Моя стажировка за границей

Страница: 2 из 3

от головной боли и яркого света, я напрягла память. Вечеринка... Поздравления зама с днем рождения... Я пошла в один из пустых кабинетов, приспособленных под кухню, сделать еще сэндвичей для фуршета... Потом появился хорошо подвыпивший Суслик и начал приставать ко мне. «Хватит ломаться, русская сучка. О, как же я хочу тебя... Давай прямо здесь... « Вспомнилось, как я пыталась вырваться из его рук, как уворачивалась от его противных навязчивых губ, как грозилась закричать. Снова будто почувствовала его липкие ладони, одну на своем лице, чтобы не шумела, другую — под своей юбкой. Меня передернуло.

 — Ты пришел спасти меня, — прошептала я и беззвучно заплакала. Перед глазами мелькнула картинка: Макс вошел в комнату и с силой оторвал от меня пьяного шефа, ударил его несколько раз, оглушил.

 — Встать можешь? А идти? — мужчина помог мне подняться и, поддерживая, медленно повел вон из комнаты к лифту.

Я хотела убраться прочь как можно скорее, мечтала о горячем душе, чтобы водичка смыла все следы грязных прикосновений с моей кожи. Макс сомневался, смогу ли я ехать с ним на мотоцикле, но я уговорила его. Впрочем, я очень быстро пожалела о своем скоропалительном решении, мне было по — настоящему страшно. (специально для sexytales.org— секситейлз.орг) Макс вел довольно осторожно, но я никогда раньше не ездила на мотоцикле, и хотя Макс надел на меня свой шлем и повторял, что нечего бояться, я мертвой хваткой вцепилась в него и кричала ему в ухо все ругательства, которые только приходили мне в голову. Я и представить не могла, что у меня такой богатый словарный запас.

Я зажмурилась и не смотрела по сторонам, пока мы не остановились. Я осмотрелась только, когда затих мотор. Место было абсолютно мне незнакомым. Старый уютный двор, жилые дома вокруг, практически все окна были темными. Уже было очень поздно, за полночь.

 — Где мы находимся?

 — Мы возле моего дома. Пойдем? — Макс протянул мне руку. — Как ты? Уже лучше?

Я смогла только кивнуть. На ватных ногах я брела за Максом, стягивая на груди его пиджак, которым прикрыла разорванную блузку.

Мы поднялись на третий этаж и вошли в квартиру. Я чутко реагирую на запахи. Здесь так приятно пахло домом, уютом.

 — Макс, мне хочется в душ, — устало прошептала я, приживаясь спиной к стене в прихожей.

 — Справишься? Голова не кружится? — обеспокоенно спросил Макс, внимательно изучая мое лицо. У меня достало сил только кивнуть. Потом я долго-долго стояла под горячими струями воды, мне хотелось уничтожить и мерзкие воспоминания и отпечатки пальцев на моем теле, где уже проступили небольшие следы нападения.

 — Рина, у тебя все в порядке? Зову, а ты не отвечаешь...

Я вздрогнула и обернулась, мыло звонко упало на пол. Макс заглянул в дверь, а ведь я даже не потрудилась задернуть до конца занавеску. Я смутилась, от растерянности не знала, за что ухватиться. Макс поднял мыло и спокойно подал его мне.

 — Помочь тебе, милая? — его голос вдруг зазвучал глухо. Он заметил синяки на моем предплечье и бедре, едва ощутимо коснулся их.

 — Макс, я же раздета, — я едва сама себя слышала. Макс одним движением снял уже расстегнутую ранее белую рубашку.

 — Я тоже... Нет, не закрывайся от меня...

Он взял мыло и пушистую мочалку и начал осторожно меня мыть, не говоря ни слова.

Я не знала, что думать, как себя вести. Нет, это все сон, я сейчас проснусь.

 — Повернись, пожалуйста.

Я едва узнала его голос, так звучно проступила в нем хрипотца. Меня била дрожь, но совсем не от холода.

Руки Макса от моей спины спустились к бедрам, к ягодицам, к ногам, потом развернули меня опять лицом к нему. Он опустился на корточки, взял мою стопу в свои теплые мыльные ладони, потом отпустил, затем повторил то же самое с другой стопой. Я смотрела на него, как зачарованная. Ни мыслей, ни слов, только непередаваемое ощущение его прикосновений...

Мужчина встал, быстро стянул брюки и белье и шагнул под душ ко мне.

 — Макс...

 — Ш-ш, не бойся меня, милая. Я — не он, — шепнул Макс, обнимая меня. Мое сердце билось как безумное. Я затихла, замерла на его сильной гладкой груди, полностью растворившись в этом интимном объятии.

 — С девочкой надо быть очень нежным, чтобы она не боялась секса. Девочку нужно приручить постепенно, лаской, поцелуями...

Губы Макса нашли мои губы, и весь мир исчез для меня. Именно о таких поцелуях я грезила в девичестве. Именно так должен целовать любимый. Затем эти волшебные губы скользнули к моей шее, к плечу, к груди... Я таяла в его руках, забыв обо всем на свете. Я уже принадлежала ему...

 — Помой меня, пожалуйста, — выдохнул Макс. — Помой меня.

Я послушно потянулась за мылом. Сантиметр за сантиметром я познавала его тело. Вдоль левого бока тянулся длинный старый шрам.

 — Что случилось с тобой? Что это за шрам?

 — Это не интересная история, малышка. Пожалуйста, Рина, прикоснись ко мне, — взмолился он, увлекая мою ладонь к своему животу. Я коснулась его плоти, сначала легонечко, поглаживая кончиками пальцев, потом осмеливаясь на большее. Макс застонал негромко, нехотя отодвинулся немного и потянулся за полотенцем.

Нет. Нет. Я не могу. Я не должна.

Мысли путались в моей голове. Я хотела Макса, хотела до безумия, что уж тут врать самой себе. Но мое отношение к сексу было смешанным. После того, как мой бывший возлюбленный предал меня, я словно с ума сошла. Отдала свою невинность первому, кто попросил, хотя всю жизнь была хорошей, правильной девочкой и хотела, чтобы первый раз произошел с мужем. Когда наступило прозрение, было уже поздно, я ничего не могла сделать, не могла остановить человека, которого едва знала, но которому отдала свое тело.

Он был достаточно внимателен, чтобы у меня не возникло отвращение к сексуальному акту, понял, что ему досталась девственница. Но что-то случилось со мной в тот миг. Я словно наблюдала за нами со стороны, так как если это все происходило не со мной. Моему телу не было больно, но моя душа онемела. Я больше никогда не виделась с тем мужчиной, даже сменила номер телефона из страха, что он позвонит, кроме того мне было очень стыдно, что я отдалась ему после трех часов знакомства.

Конечно, я живая, я женщина, я испытываю желание и довольно часто ласкаю себя, снимая напряжение, но вот только с мужчиной мне больше нравятся объятия и поцелуи, чем секс. Мне приятно, но не более. И я не хочу разочарования ни для себя, ни для Макса, который мне нравится до безумия, от которого я просто с ума схожу.

Макс принес два красивых тонких бокала с красным вином и поставил их на столик возле большой двуспальной кровати, на которой уже сидела я, закутанная в большое полотенце, замученная своими сомнениями. Он был совершенно обнажен — все сильное тело напоказ.

 — Десертное вино, как ты любишь, милая.

 — Макс, нам надо поговорить.

 — Хорошо, говори, — он присел на край кровати и попытался мягко снять с меня полотенце. Я ухватилась за мягкую ткань. — Подожди, пожалуйста.

Он вскинул на меня свои темно-карие глаза.

 — Презервативы в ящике, если ты об этом.

Пальцы мужчины коснулись моих ног по нижнему краю полотенца, затем принялись нежно массировать мои икры. По моему телу пробежали мурашки, когда Макс взял мою стопу, нежно поцеловал ее свод, пальчики... Я дернулась от неожиданности в тот момент, когда он взял в рот один из них и начал посасывать его, потом он принялся за соседний...

Я чувствовала сумасшедшее возбуждение, но вместе с тем почти паниковала, что не контролирую ни себя, ни происходящее.

А губы Макса начали движения от лодыжки к колену, а затем выше... Я сжалась,...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)
наверх