Последняя игрушка. Похищение

Страница: 2 из 4

утереть нос этому напыщенному Нагу. Он разбогател на обучении рабов, а про его новую рабыню мне просто прожужжали уши. Теперь у нас две рабыни и каждая гораздо красивее. Мы их быстро обучим, верно? Смотри, прошло совсем немного времени — а они уже на все согласны. Ты ведь на все согласна, ведь так? — Подбородок Ани приподняла чья-то рука, большой и указательный пальцы впились в щеки. Она открыла глаза — из-за пелены слез она все равно почти не видела своего мучителя. Девушка смогла только кивнуть.

 — Я хочу её попробовать, Серв. Ты будешь?

 — Я пока просто посмотрю.

Кайса лежала на соломе, отвернувшись к стене и старалась не дрожать от холода. Вскоре она провалилась в забытье, где был Арти и его нежные теплые лапы, густая шерсть, в которую можно запустить пальцы, он сам — теплый, нежный, надежный..."Где же ты?» Она очнулась от лязга двери и обернулась, поспешно вытирая горячие слезы. И тут же вскочила, хотя каждое движение причиняло боль в истерзанной спине. В камеру тролль внес Ани, она была без сознания. Он бережно уложил её рядом с Кайсой и тихо виновато рыкнул. Его маленькие, пронзительно-зеленые глазки смотрели на девушку с такой болью... Он моргнул, рыкнул и вышел, тихо прикрыв дверь. Кайса могла бы поклясться — в его глазах были слезы! Но размышлять было некогда. Она склонилась над подругой и ужаснулась. Ани пережила не меньшие ужасы, чем она сама. На щеке девушки отчетливо был виден отпечаток ладони. Удар был так силен, что багровый след сохранился до сих пор.» Как же он не сломал ей челюсть?» — Кайса быстро ощупала личико Ани и уверилась, что переломов нет — только сильные ушибы. Груди девушки были сине-багрово-черными от ударов... А по ноге стекала струйка крови. «Они порвали ей влагалище!» Она нежно обняла подругу и легла с ней рядом, баюкая и грея ту собственным дыханием. Если бы... Если бы только она могла... Она бы уже через несколько минут залечила раны Ани магией... Если бы только она могла. Если бы наказание грозило ей самой — Кайса, не задумываясь, сделала бы все возможное. Но... И ведьма разрыдалась от собственной беспомощности.
Ани медленно открыла глаза.

 — Кайса?

 — Я здесь, Ани.

 — Где мы, Кайса? Мне так жарко!

 — Мы в подземелье. И здесь... Здесь холодно! — Кайса пощупала лоб Ани — та вся горела.

 — И больно. Что с нами, Кайса? Где мы?

 — Не знаю, Ани.

 — Но ты здесь... Я... Я не могла отказать... Ведь тогда... Они... Они... — девушка захлебнулась плачем и ведьма прижала её к себе. Она нежно гладила спутанные волосы, целовала мокрые щеки, соленые от слез губы. Её руки, словно перестали подчиняться разуму — они гладили горячее нежное тело, словно пытаясь смыть, стянуть и убрать прочь прикосновения чужих рук. Когда губы Кайсы коснулись груди — Ани глухо застонала.

 — Прости...

.
 — Нет, продолжай...

 — Тебе больно?

 — Мне больно было там. Как и тебе. Прошу, продолжай. — И Кайса начала нежно целовать прекрасную грудь, пытаясь собрать поцелуями и своей нежностью каждый удар, каждый щипок, каждое прикосновение. Ласковые губы коснулись соска... Ани тихо вздохнула... Кайса продолжала целовать маленькие сосочки, иногда нежно посасывая их. Ани тихо вздыхала от прикосновений ведьмы, прерывистые вздохи утихли. Тонкие пальчики осторожно коснулись волос подруги... А та продолжала целовать нежный живот, спускаясь все ниже... Кайса подавила всхлип жалости — половые губки кровоточили, истерзанные безжалостным насилием. Она начала нежно и быстро зализывать эти раны языком. Быстрый язычок сновал, будто смывая ласками само воспоминание о том, как в это лоно проникали так грубо и резко, что нежные стенки просто рвались, не выдерживая натиска... И вот уже Ани тихо застонала... Кулачки сжались... Тело девушки выгнулось дугой, а Кайса слизывала нежные горячие соки, пока они не попали на раненые стенки лона и не причинили боль...

Эльфийский лорд Сервилиус и его младший брат Беренель неспешно потягивали вино в малой гостиной. Они молча смотрели в огонь камина и улыбались. Наконец, Беренель подал голос.

 — Замечательные игрушки, брат. И как тебе пришло в голову украсть эту маленькую?

 — Я видел её. О нет, не воочию. — усмехнулся он на недоуменный взгляд брата. — Я видел её в сознании той самой рабыни Нага — этой Млисс. Я тогда... Ммм... Слегка увлекся. — Беренель понимающе кивнул. — И вот, в один момент мне удалось проникнуть в её сознание. Ты знаешь, когда им кажется, что они сейчас умрут, в их ужасе столько сладости! Там я увидел многое. Она ведь была королевой! Но Наг при обучении подавил почти все её порывы, оставил только чувственность и желание угождать и доставлять наслаждение. Но я проник чуть дальше и что же я обнаружил? — Беренель, затаив дыхание, не сводил глаз со старшего брата. — Ненависть. Жгучую, все поглощающую ненависть. Не к Нагам, нет! Об этом-то Наг позаботился в первую очередь. А к этой девушке. Её облик стоял перед моими глазами с тех пор. Я долго искал её — мне ведь надо было скрыть от всех мои поиски. И я нашел её! А в придачу к ней мы получили хвостатую. Мы их обучим, и я смогу утереть нос Нагу. Надо будет сказать Рисифи, чтобы сварила побольше зелий с афродизиаками — рабыни должны хотеть хозяев! — Он тихо рассмеялся и отсалютовал брату бокалом.

 — Рабыни должны просто хотеть! — рассмеялся Беренель отхлебнул вина. — А что будем делать с хвостатой? Она слишком необычна для простой рабыни для удовольствий.

 — Надо будет наведаться в зверинец и там подобрать ей партнера. С хвостом! Но сначала обучим, как следует! — Сервилиус нервно облизал губы.

 — Вальдор, позови Рисифи! — тролль тихо рыкнул и открыл дверь. Вошла очень старая гоблинша. Темно-зеленая кожа её выцвела от возраста и теперь имела нездоровый болотный оттенок. Жесткие черные волосы поредели, но были по-прежнему стянуты в тугой узел, украшенный множеством подвесок. Она молча прошла по комнате и остановилась перед братьями. Ярко-желтые глаза буравили эльфов.

 — Рисифи, ты зна...

 — Знаю, Серв! Знаю, что у вас появились новые игрушки. И знаю так же и то, что маленькую вы успели почти сломать! — На лицах эльфов появилось одинаковое тревожно-виноватое выражение.

 — Сломать? О чем ты, Рисифи? — Их старая нянька поправила цветастую шаль, отчего звякнули многочисленные браслеты.

 — Вы швырнули их в подземелье и она сильно простудилась. Вкупе с сильным стрессом после вашего обучения — это почти смертельно. Вторая держится, она чуть старше и гораздо выносливее, но если их оставить там еще на ночь — и она тоже сломается. Вы этого хотели?

 — Но, подземелье — это тоже часть обучения!

 — Серв, ты меня удивляешь. Тебе нужна живая игрушка, или сломанная безжизненная кукла? — Гоблинша повернулась, чтобы уйти.

 — Погоди, Рисифи. Ты можешь что-то сделать? Это важно для меня... Для нас.

 — Знаю, Сервилиус. Знаю, что ты мечтаешь превзойти Нага в обучении рабынь для удовольствий. И я помогу тебе. Я вылечу их. Но для этого нужно время.

 — Вальдор, переведи их в комнату в северном крыле, ту, что выходит в сад. Рисифи, я надеюсь на тебя!

 — Да, мой лорд. Я сделаю все возможное. — гоблинша учтиво поклонилась хозяевам.

Когда открылась дверь, Кайса даже не подняла головы. Все это время она ухаживала за мечущейся в горячке Ани, смачивала водой виски и запястья подруги, пытаясь хоть немного сбить жар. И плакала от своего бессилия. И теперь, не ожидая ничего хорошего прижала подругу к себе, закрывая собственным телом. Да, ударить магией она ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх