И так многое перенесли.

 — Мне так нравится, — отвечаю я. — И, кстати, девушкам это тоже нравится.

О том, что с девушкой я был мужчиной всего пару раз и мне больше нравиться быть на их месте, я, естественно, умолчал.

Но мама права. Я менялась. Словно секс Максимом прорвал некую запруду. Впрочем, так и было.

Внешне не многое изменилось. Во мне не появилась манерность педовок, это насквозь сценическое увлечение розовым, гламурным и с сердечками. Зато чистоплотность выросла в разы, не считая, конечно же, вполне нормальных приемов душа и чистки зубов.

У меня появилась близкая подруга. Ее звали Лида. Абсолютно безбашенная девчонка. Маленькая, хрупкая, с черным ирокезом, татуировкой на полспины и способная дать отпор любому. Познакомились мы совершенно случайно, на какой-то квартирной вечеринке без повода, зато с толпой неформальной молодежи. Лида меня поразила абсолютным спокойствием к сексу. То есть, она, конечно, та еще штучка, но свободные отношения имели для нее самый прямой смысл. Физиологическая потребность, говорила она, только и всего.

Напившись, мы вдруг оказались в одном углу пьяного угара. Слово за слово, и я поведала свою историю. Лида внимательно выслушала, а на следующий день позвонила и предложила встретиться. Так мы начали дружить.

Она работала парикмахером. Потому маникюр, педикюр и уход за волосами у меня был что надо. Кроме того, исчезли напряги с выбором нижнего белья и, самое главное, верхней одежды, которую нужно было примерять. Хоть мы и разной комплекции, но, запершись в кабинке примерочной, я могла без подозрений мерять все что угодно.

Секретер моего сундука-комода быстро заполнился. Жаль, что эту красоту я не могла носить всегда.

В кармане завозился мобильник, я с радостью прочла имя звонившего и тут же чирикнула:

 — Максим?

 — Привет! Тут такое дело...

 — Говори.

 — У меня предки на выходные сваливают.

 — Я поняла, — улыбнулась я счастливо.

 — Ага, — как-то стушевался Макс. — Я планирую пирушку закатить. Ты как?

Пирушка означала, что там Марины не будет.

 — И кто будет? — я поумерила пыл.

 — Да так, парочка одна: Тоха и Анька. И Семен.

Антона я знала — насквозь циничный персонаж подвальных рок-групп, мы не то чтобы дружили, но виделись часто. Его можно и не бояться, он молчаливый пофигист. Его девушка такая же.

 — А на Семена пофиг, — махнула рукой Лида, когда я ей рассказала и пригласила на вечеринку. — Ты же хочешь быть собой? Будь!

Так вышло, что из ванной Максима вышли под ручку две девушки: Лида и Марина. Причем я была впервые с настоящими своими волосами. Лида заплела мои отросшие до плеч черные пряди во что-то немыслимое на затылке, помогла создать вечерний макияж, сделать французский маникюр.

 — О-о, дамы, — пьяно улыбнулся Максим, оглядывая нас.

Я — в кожаной юбке и корсете на белоснежной кружевной блузке, ножки в полосатых красно-черно-зеленых чулках и сапожках до колен, на мочках ушек болтаются красивые серьги. Лида, в поддержку моего подвига, в чем-то, напоминающем костюм американской стерптизерши. Идеал разврата.

В дверь позвонили. Чмокнув нас по очереди в щечку, Максим побежал открывать.

Первым заявился Семен. Уже серьезно пьяный замкнутый девственник, смотрящий на нас в режиме гибернации. Лида даже шепнула:

 — Если захочешь с ним — получится без проблем. Такие трахают все.

Я только отмахнулась. У меня же Максим!

Через десять минут появились Антон с Анной. Тоша прокричал с порога что-то вроде «живи быстро, умри молодым», а вот Анна при виде меня задрала бровку:

 — Это что — пед... ?

И осеклась под ледяным взором Лиды. Антон показал мне большой палец.

Застолье началось весело, но как-то замкнуто. Пока мы были вместе, Максим позволял себе не больше одного взгляда на меня в минуту и, максимум, — приобнял за талию. К полночи (о, это святое время!) все были полны алкогольной толерантности. Настолько, что Анна мне полчаса жаловалась на Антона, а потом выдала:

 — Ну, ты же девушка, ты меня понимаешь.

Я ее понимала. Хлопнуло, в потолок ударила пятая пробка, шампанское уже зашипело только у меня в бокале. Лида и Аня пили водку наравне с парнями. Зашел разговор о минетах, Анна ревниво покосилась на меня, стала на колени перед Антоном:

 — Лучше меня этого никто не... ик... делает!

У Семена заблестели глаза, когда с легким жужжанием ширинка Антона расстегнулась, и голова Анны начала мерно двигаться под аккомпанемент легкого чмокания.

Лида усмехнулась, посоветовала:

 — Не стесняйся, здесь все свои, — и, только у бедного парня вспыхнула в глазах надежда, посоветовала: — Дрочи.

Он гордо отказался, чтобы через минуту все-таки достать дико напряженный член и начать легко его мять. Я ощутила щекотание по позвоночнику, пальца Максима прошлись по моей талии, опустились на ягодицы. Ушко ожег его шепот:

 — А ты не хочешь посоревноваться?

Я ответила на его французский поцелуй с удовольствием, аж дух захватило. Под моей ладонью его твердый член, настолько, что жар через джинсы ощутим. Под одобрительный взгляд Лиды и Антона я опустилась на колени, зажужжала ширинка. Семен сглотнул и стиснул свой член. Я с нежностью освободила пенис Максима из трусов, мои пальчики погладили яички, прошлись по стволу. От моего поцелуя он вздрогнул, на головке выступила капля смазки. Максим откинулся на спинку стула и закрыл глаза, когда я взяла в рот, он судорожно вздохнул.

Пару минут я держала член во рту, двигая головой, потом стала целовать, не забывая о фрикциях рукой. Снова заглотила, обволакивая ствол губами и смачивая слюной. Когда его головка касалась моего нёба, во рту появлялся приятно-кисловатый привкус. Максим неожиданно взял меня за волосы, его руки насадили мою голову на член особенно резко, я даже подавилась. Потом еще раз. Пришлось высвободиться, чтобы вдохнуть.

Лида, оказывается, уже сняла трусики (их нюхает сейчас Семен, не забывая дрочить), и мастурбировала, поглаживаю обнаженную грудь Анны. На эту псевдо-лесбийскую игру Антон смотрел с удовольствием, не забывая направлять член в рот ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх