Опасности журналистики

Аня уже входила в подъезд своего дома, как её окликнули. Она обернулась и увидела спешащих к ней двух женщин.

 — Анна? — одна из них схватила едва не захлопнувшуюся дверь подъезда и открыла её пошире.

 — Да, я Анна, — удивленно ответила Аня. — А вы?..

 — А мы коллеги вашей матери.

 — Мамы нет дома. Она сейчас в командировке.

 — Да, да, мы знаем, — сказала женщина. — Мы и не к ней пришли, а к вам.

 — Ко мне?

 — Хотим обсудить с вами одну её статью. Вы ведь тоже на журналиста учитесь?

 — Ну да...

 — Вот и отлично. Давайте зайдем к вам домой. Там и поговорим.

 — Давайте...

В лифте Аня получше разглядела обеих женщин и её кольнуло нехорошее предчувствие. На журналисток они не походили абсолютно. Обе были одеты в слишком легкие для начала осени блузки и обтягивающие шортики, а шпильки на туфлях были чересчур высокими. Выглядели женщины лет на тридцать с лишним, но Ане показалось, что на самом деле они моложе. Их старил нездоровый серый оттенок лица и какой-то вечно невыспавшийся вид. Роста они были такого же, что и Аня, но выглядели гораздо крепче физически. Уже выходя из лифта, Аня поняла, на кого походят её новые знакомые — на потрепанных проституток низкого пошиба.

Аня замялась у своей двери. Ей ужасно не хотелось впускать этих двух к себе домой, тем более что дома сейчас никого не было. Но женщины молча и выжидающе стояли за спиной, так что Ане пришлось достать ключи и открыть дверь.

Она надеялась, что они поговорят в прихожей, но женщины, даже не сняв туфлей, прошли в зал.

 — О чем же вы хотели меня спросить? — пройдя следом, обратилась она к той, которая говорила с ней у подъезда. Женщина не торопясь и с любопытством осматривала убранство комнаты.

 — Спросить? Да, мы с тебя сейчас спросим, — насмешливо сказала женщина, внезапно перейдя на «ты». — Вообще-то мы сначала собирались спросить с твоей мамы, но она свалила в эту свою командировку, и нам сказали, что сойдешь и ты. Так даже лучше.

Аня, широко раскрыв глаза, глядела на женщину, пытаясь понять, о чем она говорит. Женщина хотела продолжить, но тут откуда-то из глубины квартиры послышался голос её напарницы:

 — Мара, иди сюда, глянь, какая тут кровать клевая!

Первая женщина, которую назвали Марой, отправилась на голос. Ничего не понимающая Аня побежала следом.

Оказалось, что пока они разговаривали, вторая женщина ушла в другую комнату и теперь осматривала стоявшую там большую раскладную кровать.

 — Как она раздвигается? А, вот... — она потянула за ручки и кровать стала двуспальной.

 — Что вы делаете? — возмущенно спрашивала Аня. — Объясните наконец, что вам надо?

 — Щас увидишь, че нам от тебя надо.

 — Погоди, Рысь, надо же ей объяснить. — сказала Мара. — В общем так. Твоя мама оказалась упертой стервой и написала статью, которую кое-кто умолял её не писать. И нас попросили объяснить ей, что она поступила плохо. А раз уж подвернулась ты, то мы объясним это тебе, а ты уж передашь потом своей мамочке. Чтоб в другой раз слушала людей и не писала всякую херню.

 — Я не понимаю, о чем вы говорите, — прошептала Аня. Она чувствовала, что уже едва стоит на ногах от страха.

 — Нам-то не похер, понимаешь ты или нет? Падай на кровать! — Рысь принялась стягивать с себя шорты. Её примеру последовала и Мара, и вот уже они обе стояли перед Аней в одних блузках.

Они стали теснить её к кровати. Аня рванулась вперед, но тут же была схвачена под руки и кинута на кровать. Она попыталась подняться, но женщины уже навалились на неё вдвоем и начали срывать одежду. Аня ещё толком не успела ничего понять, а с неё уже сорвали курточку и футболку, стянули джинсы вместе с трусиками.

Полностью голая, Аня вскочила на кровати и снова попыталась прорваться к двери. Но её снова схватили, с огромной силой подбросили в воздух, и Аня, взвизгнув, рухнула обратно на кровать.

 — Рысь, ноги ей держи! — крикнула Мара. Сама она уселась Ане на грудь и ухватила за руки.

 — Помогите! — завопила Аня. — А-а-а! На помощь! Помогите! Помо... гм-м-мхх!..

Мара схватила Аню за голову и вдавила лицом себе в пах. Аня замычала и попыталась вырваться, но хватка у Мары оказалась железной. Аня почувствовала, что ей нечем дышать. Пытаясь вдохнуть хоть чуть-чуть, она принялась дергаться и извиваться на кровати, но освободиться от непробиваемой плоти Мары не удавалось. Наконец, когда Аня уже почти потеряла сознание, Мара отпустила ей голову.

Аня жадно вдохнула воздух. В глазах у неё потемнело и плыли разноцветные круги.

 — Сучка, ещё раз закричишь, придушу до конца, — со злостью сказала Мара. — Лежи смирно, никуда теперь не денешься. Рысь, я первая.

Мара подложила под голову Ани подушку, уселась поудобнее и принялась за дело. Находящаяся в полуобмороке Аня едва понимала, что происходит. Она помнила только, что её то и дело начинало тошнить — Мара и Рысь брили лобок, но особой чистоплотностью не отличались. Аня сдерживала тошноту, стараясь думать о чем-нибудь другом, но это едва получалось. Насильницы постоянно терлись об её лицо, прерываясь лишь для того, чтобы уступить место подруге.

Аня не знала, сколько времени всё это продолжалось. В какой-то момент она вдруг поняла, что на её голове уже никто не сидит, и как будто очнулась ото сна. В воздухе стоял едкий запах сигаретного дыма. Аня застонала, пошевелилась и попыталась привстать. Но на её грудь сразу же опустилась чья-то рука.

 — Куда? — послышался голос Мары. — Лежать! Мы ещё только начали.

Аня поняла, что насильницы лежат по бокам от неё и курят.

 — Что, очнулась, сучка? — Рысь взяла Аню за подбородок, потом затянулась от сигареты и выдохнула дым ей прямо в лицо. Аня закашлялась. — Ты язычок-то пока разминай, сейчас им работать будешь.

 — Лизала когда-нибудь раньше? — спросила Мара.

 — Что? — слабо переспросила Аня, поднимая на неё глаза.

 — Что-что? Мороженку, что же ещё! Ха-ха!

Мара и Рысь залились смехом.

 — Слышь, Мара, она раньше только мороженки лизала, да у парней отсасывала.

 — А может у тебя и парня-то не было? — предположила Мара. — Ну-ка, Рысь, проверь.

Рысь взяла сигарету в зубы, села на кровати и запустила пальцы в Анино влагалище. Аня содрогнулась всем телом.

 — Нет, не девственница, — заявила Рысь. — Трахалась уже с кем-то.

 — А член сосала? А? Сосала? — Мара слегка шлепнула Аню по губам. — Конечно, сосала. А теперь мы тебя научим, как надо лизать. Ты ещё нам благодарна должна быть.

 — Вот сучка! У парня отсасывала, а от нас морду воротит! — Рысь бросила сигарету в стоящую неподалеку вазу и поднялась на ноги. — Все, давай продолжать.

Аню снова уложили как прежде. Теперь первая на неё взгромоздилась Рысь. Мара примостилась рядом и пристально наблюдала за происходящим.

 — Язык высунь и лижи, — приказала Рысь. Аня глядела на нависшую над ней вагину, но не могла заставить себя открыть рот. Ей казалось, что если она это сделает, её тут же стошнит.

 — Не слушается, — хихикнула сбоку Мара.

 — Слышь, сучка, я тебя щас так отделаю, на улицу стыдно будет показаться. — предупредила Рысь.

 — Ты её подуши немного. Обязательно поможет. — посоветовала Мара. Но тут Аня высунула язык и начала лизать.

Аня лизала не глядя, и старалась не чувствовать вкуса. Она равномерно водила языком по лоснящимся половым губам Рыси, иногда проникая внутрь, во влагалище.

 — Куда ты языком своим тычешь? — шипела сверху Рысь.

 — Выше лижи. Вот здесь, — Мара показала пальцем, где надо лизать. — И всем языком не води, только кончиком.

Аня послушалась.

 — Быстрее, — сказала Рысь и тяжело задышала. Она навалилась Ане на лицо и больно вцепилась в волосы, но Аня терпела и лизала. Через пару минут Рысь кончила.

 — Теперь вылизывай у неё внутри, — приказала Мара. — Всё оттуда вылижи и проглоти, чтобы я видела. Живее!

Аня засунула язык во влагалище Рыси, и, хлюпая, стала всасывать в рот всю влагу. Потом шумно сглотнула и сморщилась, уверенная, что сейчас её точно стошнит. Но все опять обошлось.

Настала очередь Мары. (специально для sexytales.ru— секситейлз.ру) Аня делала всё уже механически, надеясь снова провалиться в забытье. Но на этот раз голова у неё была ясная, она четко слышала, всё, что ей говорили, слушалась приказаний и под конец уже знала, как доставить удовольствие насильницам, чтобы избежать шлепков и затрещин. Каждая кончила по три раза, и каждый раз Аня тщательно вылизывала их влагу и проглатывала её.

Но Мара с Рысью не успокоились и на этом. Перекурив, они принялись экспериментировать. Аню ставили в разные позы, заставляли лизать им грудь и анус, для смеха целовали взасос, трепали её вагину пальцами. Аня едва двигалась от усталости и нервного напряжения, и едва шевелила онемевшим языком. Тошнота, правда, прекратилась — Аня уже просто не чувствовала вкуса того, что лизала.

Наконец всё закончилось. Обессилевшая Аня лежала на кровати и глядела, как насильницы одеваются. Она настолько устала, что даже не чувствовала радости от их ухода.

 — Ну пока, сучка, — сказала Рысь.

 — Я надеюсь, ты объяснишь маме, что не надо в следующий раз делать то, что не просят, — сказала Мара. — А если она не поймет, то мы снова с тобой встретимся, или с ней, или с вами обеими сразу. Понятно?

 — Понятно, — прошептала Аня.

Когда они ушли, она ещё лежала некоторое время на диване. Потом с трудом поднялась, оглядела комнату, засыпанную пеплом и окурками, и поплелась в душ.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх