Мама. День третий

  1. Мама
  2. Мама. День третий
  3. Мама. День второй

Страница: 1 из 2

 — Вставай, соня! Домой-то поедем? Нет?

Я открыл глаза. Было утро и мама стояла надо мной уже одетая.

 — А скока времени?

 — Да девять уже! Умывайся, пей кофе да поехали уже!

Я оделся, умылся, быстренько позавтракал и минут через сорок был уже готов. Вещи были собраны и через два часа мы уже катились в Ростов, домой. Мы приехали, сестры дома не было. Мать позвонила ей и та сказала, что заскочила в универ, а потом поедет к подруге и будет вечером.

 — Мам, иди сюда, — позвал я её на кухню.

Я поставил на стол две чашки. Налил чай.

 — Садись.

Она села напротив:

 — Что такое?

 — Мы дома...

 — Да...

 — Что мы будем делать?

 — Всё забудем и будем жить дальше.

 — Нам жить осталось меньше месяца!

Её глаза округлились.

 — Нет, извини, мам! Я не удачно выразился! Я имел ввиду, что мой отъезд не за горами...

 — Будем жить, как раньше, Саш...

 — Как раньше «до» или как раньше «после»?

 — Ты же обещал мне, что мы всё забудем!

 — Извини, мам... У меня нет в мозгу переключателя «помнить-забыть»... Это было слишком ярко и мне не два годика, чтобы забыть события вчерашнего дня. Наверное... я не забуду это... уже никогда... А ты? Неужели ты через год, например, начисто забудешь обо всём? Или через два года? Или через пять?... Годов...

 — Господи, что же я натворила?... Нет, малыш... Я тоже не забуду — я знаю!

 — И-и-и?

 — Ну что «и»? Что??? Это нельзя, понимаешь? Это не правильно!...

 — Но-о-о?

 — Но... видимо... я, теперь, всегда буду твоей... Сама виновата...

 — Вся будешь моей?

 — Нет!

 — Не понимаю, чего ты боишься, мам?

 — Бога... То, что я сделала — ужасно! И я даже не знаю, как это назвать...

 — Я знаю, мам, но произносить не буду. И, мам, это не первый и, я думаю, не последний случай в истории человечества. Да, опасность трагедии в отношениях существует, но... Но прошло уже два дня... И что? Ты перестала мне доверять? Ты теперь думаешь, что я предам вас? Брошу? Возненавижу? Ты боишься теперь о чём-то меня просить?

Она вскочила, бросилась ко мне, обняла мою голову и прижала к груди.

 — Ну, что ты, малыш... Нет, конечно... Нет же!

Она заплакала.

 — Это я вино... виновата в этой ситуац... ции. Это мой эг... Х!... эгоизм... Я просто очень зах... Х!... тела. Если б я... знала, что... Х!... всё будет так...

Я обнял её и посадил себе на колени. Она обняла меня за шею и положила голову мне на плечо. Её плечи вздрагивали.

 — Не плач, мам — всё будет нормально, вот увидишь! Мир изменился и Бог изменился вместе с ним! Повзрослел, что ли...

 — Сашка... Х!... Ты — богох... Х!... хульник...

 — Ктооооооо? — я притворно нахмурился.

Она прыснула смехом сквозь слёзы и плач.

 — Мир не тот, что 30 лет назад, мам... Нынешнее поколение, я например, это чувствует и не видит в этом трагедии! Вот если бы мы решили родить ребёнк...

 — Фу, сумасш... Х!... шедший!

 — ... это было бы опасно, а в нашем случае... По-моему, всё не страшно: ты любишь меня, я люблю тебя, мы любим Иру и она любит нас, и всё очень взаимно! Мы всегда будем вместе! Может не рядом, но ВСЕГДА ВМЕСТЕ! И я никогда не подумаю о тебе плохо, мам! Ничего катастрофического не случилось и не случится, поверь!

Она почти успокоилась и только кусала мне плечо, и чувствовал в этом месте её жаркое дыхание:

 — Я люблю тебя, малыш...

 — Я знаю, мам... Мам...

 — ... Что?..

 — А тогда, в первый раз... тебе, ведь... нужен был только ОН? Ты же не думала, что... что ОН — мой?

 — Да, малыш... мне нужен был он... А когда ты сказал, что давно не спишь... ОН... Он вдруг стал ТВОИМ... И вчера... яхотела уже... уже ТЕБЯ!... Вот я дура!..

 — Не вини себя, мам... Вчера хотела... А сейчас?...

 — И сейчас хочу! — сказала она, прижав моё лицо к своей шее.

Я провёл по ней языком — мама задрожала и ещё сильнее прижала меня.

 — Пойдём в комнату, — прошептала она мне на ухо и я смог только кивнуть.

Она встала, взяла меня за руку и повела по лестнице на второй этаж. Мы вошли в комнату, она закрыла дверь и, прильнув ко мне, стала гладить меня по спине, по бокам. Она ласкала языком мою шею, щёки. Прошло уже два дня, но она не делала попыток поцеловать меня в губы. Я тоже не пытался и не настаивал, поскольку понимал, что это снова приведёт к сомнениям, угрызениям совести и самобичеванию. Я обнял её и тоже гладил по спине, по попке... Она закинула голову вверх и я припал к её шее, положив при этом руку ей на грудь. Мать застонала в голос!

Внезапно она оттолкнула меня:

 — Стой!... Смотри!...

Она отошла от меня ещё на пару шагов, пристально посмотрела мне в глаза, зацепила пальцами низ бело-серой полосатой кофточки и сняла её через голову, бросив её себе под ноги. Не мигая, глядя мне в глаза, она завела руки за спину. Слабый щелчок, движение плечами и лифчик составил компанию кофточке у её ног. Я чувствовал, как пульсирует мой член: каждый удар сердца отдавался в нём, заставляя его набухать, увеличиваться и скоро ему стало тесно в плавках. Продолжая неотрывно смотреть на меня, она расстегнула пуговицу на джинсах. (специально для sexytales.org— секситейлз.орг) Тихо прожужжала «молния» и она стала медленно стягивать их с бёдер вниз. Я шагнул, было, к ней, но она, по-прежнему глядя мне в глаза, прошептала:

 — Стой!... Смотри!..

Я замер, а она, освободившись от грубой и тесной ткани джинс, осталась стоять передо мной почти голая. Только розовые трусики хранили за собой ещё какую-то тайну, хотя и не скрывали гладко выбритый лобок и какую же аккуратную киску.

 — Ты никогда не видел меня такой, — произнесла она глядя мне в глаза — нравлюсь? Как женщина?

 — Никогда не видел, — соврал я.

 — Очень нравишься, — сказал я чистую правду.

 — Давай, теперь ты, — попросила она.

Я так же, как она, взглянул ей в глаза и медленно стянул через голову футболку. Так же, не отрывая взгляда, я опустил спортивные штаны до колен и они упали на пол. Я вышел из них и стоял напротив матери в одних плавках. Она глубоко дышала: её грудь вздымалась от каждого вздоха. Я зацепил резинку плавок с двух сторон... Она задышала глубже, рот её приоткрылся. Я потянул их вниз и её рот приоткрывался всё больше, а глаза медленно закрывались. Я тянул их ещё ниже... Показалась головка члена и мать издала тихий стон... Я спускал плавки ещё ниже и, наконец, член показался полностью: он стоял, слегка покачивался и вздрагивал время от времени. Его бордовая головка была оголена и я увидел, как мать, глубоко дыша и заворожено глядя на неё, непроизвольно облизала губы. Снова застонав и не в силах больше сдерживать себя, она сделала два быстрых шага ко мне, упала на колени, рывком опустила плавки до пола и, широко раскрыв ротик, насадила свою голову на мой член.

 — Мммммм... Мамочка... Дааааа... Ещё, прошу тебя, ЕЩЁ!...

Она сосала быстро, но нежно. Язычок бегал по головке, губки гладили её, смыкались на ней и мать движением головы загоняла член в рот до упора.

 — Милый... ты поцелуешь меня... там?... У тебя тоже... чудесный язычок...

 — Да, мам... Даааааааааааааа...

 — Только сначала, — она взяла его в руку и посмотрела на меня — я хочу насладиться им......

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх