Семейные истории. Часть 2

  1. Семейные истории. Часть 1
  2. Семейные истории. Часть 2

Страница: 2 из 3

купальника, и мне пришлось резко присесть в воду, накрыв ладошками грудь.

— Пап, ты чего? — я надула губки, но глаза мои предательски улыбались.

— Помоги, — я сидела в воде, придерживая руками своих стыдливых рыбок, он подплыл и поймал концы купальника в воде и начал поднимать их вверх. Я опустила руки и он замер на мгновенье глядя в воду, где колыхались две белые глазастые мордочки, потом накрыл их мокрыми флажками купальника и завязал у меня на шее. Я поймала его взгляд и загадочно отведя глаза, отплыла.

Дома я пошла в свою комнату, папа зашагал за мной

— Давай я повешу твой купальник, — он догонял меня и протянул руку взять за плечо, я на ходу завела руки назад, развязала тесемки и уже возле двери своей комнаты сняла верхнюю часть купальника и оборачиваясь протянула ему. Он навис надо мной прижимая меня спиной к стене.

Его рука поползла по моему бедру. Я вызывающе поймала его взгляд и опустила руку, которой прикрывала грудь. После паузы я оттолкнула его, мои грудки клюнули его в голый живот, и я закрыла дверь в свою комнату.

— Наташ..

Я сняла трусы от купальника и приоткрыв дверь протянула ему, прячась за дверью. Он взял их и ушел. Я стояла спиной прижавшись к двери своей комнаты и сердце мое вылетало из груди. Я провела ладонями по своему голому телу снизу вверх, а потом опять вниз. Потом прошлась по комнате и обернувшись на большое шкафное зеркало, покрутила себе голой попой и подмигнула сквозь растрепавшиеся волосы.

Вечером мы ужинали на веранде и пили чай. Маленькая лампочка на стене давала теплый желтый свет, вокруг нее летали мошки. Папа был молчалив и почти не смотрел на меня. Я тоже держалась тихо, какое-то время были слышны только звяканья ложечек об стакан, наши прихлюпывания чая, и электрический зуд лампочки.

Я встала и подошла к пролету веранды, оперлась о перегородку локтями и стала смотреть на небо.

— Папа, смотри какие звезды, — я первая начала разговор и мой голос слегка дрожал. Я почему-то вспомнила в этот момент Антошку и его толкнувшийся в моем кулачке поршенёк. Я погладила рукой теплую доску перегородки и глубоко вдохнула ночной летний воздух наэлектризованный предвкушением. Папа поднялся и подошел к стенке, повернул лампочку в патроне, и синяя тень съела желтые квадраты на дорожке, стало слышно, как шелестят деревья, наша веранда стала частью темного сада.

— Так лучше видно звезды, — сказал он уже шепотом у меня над самым ухом.

Папа стал сзади и прижался ко мне всем телом. Его руки начали с нажимом гладить меня, поверх одежды, талия, бока, плечи, грудь. Я подалась назад, плотнее прижимаясь к нему попой, сопротивляться было бесполезно, я слишком ХОТЕЛА! Папа дышал мне в волосы на шее и залез рукой под майку, нещадно мял мои нежные мячики, другой рукой он обхватил мое голое бедро под самой кромкой коротеньких шорт и слегка раздвинул мои ноги одновременно притягивая мою попу еще плотнее к себе и заставляя прогнуться мою спину.

Что-то настойчиво толнулось в мою оттопыренную попку, пытаясь залезть сзади под шорты. Я завела руку между ног и нащупала оттянувший трико папин штык. Обхватив его пальцами, я сильно сжала его, папа задышал громче и начал шептать: «девочка моя, ах ты, умница моя, Наташенька». Он высвободился и мы передвинулись глубже в темную веранду, там он прижал меня спиной к стенке и продолжая шептать «моя маленькая, моя умничка», снял с меня майку через верх, поймал моих пугливых птенчиков ладонями и целовал их, подолгу обхватывая губами чувствительные соски.

Я вытащила его твердую колбаску из штанов и радостно задвигала горячую кожу, моя ладошка обхватывала уже не Антошкину веточку, но настоящий ствол папиного деревца. «Ах ты молодец моя, ах ты лапа...», папа расстегивал пуговку на моих шортах и немного их освободив залез рукой сзади и начал тискать мою голую попу, залезая все глубже пальцами между ее половинок, туда где взмок мой пушистый пирожок, и где папочкиного пальца искала моя раскрытая ракушка. Я наклонилась вперед и вдохнула сладкий запах его кожи, внутри которой боролся в моих пальцах его норовистый зверек. Я подставила лицо его толчкам, гладкая и скользкая, как язык, головка лизнула меня в щеку. Я дала ей чмокнуть меня еще, и в нос и в лоб и в другую щеку.

— Поцелуй его, маленькая — раздался папин сдавленный шепот в волосах над самым моим ухом. Я потянулась вытянутыми губками и он сладко шлепнулся в них, потом еще и еще, пока я не раскрыла ротик, и заголившаяся головка не нырнула, уперевшись мне в язычок. Папа застонал и, обхватив ручищей мой затылок, начал проталкиваться мне в ротик, короткими движениями, уже не давая моим губам закрыться. Его член заполнял своей мясистой работающей напролом булавой весь мой ротик и грозил затолкать мой язык в горло, скоро мне стало трудно дышать. (специально для sexytales.org— секситейлз.орг) Я стояла наклонившись и держась обеими руками за папины бедра, а он держал мою голову обеими руками, как мяч и насаживал мой задыхающийся ротик себе на свой насос. Наконец, он резко дернулся и успел вынуть член из моего рта, горячая струя ударила мне в ключицу и левую грудь. Папа подтянул меня к себе, обнял и поцеловал в губы, на которых еще была слюнная пенка взбитая его орудием.

— Пошли купаться — сказал он улыбаясь. Я отстранилась и, глядя ему в глаза, сбросила шорты, повернулась и сверкая белыми половинками попы в лунном свете сказала:

— Пошли..

***

Какая же я была тогда горячая! Впрочем, дальше сношания моего ротика папочка тогда не пошел. А мне так хотелось, аж все горело внутри. И каким было мое тело, молодое, гибкое, с тонкими руками и ногами, с мальчишескими персиками попки, но уже круглой, спелой грудью!

Я смотрела на себя в зеркало, сравнивая себя сегодняшнюю с той. Я еще ничего, конечно, но это совсем другая, зрелая красота. Таз и бедра боевой амазонки и грудь, тяжело оттягивающая лифчик, набравшие мясистости руки и искушенное опытом лицо с выщипанными стрелками чуть строгих бровей и наметившейся горькой складкой у губ. И только глаза все те же и также горит все внутри и просит любви. Ну и, конечно, футбольные мячи моей шикарной жопы, мальчишескими не назовешь. Фу, насмешила сама себя.

В двери завозился ключ, я очнулась, и одернула халат сзади, прикрывая насмешившее меня хозяйство. Закрыв зеркальную дверцу шкафа, я села на диван, положив ногу на ногу. Сашка заглянул и увидев меня во всеоружии, задержал взгляд на моем теле дольше, чем было прилично.

— Привет, мам. Есть что поесть? — эти слова он все еще говорил моим открытым коленкам

— Конечно, пойдем на кухню, только руки помой

Мы сели кушать, говорили, про то, чем он занимался весь день. Он был возбужден и много говорил, прикрывая свое смущение, и борясь со своим любопытным взглядом. Я не подавала виду и наоборот выставляла себя напоказ при каждом удобном случае. То нагибаясь над столом и давая своей груди повиснуть в свободном обшлаге халата, то вставая к сыну спиной тянулась к ненужной банке на верхней полке, позволяя своим голым ногам показать себя целиком до складок под круглой попой.

Наконец, я положила свою руку на Сашину и, томно прикрывая ресницы, сказала:

— Если хочешь мы можем сегодня опять лечь вместе и посмотреть фильм, — Саша кивнул, немного краснея

— Ну тогда я в душ, а ты пока расстилай, хорошо?

Искупавшись, я позвала его принести мне ночнушку, якобы забытую мной. Когда сынок зашел в ванную, я встретила его с прижатым к груди полотенцем стоя босиком на полу. Саша выше меня и я увидела его дернувшееся лицо, когда он поверх моей головы посмотрел в зеркало за моей спиной. Там, конечно, отражалась моя голая спина переходящая в запретные круглые формы, как раз открывшиеся ему во всей красе. Эффект был то, что надо.

Мы легли и начали смотреть какой-то фильм. Я погасила ночник и попросила поискать, что-нибудь поинтереснее.

— Мне хочется романтики, сынок, ты не против?

Он нашел подходящий фильм. На ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх