Любовный треугольник. Дополнение. Ролевые игры

  1. Любовный треугольник. Часть 1
  2. Любовный треугольник. Часть 2
  3. Любовный треугольник. Часть 3
  4. Любовный треугольник. Часть 4
  5. Любовный треугольник. Часть 5
  6. Любовный треугольник. Дополнение. Ролевые игры

Страница: 1 из 4

«Школьница» и медсестра

На следующий день я пришел с работы рано. Шеф дал отдохнуть сегодня и завтра, так как через день мне предстояла недельная командировка. Я заранее позвонил Ане, и та сказала, чтобы я сразу шел к Тане.

Та встретила меня в коротюсеньком белом халатике, не доходящем даже до резинок белых чулок. На голове у нее была маленькая шапочка с красным крестом, а на шее — стетоскоп.

— Доктор, ну сколько можно Вас ждать? У нас через 15 минут пациент. Переодевайтесь, Ваши вещи в процедурном кабинете, — и она указала на спальню.

Я взял там голубой халат и еще один стетоскоп, и пошел в ванную. Быстро принял душ, сменил белье и облачился в докторское одеяние.

— Проходите в приемную, пациент уже ждет в коридоре.

«Приемной» был зал. Я сел на диван, перед которым был установлен журнальный столик. На нем лежал журнал приема и зеркало, которое я тут же одел на голову для полноты образа. Напротив столика стоял стул, очевидно для пациента. Сзади стула — белая полупрозрачная ширма.

Через минуту с чрезвычайно робким видом в комнату вошла Аня, а следом — моя медсестра. Пациент оказался «школьницей»: сандалии с белыми гольфами, короткая клетчатая юбка, белая блузка и синий галстучек — классика жанра.

— Присаживайтесь на стул, — строго сказала медсестра и положила передо мной «карту больного».

Я взял и начал читать: «Анна Соколова, 18 лет, 11 «А» класс школы № 93. Первичное обращение».

— Здравствуйте Анна. Впервые у извранолога?

Нюта с трудом сдержала смешок и потупившись ответила «Да».

— Что Вас беспокоит?

— Меня направил терапевт. Но... мне неудобно говорить... Терапевт была женщина, а Вы — мужчина...

— Я не мужчина, я — доктор! Говорите прямо, если Вы хотите, чтобы я вам помог.

— Хорошо, — девушка сидела на краешке стула и нервно теребила руками край юбки, — когда я ложусь спать... У меня возникает странное чувство... внизу живота... и здесь, — она показала пальцем на грудь и очень натурально смутилась.

— Какое чувство?

— Какое-то томление, что-то, как будто, тянет, зудит даже немножко...

— Покраснения, прыщики наблюдаете в этих местах?

— Нет. Ничего нет...

— Дальше говорите, — я записал в журнал какую-то лажу.

— Вот... И потом... очень хочется потрогать руками эти места...

— И вы трогаете?

— Иногда...

— Зуд усиливается?

— Нет... Наоборот... Облегчение и даже... приятно становится...

— В чем Вы спите обычно?

— Но доктор... Какое это имеет отношение?

— Прямое. Некоторые модели белья не подходят физиологическим особенностям организма. Поэтому мне нужно знать!

— В майке и... трусиках...

— Хорошо, — я сделал новую запись, — Вы трогаете эти места через одежду?

— Да...

— Напоминаю, пациент, Вы должны говорить мне правду!

— Нет... Простите... Иногда я трогаю... под трусиками.

— В каких трусиках Вы спите: стринги, бикини, боксеры, шортики?

— В обычных...

— Сейчас на Вас такие надеты?

— Да... Мне мама покупает все одной модели...

— Встаньте и покажите!

— Но доктор!...

— Барышня, вы на приеме у врача, который знает, что нужно! Если у вас все в порядке, тогда зачем пришли и отнимаете у меня время?! Можете идти!

— Нет... Извините...

Она встала, взялась руками за края юбки по бокам и медленно потянула их вверх. Показался белый нижний уголок трусиков, после чего Аня замерла.

— Выше!

Она сильно смущаясь задрала юбку до пояса. На ней были обычные подростковые трусишки с маленькими цветочками.

— Сестра, проверьте у пациента белье. Резинки нигде не жмут?

Таня зашла сбоку и сунула палец под нижнюю резинку на бедре, после чего провела им сверху вниз до промежности. Потом повторила операцию с другой стороны. И закончила уже двумя руками на попе.

— Нет доктор. Все нормально.

— Хорошо, Соколова, садитесь.

Аня быстро оправила юбку и тут же села обратно на стул.

— Давно это началось у Вас?

— Около года...

— И почему Вы решили обратиться только сейчас?

— Я... испугалась... Вчера кое-что произошло...

— Говорите!

— Сначала все было, как обычно... И я начала трогать себя...

— Через одежду?

— Нет... И там... было очень мокро. Я испугалась, думала, что описалась, но это было... что-то другое.

— Как Вы поняли?

— Я... я... попробовала на вкус... Другое... Что-то скользкое...

— Хм-м...

— Доктор, что со мной?! Это не опасно?!!

— Пока не могу сказать определенно. Нужно посмотреть. Больше ничего не беспокоит?

— Нет. Только это...

— Тогда встаньте и снимите блузку. Мне нужно Вас послушать.

Аня встала и «нервно» расстегнула пуговицы спереди. Сняла блузку и повесила ее на спинку стула. На ней был простенький лифчик из одного комплекта с трусиками. Я встал, вставил в уши трубки стетоскопа и подошел к «больной». Послушал спереди, потом сзади.

— Вроде все в порядке... А сейчас таких ощущений, о которых Вы говорили, у Вас нет?

— Нет...

— Они появлялись до того, как Вы начинали трогать себя или после?

— По разному... Мне так стыдно, но... Иногда я сама начинала трогать себя, чтобы испытать эти ощущения...

— Здесь нечего стыдиться. Но нам нужно разобраться. Снимите юбку и ложитесь на кушетку, — я указал на диван.

— Но...

— Снимайте! Сколько можно объяснять! Вы маму даже можете стесняться, но не доктора!

— Хорошо...

Так же робко, как и блузку, Аня сняла юбку и повесила на стул. Она отлично играла свою роль! Легла на диван, скрестив ножки и сцепив руки внизу живота.

— Хорошо. Ноги расцепите, руки вдоль тела... Хорошо... Теперь расслабьтесь. Сейчас сестра Вас потрогает там, где нужно, а Вы должны будете сразу сказать, как только почувствуете этот Ваш странный зуд. Татьяна, приступайте. Начните с груди.

Таня села рядом и положила одну руку на грудь пациентке, начав нежно массировать ее. Потом другую. Потом вместе.

— Чувствуете что-то?

— Нет еще... Хотя что-то вроде есть...

— Татьяна, теперь внизу помассируйте.

Медсестра положила одну руку на промежность «школьницы» и стала гладить ее, чуть придавливать, делать вращательные движения...

— Ой, доктор! Кажется... начинается, — прерывистым голосом сообщила пациентка.

— Сестра, проверьте, влага, о которой говорила больная, выступила?

Таня попыталась проверить, но Аня неожиданно дала отпор.

— Нет! Я сама!

— Хорошо, хорошо...

Она сунула руку в трусики, глубже и тут... с ее губ сорвался легкий стон. Больная тут же выдернула руку.

— Да, опять! Все мокро! Что со мной?! Это можно вылечить?!

— Нужно взять анализ Ваших выделений. Повернитесь и встаньте на четвереньки. Так будет удобней, — «школьница» повиновалась, — Хорошо... Сестра, спустите пациентке трусики и возьмите пробу.

— Но доктор? Почему так? Мне так стыдно!

— Потому что мне нужно еще измерить Вам температуру. Ректально. Это очень важно для Вашего же блага! Сестра, возьмите пробу и вставьте градусник.

— Да, доктор!

Таня вынула из кармана перчатку, одела и ввела палец в вагину пациентки. Та ойкнула и напряглась. Сестра вынула палец. Затем взяла из другого кармана электронный градусник и очень медленно ввела его в попу больной.

— Соколова! Постойте в такой позе несколько минут. Хотя, можете опереться на локти, если Вам так удобней. Сестра, а Вы срочно идите в лабораторию. Мне нужны результаты анализа.

Таня вышла на кухню, а Аня тут же оперлась на локти, прогнув спину и выпятив попку, из которой торчал выключенный градусник.

— Так, Соколова, пока мы ждем, ответьте мне еще на пару вопросов. Перед тем, как у Вас начинается зуд, о чем вы думаете? Что представляете? Это крайне важно вспомнить!

— Правда важно?

— Очень!

— В ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх