Игривая улыбка. Часть первая

  1. Игривая улыбка. Часть первая
  2. Игривая улыбка. Часть вторая
  3. Игривая улыбка. Часть третья
  4. Игривая улыбка. Часть четвёртая
  5. Игривая улыбка. Часть пятая
  6. Игривая улыбка. Часть шестая

Страница: 3 из 5

и стал наливаться кровью, расти в размерах. За целый день он столько раз возбуждался и успокаивался, что очередная эрекция сопроводилась приятной болью в головке и стволе. Я пару раз подвигал вверх и вниз вдоль члена и сладострастно протянул: «М-м-м!...» Но лучше успокоить его, а то с топорщащейся тканью поверх промежности я буду выглядеть как очередной повод для колкой шуточки Шеммы.

Я вылез из душа, тщательно вытерся и решил надеть какой-то длинный халат, висевший прямо перед глазами. Вышел из душа и тут же услышал бодрый голос Шеммы: «Малы-ыш, давай иди ко мне! У нас тут пир на весь мир!» Пошёл на голос и очутился в комнате, где по середине стояла большая и, видимо, очень удобная кровать, а на ней — серебристый поднос с выпивкой и закуской и Шемма. На ней был лёгкий шёлковый халатик, который слегка просвечивал всё своё содержимое. Она была в трусиках, но без бюстгалтера, и я буквально впился глазами в её изгиб спины, плавно переходящий в подтянутую попку. (Эксклюзивно для sexytales.org— секситейлз.орг) Я видел как крупные и сочные груди обтягивались халатом, заканчиваясь остриями сосочков. У неё были крупные и тёмные соски — это я видел совершенно точно даже в полумраке комнаты. Она лежала на боку, волосы её неряшливо и оттого еще более соблазнительно были раскинуты по плечам и верху груди. И эта ехидная, насмешливая, игривая улыбка. Как на фото в профиле. Ей снова нравится, как ею любуются и теряют разум. Видно, это было заметно по мне, потому что я остановился как вкопанный и стал буравить её взглядом, даже, наверно, рот приоткрыл и губы облизнул. Оттого-то же она такая ехидная!

Молчание же, конечно, в такой момент могла прервать только она:

 — Чего встал как статУя, у которой нету... опорно-двигательно механизма?

И прыснула хохотом, от чего затряслись её крупные груди и показались белые и ровные зубки.

 — Да я это... Не ожидал, что смог купить столько добра нам на стол, а тут прямо скатерть-самобранка...

 — Не переживай, у меня всегда есть про запас для такого случая.

 — И часто у тебя такие случаи? — не без ревнивого холодка в голосе спросил я.

 — Ха-ха, чтобы были такие случаи почаще — вот чего мне надобно — перехватила «стяг атаки» Шемма, сделал ударение на слове «такие».

 — Ох, как же я соскучился по твоей язвительности, милая — сдался я её лёгкому, но уверенному напору.

 — А чего это ты соскучился? Всего пару дней не виделись — сказала она вообще ничтоже сумняшеся.

Волна негодования поднялась откуда-то снизу и пробежала по мне прямо до головы, ударив в неё холодным, обжигающим потоком. «Ах тебе по хрену на два дня молчания и игнора?» — вспыхнули слова в моей голове, и я не примянул воспользоваться моментом, чтобы не излить на эту козу весь свой поток гнева:

 — Да я себе места не мог найти три дня! Ни хрена не спал! Не ел! С работы от мучений этих сбежал вчера! Напился вдрызг! А ты мне так довольно говоришь о том, что ничего страшно не произошло?!

 — Ого, как же ты скучал-то без меня! Значит, работает уловка, — с улыбкой проворковала она.

 — Какая еще уловка? — опешил я.

 — А простая, моя детка. Недостаток общения обостряет чувства. Раскройся перед тобой я вся — может, ты бы даже и не приехал сюда, потому что не так уж и интересно тебе было бы со мной уже, — спокойно и с расстановкой, но не переставая ехидно улыбаться, сказала Шемма.

На мгновение мне захотелось залепить ей пощёчину. Да как она посмела так беспардонно обращаться со мной! Играться со мной!!! Я подошёл, весь трясущийся от гнева, к ней, но тут, будто попав в поле какого-то гипноза, остановился и посмотрел на неё. А она, заметив перемены во мне, лишь сверкнула хищно глазками, притронулась к моему бедру с внутренней стороны и погладив его нежно сказала: «Ну-ну, лапочка, чего ты такая напряжённая? Давай-ка мы лучше не зёрнышки будем клевать, а разомнём мою уставшую птичку. Сегодня же выходной, вот и будем морально и физически отдыхать, но сначала — физически. Ложись-ка на живот».

С этими словами Шемма убрала с кровати поднос, и я, повинуясь её словам, улёгся на кровать, как она просила. Какая-то мимолётная слабость обрушилась на меня, и всё, чего я хотел, состояло в обязательном её присутствии рядом и нежных ласках её рук. Она достала откуда-то масло и полила им мою спину, а потом начала медленными и лёгкими движениями растирать его по ней. когда вся моя спина, плечи и поясница были полностью им покрыты, она уселась сзади мне на ноги, и я ощутил, какая тёплая и бархатистая у неё кожа. А затем она стала с лёгким нажимом водить по моей спине ладонями, сжимая иногда кожу пальцами, от чего я то напрягался, то расслаблялся, получая какой-то неземной кайф.

 — Вот так вот мы с твоей спинкой разобрались. Смотри, какая мягкая и одновременно напряжённая теперь у тебя. А сейчас и ножкам цыпочки моей черёд...

Она слезла с меня, сев рядом, и одним проворным рывком стащила халат, которым я обвязался.

 — Ути, какая нежненькая и лысенькая попка! — хохотнула она и сжала ногтями её, от чего я простонал: — Нравится так? Ну ничего, я тебя еще исполосую!

Снова потекло по моей коже масло, на этот раз — по ногам. И снова она стала растирать его с упорством, достойным лучшего. Мои ноги налились жаром, и в пятках стало покалывать от удовольствия, а она всё наращивала и наращивала темп движений руками, проводя ими от ягодиц до самых икр. Затем она добавила еще немного масла мне на бёдра и двумя руками погнала его прямо мне на попку. Снова усевшись мне на ноги, Шемма стала нежно и настойчиво растирать масло по обеим ягодицам. Я почувствовал волну удовольствия и жаркое дыхание — видно, она нагнулась надо мной и теперь в такой позе ласкала мою кожу.

Неожиданно она раздвинула половинки моей попки, и что-то капнуло мне прямо на дырочку. «Слюной», — подумал я, и член мой напрягся в предвкушении. Слюны было не мало, часть её по анусу стекла вниз, на яички, а рядом с дырочкой затанцевали в ласкал два пальчика. Шемма умело игралась с ней: она нажимала на неё как будто на кнопку, проводила вдоль неё по обоим бокам пальчиками, чуть царапая ноготками, сжимала её поперёк, чтобы она легонько открывалась и капала новой слюной прямо в неё. Я закусил губу от удовольствия и стал негромко постанывать, когда она в очередной раз проводила по дырочке пальчиками с ноготками.

 — Ай, какая ты у меня проказница-детка! Нравится так, когда дырочку мучают? — со смешком сказала она, не переставая массировать мой анус.

 — Да-а-а, это очень... классно... — превозмогая очередные стоны, ответил я.

 — Ничего, твои приглушённые охи-ахи не обижают меня, через полчасика ты у меня кричать будешь!

И тут она прекратила говорить и хихикать. Я почувствовал дырочкой что-то мокрое, горячее и чуть шершавое. Она начала вылизывать мою попку неспешно, но в то же время с нажимом и настойчиво. Я простонал громче от нахлынувшей волны удовольствия и услышал довольный смешок. Я подался назад, навстречу язычку моей мучительницы и получил одобрительный шлепок по ягодице. Она стала буравить меня им и одновременно мять мои яички так, что член грозился проколоть кровать! Над попкой слышалось довольное сопение, характерные звуки лизания и поцелуев. Она изредка убирала язычок с моей попки и дула холодным ветерком прямо на дырочку. Я стонал резко, она сжималась, доставляя дополнительное, неизвестное мне до этого удовольствие, а потом Шемма снова умело разминала дырочку язычком, и она становилась мягкой и податливой.

В конце своих ласк Шемма с усилием вдруг потрахала буквально мой анус своим язычком, который удивил меня своей длиной ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх