Разделяй и властвуй. Часть 3: Девушка с татуировкой дракона

  1. Разделяй и властвуй
  2. Разделяй и властвуй. Часть 2: Вика
  3. Разделяй и властвуй. Часть 3: Девушка с татуировкой дракона
  4. Разделяй и властвуй. Часть 4: Несколько слов о татуировке дракона

Страница: 1 из 8

Девчонки вырубились моментально, и через пяток минут мирно посапывали, каждая со своей стороны. Они были похожи на двух породистых кошечек, спокойно дремлющих на груди хозяина. Уже засыпая, я мысленно прокрутил пережитые события минувшей ночи. Они были поистине восхитительны, но я точно знал, что всю прелесть произошедшего каждый из нас осознает лишь дня через два, через три. Эти воспоминания останутся с нами на всю жизнь, и непременно будут всплывать в сознании каждый раз, в моменты сексуального возбуждения.

Я вдруг понял философию низменных желаний Виктории. Вот оно! Вот, ради чего она приехала! Вот, ради чего решилась на новые ощущения! Она пробовала напоследок то, на что, будучи замужем, не будет нужды решаться. То, что когда-нибудь в будущем, будет греть ей душу, напоминая о лихих проделках молодости. Вика запечатлела для себя яркие образы того, что она пожила насыщенной, фривольной жизнью. Благодаря им (образам), она сможет в нужный момент сказать себе: «Притормози, подруга. Ты итак пожглА в свое время. Так что, не ищи приключений, люби себе спокойненько детей и мужа. Ничего нового «на стороне» ты для себя не откроешь. Чего ты там еще не видела?».

Исходя из этих умозаключений, я сделал вывод о том, что когда мы проспимся и протрезвеем, блондинка станет неприступнее Петропавловской крепости. А вот мотивы Елизаветы однозначно были иными. Замуж она пока явно не собиралась. Судя по общему настроению, девушка просто гуляла, как кошка по весне. Я был уверен, что, в отличии от Виктории, брюнетка будет не против продолжить периодические встречи вплоть до отъезда в Москву.

Свою теорию я решил проверить «с утра» на практике, предложив Лизке остаться до вечера, и потрахаться уже на трезвую голову. А еще лучше подремать часок, а потом растолкать её, вывести на балкон, и дать в рот на свежем воздухе. Учитывая неслабую эволюцию в её сексуальном раскрепощении, подобное развитие событий не должно было её смутить. Напланировав всевозможной пошлятины, повязанной на потенциальной любовнице с полуторамесячным сроком годности к употреблению, я, наконец, нырнул весь, без остатка, в бездонный омут хмельного сна. Нырял счастливым, и довольным, предвкушая события нового дня.

Однако, «новый день» обошелся со мной весьма грубо, и бесчеловечно, сурово обманув ожидания. Начнем с того, что пробуждение вышло скомканным и болезненным. Продрать глаза удалось далеко не с первой попытки. Голова ломилась так, словно в нее всю ночь, кто-то незримый, гвозди вколачивал. А теперь, все тот же «недоброжелатель» принялся зверски тянуть их наружу. Во рту, будто табор цыган переночевал, и, уходя, не удосужился прибраться за собой. В общем, похмелье наблюдалось, дичайшее.

Никого из девчонок рядом не было. Звуков их присутствия в остальных стенах квартиры также не обнаруживалось. Мобильный телефон показывал»14:07«, четыре пропущенных звонка, и два непрочитанных сообщения. По разу звонили отец с матерью, лучший друг Мишка, и руководитель моей производственной практики, которому я сегодня денег подвезти обещал, за её «досрочное» прохождение.

На первое сообщение я чертыхнулся. «Coscom» (мобильный оператор) в тысячный раз приветствовал меня в сети, несмотря на то, что его услугами я пользовался дней десять, не меньше. Кривые сервисы того времени частенько напрягали своей несовершенностью. Зато второе сообщение пришлось мне по душе. Писала та самая Ирина (упомянутая в первой части «Разделяй и властвуй»), с которой я собирался, было, продолжать вечер, покуда не возник вариант с Елизаветой. Месседж был коротким, приветливым и добродушным:

«Сашка, привет! Не отвлекаю? Чем занимаешься?»

Сообщение «упало на мобильный» еще в полдень, так, что торопиться с ответом уже не имело смысла. Решил отписаться позже, придя в себя. На прикроватной тумбочке стоял пустой стакан и бутылка минералки, заботливо подготовленная кем-то из девочек. К стакану была прислонена записка, настроченная размашистым почерком. Почерк Лизы я узнал без труда, даже не взглянув на подпись. Поскольку пять последних лет списывал алгебру, исключительно у неё. Текс гласил:

«Доброе утро, Шурик! Извини, что бардак в зале на тебя оставили. Просто срочно по домам разойтись нужно. К Вике Сергей неожиданно нагрянул. А мне обои клеить надо, пока папа выходной (она, действительно, с вечера жаловалась, что родители ремонт затевают, и её подпрягают). Ключик я под стакан положила, а дверь захлопну на замок. Пиво не пей! Помни, что неправильный опохмел приводит к длительному запою! Созвонимся! Лиза».

Я отложил записку, попил газированной водички, прокатившись на волне облегчения, и зарылся, поглубже, под покрывало. Вставать теперь не хотелось еще больше, с учетом предстоящей капитальной уборки. Спать хотелось нереально. Но я и без того продрых непозволительно долго. Поэтому, скрепя сердце, вытряхнулся из уютной кроватки, и побрел в ванную приводить себя в порядок.

Холодный душ, крепкий кофе, и «утренняя» сигарета, вернули меня к жизни, и уже через час я завершал наведение порядка заменой постельного белья. После этого, в спокойной обстановке, отзвонился родителям, встречу с руководителем практики перенес на следующую неделю, и с Мишкой планы на вечер обсудил. Сегодня решили не бухать, поскольку и у него минувший вечер в пьяном угаре перед глазами проплыл. Потому договорились у него столкнуться, зеленым чаем почки помыть, да в любимые нарды погонять.

Напоследок оставил самое приятное. Ирке решил не писать, а сразу позвонить. Набрал её номер. Гудок, второй, в трубке слышится бодрое: «Алло!»

 — Ир, привет. Не занята?

 — О, Сашка! Привет! Нет, не занята. Хотя нет, занята.

 — О!!! И чем же ты таким занята, что сначала не занята, а потом вдруг сразу занята? (каламбурю во всю, предчувствуя шутливое настроение беседы).

 — Да сижу, вот, и думаю. А чего ты от меня морозишься?

 — Это, в каком таком смысле морожусь?

 — Ну, в каком — в каком? В таком, который прямым называется! Вчера с занудами нашими кинул, типа они меня в школе достали недостаточно. Сегодня, вот, смс-ку игноришь. Я обиделась на тебя, понял?! (а сама улыбается, по особой интонации голоса чувствуется).

 — Ну, раз обиделась — значит, будем пощаду вымаливать, извиняться. Ты чё сегодня вечером делаешь?

 — Я — ничё! А чё? (кривляется и кокетничает).

 — Да так, ничё... Думаю вот чё... ! Может мы это, чё... ? Придумаем чё... ? (кривляюсь не меньше неё, почти срываясь на хохот).

 — Ну, а чё? Я — очень даже ничё! (не сдерживается и весело смеется).

 — Ну, раз ничё, тогда, на том же месте, в тот же час? (подразумеваю то же самое питейное заведение, в котором вчера пьянствовали, и собирались, при этом, на восемь часов вечера).

 — Окей, Сань, я буду вовремя (девочка она смышленая, сразу понимает, где встречаемся и во сколько).

 — Тогда до вечера, салют!

Ложу трубку, и тут же набираю Мишкин номер. Переношу чай с нардами на «как-нибудь потом», получаю напутственное пожелание «удачной охоты», и мчусь домой к родителям. Все мои вещи там, а переодеться нужно непременно. После непродолжительных дебатов с мамой, относительно того, что я почти дома не бываю, принимаю душ, запрыгиваю в льняные штаны, и натягиваю любимую тенниску зеленого цвета.

Мама хлопотливо норовит скормить мне стопку свежеиспеченных блинов, но раскручивает в итоге, лишь на пару штук. Остается довольной и этим результатом, потому как, «лучше синица в руках, чем журавль в небе». Она прекрасно знает, что если я и заявлюсь сегодня домой, то никак не к ужину. Хотя, к холодильнику могу и наведаться, с пьяной голодухи. Потому бросает мне (убегающему) вслед, что отбивные оставит в кастрюльке на плите, дабы мясо не задубело. Мама, одним словом. Что тут еще скажешь.

К условленному времени я не опоздал, явившись, минут за десять до появления ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх