Дневник психотерапевта

Страница: 6 из 10

уровне, вряд ли Наташа могла признаться даже самой себе, что будет бороться за мужика. Честно сказать — все эти умные мысли у меня родились в процессе написания дневника. Когда же Наталья насасывала мою головку, я думал лишь о том, как сейчас я буду драть свою жену.

Кончил я буквально через минуту. Когда толстые струи стали бить в горло Наташе она протяжно застонала, и тогда я только заметил, что она всё это время не менее яростно истязала пальцами своё влагалище. В её тёплом рту мой член ожил буквально сразу же.

Такого вожделения к жене я не испытывал уже давно. Мы буквально сплелись в похотливый клубок тел и сочно еблись как заведённые. Член толстым стальным стержнем трамбовал ненасытное влагалище супруги, а я кусал и сосал раздувшиеся шляпки сосков Наташкиных аппетитных грудей. (Мягкими круглыми ляжками моя жена нежно обнимала меня пока я, рыча как зверь, заливал спермой её внутренности. Хорошо, что она не бросила принимать таблетки. Наташины вопли, наверное, слышал весь район. Я не знаю, как спали наши соседи, потому что наша безумная карусель в стиле «давай я тебе отсосу, а потом ты снова меня обспускаешь» продолжалась до двух часов ночи. Последний раз Наталья объезжала меня сверху. Мои уже практически опустевшие яйца шлёпали об её упругий зад, а руки тискали налитую зацелованную до красноты грудь. Кончив со сладким стоном, мы устало легли на кровать и заснули мёртвым сном.

Наутро на меня было страшно смотреть — круги под глазами и довольная, как у кота на масленицу, рожа. Жена была весёлой и в отличном настроении, поцеловав меня, упорхнула на работу. День начинался шикарно.

Дневник доктора Маргулиса. Запись четвёртая.

Сегодня я тоже шёл на работу весёлый. Дома всё стало налаживаться, на работе всё хорошо. Поют птички, светит солнышко, эндорфин и окситоцин исправно поступают в кровь. Буквально оттарабанив рабочий день я сидел и ждал свою пациентку. Елена явилась с опозданием и с очень довольным видом.

— Вы сегодня в прекрасном расположении духа, Елена. Это замечательно.

— Вы, я смотрю тоже, док. И я вижу, что Вы воспользовались моим советом. Сколько раз Вы вчера кончили?

— Елена, Вы меня смущаете. Около 6-ти раз.

— Ого. Жена довольна осталась?

— Ещё и как. Спасибо Вам за совет! А теперь, пожалуй, начнём.

(Диктофонная запись №3)

— Скажите, Елена, вот что. У меня закрадывается подозрение, что Вас устраивает текущее состояние дел. Вы ни разу не пожаловались на то, что происходит. Вам вообще нужно что-либо менять?

(Елена задумалась на некоторое время)

— Не знаю, доктор. Скажу честно, сегодня я позволила совершенно незнакомому мужчине отыметь меня в подъезде — это нормально? Я особо даже не рассматривала его. Помню только напор, страсть и его удивление. Как только мы закончились, я его пнула между ног, чтобы он не увязался за мной и убежала. Меня беспокоит моё неконтролируемое поведение, и мне стыдно, но я не могу ничего поделать с собой.

— Это единичный случай девиантного поведения? Были ли ещё случаи в Вашей жизни, за которые Вам стыдно? Случаи связанные именно с сексуальным желанием.

— Да. Помните, я рассказывала Вам об Анжеле? С ней вообще было непросто. Я, может быть, и нашла себе постоянного парня, но она так мягко и незаметно вовлекала меня в безумства эти, что ни о каких отношениях не могло быть и речи. Иногда, мне кажется, что она переходила всякие границы в своих затеях, а я ей всегда способствовала.

— Есть какой-то определённый случай перехода границ?

— Да, мне до сих пор немного стыдно за тот свой поступок.

***

Анжела, будучи умным филологом, была совершеннейшим чайником в компьютерах. Всех её умений хватало на зависание на сайтах да скачивание всего, что можно. И как-то она доскачивалась, что словила вирус. У неё паника, сдавать реферат скоро. Мы тогда уже были на третьем курсе, дело близилось к экватору. В-общем делать нечего, Анжелка набрала номер одного знакомого мальчика. Мальчик был классическим задротиком. Естественно и неприкрыто обожал Анжелу, но относился к ней настороженно, понимая, какие последствия могут быть, если он хоть как-то проявит свои притязания.

Один звонок — и Виталик уже здесь. Очки, усики, не очень чистая кожа, смущается, стесняется. Его посадили за комп и объяснили задачу. Виталик от растерянности и наших довольно откровенных домашних нарядов даже забыл, зачем пришёл. Мы, тем временем, ушли в соседнюю комнату, и Анжела предложила распить бутылочку наливки. Мы не заметили даже, как наливка нам быстренько ударила в голову. Анжела уже бесконтрольно хихикала, иногда мы с ней целовались и забыли даже о существовании Виталика, как вдруг он зашёл в комнату и скромно промямлил, что он уже закончил.

Анжела, приняв строгий вид, повернулась к нему и предложила пойти проверить. Комп был чист — парень от усердия, помимо удаления вирусни, поудалял лишние программы, поставил нормальный браузер, антивирус и вообще привёл всё в порядок. В пьяной голове Анжелы уже зарождался некий план.

— Виталик, скажи, а ты девственник? Ну, хотя чего я спрашиваю...

Виталик только, судорожно глотнув, кивнул.

— А ты, Виталик, порно смотришь? — снова кивок, — А мастурбируешь?

— Может, я лучше пойду? — заволновался Виталик, глядя на сердитое лицо Анжелы и предчувствуя нечто недоброе.

— Ты пойдёшь только тогда, когда я тебе разрешу. Итак, я повторяю, ты мастурбируешь? — Анжела была непреклонна.

— Н-н-нет.

— Если будешь врать, я сделаю так, что ты девственности лишишься. Анальной. Понял меня?

Виталик затрясся, а я подумала, что бедный парень итак её боится, а она такой стресс ему устроила. Но мне было одновременно интересно, насколько далеко моя подруга может зайти.

— Да... Я... я...

— Что ты?

— Я мастурбирую.

— Умница. Хороший мальчик. А теперь снимай штаны и трусы.

И тут Анжела попросила меня дать ей ножницы.

Я не понимаю, почему Виталик тогда просто не убежал. Ну что мы могли ему сделать? Возможно, его просто сковал страх. Страх последствий, которые обрушатся на него, если он попробует вступиться за себя. Вместо этого парень стал снимать штаны.

Сквозь выпитую наливку я все же ощущала ещё абсурд происходящего и стала шёпотом уговаривать Анжелу перестать. Она меня не слушала и попыталась манипулировать мною через фразу: «Ты же моя подруга, не ломай мне кайф». В итоге она сама схватила ножницы и подошла к парню. Тот уже стоял без штанов, прикрывая руками своё хозяйство.

— А ну, руки убери. Сейчас за то, что ты мастурбируешь, я тебя лишу твоей драгоценной пиписки. Дёрнешься — тебя завтра же мой парень пополам разорвёт в универе, понял меня?

— Пожалуйста, не надо, — парень начал всхлипывать, чувствуя, как капкан Анжелиного безумства уже захлопнулся и ломает ему кости.

— Я сказала, руки убрал!

Виталик вытянул руки по швам и поднял голову вверх, стараясь не смотреть на Анжелу. Нашему взору предстали сморщенные от испуга мужские причиндалы.

— Нет, тут и резать нечего, — всхохотнула эта сучка. В тот момент я её ненавидела. Сейчас я думаю о том, что мне нужно было ей врезать, как следует. Но тогда меня просто охватил ступор, да и наливка мешала думать.

Похоже, у Анжелы в голове что-то щелкнуло, либо она изначально так планировала свою жестокую забаву, но я никак не ожидала произошедшего.

— Мне так резать неудобно, может, стоит посмотреть какой он на всю длину? — после этой фразы эта сумасшедшая бросила ножницы, обхватила рука худой зад парня и вобрала мягкий член в рот.

Бедный Виталик стал возбуждаться против своей воли. Через несколько секунд от опытных ласк Энжи его член стоял по стойке смирно. Немаленький, неприличного вида, головка как шляпка гриба венчала ствол.

— Не, такое резать жалко. Твой член девочку хочет? Хочет в горячую киску сейчас? — пьяная Анжела уже не соображала, что несёт.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (100)

Последние рассказы автора

наверх