Девочка с Кавказа

Страница: 1 из 2

Диана вся дрожала, хотя пыталась не показать этого. Она сидела на мягком диване рядом с мужчиной, который скоро собирался раздеть и овладеть ей. От одной мысли, что этот самоуверенный самец скоро снимет с нее всю одежду, будет обнимать, целовать, а после войдет в ее тело, у нее замирало сердце и по телу шла дрожь. Диана не понимала, чего было больше в этих чувствах — желания запретной близости с этим мужчиной, или просто паники.

Диана не была девственницей. Невинность она потеряла, как и положено порядочной кавказской девушке, в постели с мужем. Замуж она вышла едва ей исполнилось 18 лет. Очень скоро она поняла, какую ошибку совершила, но тогда это ей казалось отличной мыслью. Анзор был старше на 6 лет, казался ей умным, уверенным в себе мужчиной. Хороший дом, дорогая машина, свой бизнес, цветы на каждом свидании — все это скрыло его недостатки. А их было немало. Главный недостаток, как оказалось, все что он имел — была заслуга его матери, которую он боготворил. Диана долго не могла поверить, что самостоятельный мужчина, приходивший к ней на свидание на самом деле никчемный, ограниченный маминкин сынок. Анзор и шага не мог ступить без согласия этой женщины-бульдозера.

Как же так получилось, что она, умная девушка, красавица, студентка отличница вляпалась в такую историю? На то было несколько причин. Одна из них — потребности юного женского тела в ласке. Диана довольно рано созрела и уже давно познала свое тело. Пальчики под одеялом перед сном ее уже не удовлетворяли, и ей до сумасшествия хотелось вторгнуться в закрытую пещерку. Но этого делать было нельзя, хотя пару раз в предоргазменных судорогах она была близка к непоправимой ошибке. Единственная возможность для кавказской девушки удовлетворить свою страсть — это выйти замуж. Отчасти поэтому, когда спустя месяц ухаживаний он сделал предложение, Диана согласилась.

Какое же разочарование ждало ее, когда оказалось, что Анзор никчемный любовник. Он залезал на нее дважды в неделю, и через минуты монотонных движений слезал, тяжело сопя, а Диана молча шла в ванную, смывать подтеки спермы на ногах. Однажды она попыталась внести разнообразие, намекнула, что хорошо бы еще чего-нибудь попробовать новенького, но он сказал, что его жена не шлюха, и «этим надо заниматься по человечески».

Диана ушла от него через пять месяцев. Родителям она сказала, что он ее ударил и этого было достаточно, чтобы расторгнуть крепкий кавказский брак. Хорошо хоть не забеременела от него. Он оказался даже на это не способен.

Потом появился Андрей. Андрей имел свою строительную компанию в Москве, а на Кавказ приезжал к матери, которая упрямо никак не хотела покидать эту дыру и переезжать к сыну в столицу. Андрей был невысокого роста, нос крючком и смуглая кожа делали его похожим на Бабу-Ягу из старого советского фильма. Ни в одной параллельной Вселенной никому бы не пришло в голову назвать его красивым или привлекательным. Но это ровно до тех пор пока этот человек не начинал действовать или просто говорить. Он относился к той удивительной категории людей, которых встречали высокомерными взглядами и усмешками, а провожали заискивающе обнимая и надеясь на новую встречу. Какая-то притягательная энергия сквозила в каждом его жесте, он источал уверенность в себе и надежность, и это делало его чертовски желанным для любой женщины.

Однажды, на свадьбе друга своего детства, он познакомился с Дианой. Андрей был знаток женщин и с первого взгляда раскусил сущность Дианы. Как она не старалась показать себя скромной кавказской девушкой, глаза выдавали в ней настоящую тигрицу. Желание и страсть, запертые в прекрасном стройном теле не могли скрыться от опытного мужчины. И Андрей, предварительно наведя о ней справки, решил взяться всерьез за эту 20-летнюю прекрасную брюнетку.

Неудачный брак Дианы открывал ему дорогу. Физиологических препятствий не существовало, оставалось только сломить психологический барьер, эту стену, выстроенную поколениями ее предков, когда даже мысль о мужчине считалась смертным грехом. Но, к удивлению Андрея, стена эта держалась недолго. На его поцелуй вечером в машине она ответила с такой неожиданной готовностью и такой страстью, что Андрей понял — медлить не стоит. И хоть после этого поцелуя она неделю избегала встреч с ним, он понимал, дело сделано, стена дала сильнейшую трещину и скоро сама рухнет.

Андрей был прав. Диана была очень умной девушкой, куда умнее большинства своих ровесников и ровесниц, и прекрасно понимала, что с ней происходит. Она с невероятной силой желала близости с этим мужчиной. Это пугало ее, потому что ее приучили, что секс — это та повинность, которую несчастные женщины должны терпеть от грубых мужиков. Ее удивлению не было предела, когда она поняла, что хочет этого. И хотя ее никудышный муж был не в состоянии удовлетворить эти желания, сам факт близости с мужским телом, недолгое, но все таки проникновения члена в нее, на первое время сбивало это пламя. Однако, после развода прошло уже полгода, в течение которых она не заснула ни разу, не поиграф со своей девочкой.

И вот, они сидели в его квартире, рядом, на диване.

 — Ты слишком зажата, — сказал он, разливая третий уже по счету бокал вина.

 — А как ты думаешь, почему? Если кто-нибудь об этом узнает, меня убьют.

 — Одно твое слово, и я отвезу тебя домой. Тебе решать, будешь ты такой же как все, запуганной и забитой, или проживешь эту жизнь так как должен жить человек. Ты живешь только один раз. К концу жизни ты будешь проклинать себя за то, что слушала этих старых куриц вокруг и не получила того, чего заслуживала. Но исправить уже ничего не сможешь.

Диана молчала, глядя в пол. Он понял, что дальше тянуть не стоит, поставил бокал и молча взяв ее за руки, повел в спальню.

Нежно уложив ее на кровать, он лег рядом и стал целовать ее в губы. Он со знанием дела вторгался языком в ее рот, заигрывал с ее язычком, чем заставлял ее тяжело дышать. Она действительно сгорала от желания, потому что одного поцелуя оказалось достаточно, чтобы она вся загорелась. Но Андрей не собирался спешить. Сегодня он ей покажет, что такое удовольствие и выбьет из нее эту ханжескую средневековую дурь.

Он стал спускаться вниз, покрывая ее нежную шею поцелуями, добрался до груди, предварительно расстегнув верхние пуговицы блузки и сдвинув бюстгальтер. Когда он взял в рот ее крепкий сосок, Диана вздрогнула и громко застонала. Андрей не отрываясь от сосков направил руку вниз, прошелся ладонью по мягкой коже ноги и направил ладонь туда, где уже было горячо. Диана рефлекторно сжала колени, пытаясь не пустить туда руку, но огонь там уже бушевал на полную и она уже не в силах сопротивляться, раскинула ноги. Проведя пальцами по насквозь мокрым трусикам, он стал поглаживать сквозь тонкую ткань клитор, чем привел ее в настоящий восторг. Диана громко стонала, ее муж никогда ничего подобного не делал. После пары минут таких ласк, Андрей остановился.

Они все еще были одеты, пора было идти дальше. Он намеренно не спеша снял с нее блузку, расстегнул бюстгальтер и выпустил прекрасные груди с торчащими сосками, нежно лизнув сосок, пошел вниз, поцеловал животик и медленно стянул юбку. После чего, быстро скинув с себя одежду, устроился у нее между ног. Андрей стал ласкать ее клитор, периодически проникая в нее пальцем. Сначала это был один палец, но вскоре в ее тесной мокрой дырочке умело резвились три мужских пальца. Диана была на пределе возбуждения, никогда раньше с ней ничего подобного не было. Она громко стонала, извивалась, но ей хотелось большего. Она хотела ощущения полной заполненности, чтобы он заполнил ее всю, чтобы распирал ее маленькую девочку, чтобы он доставал до ее глубин.

Диана обхватила ладонью его крепкий, как камень, член и попыталась направить его в себя, но Андрей отстранился. Игра еще не закончилась, это девочка должна запомнить сегодняшнюю встречу, это должно изменить ее жизнь.

 — Давай ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)
наверх