Флорофилия

  1. Флорофилия
  2. Флорофилия. Часть 2

Страница: 1 из 5

Не дровосексуал ли вы?

А вот врать нехорошо.

Дровосексуальность, иначе флорофилия (любовь к флоре) — сексуальное влечение к растениям.

С одной стороны дровосексуальные отношения гораздо прочнее гетеросексуальных: вы все слышали о том, чтобы жена ушла от мужа, но держу пари, никто из вас никогда не слышал о том, чтобы дерево ушло от дровосексуалиста. Вместе с тем, если отношения вам надоедят, и вы бросите дерево, оно не будет надоедать вам и требовать алиментов.

Конечно, по закону сохранения платный даже сыр в мышеловке, а потому готовьтесь к тому, что вам будет трудно добиться взаимности. Увы, хомофилия (влечение к людям пришлось обозвать этим словом за неимением лучшего) у растений встречается не часто, но экспериментальному центру удалось отыскать такую редкость, и некий сотрудник согласился на условиях анонимности передать часть собранных материалов налево. Они легли в основу этой истории.

Предупреждение.

Текст публикуется исключительно в образовательных целях. Прошу не воспринимать его как пропаганду дровосексуальности.

Предупреждение.

На самом деле хлорофиловые формы жизни не стыкуются с гемоглобиновыми. Не пытайтесь искать в окрестных лесах что-то подобное. Бесполезно.

От сотрудника экспериментального центра.
До начала свомих отношенией с растением, наш герой, в тексте будем считать, что его зовут Джонни, хотя ниоткуда не следует, что это так на самом деле, никогда не считал себя дровокесуалистом. Он и слово-то такое услышал только в наших застенках, где ему и сообщили, что им он и стал (и являлся не менее двух лет до того, как его к нам привезли. Ладно, не буду тянуть резину. Вам, наверное, уже надоело читать бесконечные вводные, и хочется, чтобы история наконец, началась. Не буду вас больше задерживать.

Со своим любимым растением по имени Растение, Джонни познакомился случайно. Благодаря (не) вовремя развязавшемуся шнурку. Когда он одним ясным солнечным весенним днём прогуливался по улице, и остановился его завязать, Джонни внезапно почувствовал висевший в воздухе едва заметный запах корицы. Его источником оказался пробившийся сквозь асфальт сухой стебелёк с единственным чахлым маленьким листочком, на который Джонни едва не наступил. Тоненький бледный стебель бессильно лежал. Растение казалось умирающим. И в Джонни проснулся интерес. От этого чахлого ростка и сейчас пахло корицей и ещё чем-то непонятным, но запах начинал нравится ему всё больше. Возможно именно поэтому Джонни вдруг решил спасти его.

Воровато оглядевшись вокруг, Джонни принялся быстро выкапывать стебель, поддевая растрескавшийся асфальт ногтями. Трещины ушли глубоко, кусочки отламывались просто, и вскоре он вытащил стебель целиком с белым корешком. Он подумал, что выглядит нелепо с этим цветком в руках, и быстро направился домой, стараясь никому не попадаться на глаза, особенно своей несносной сестре Джуне.

Придя домой, Джонни нашёл в подвале небольшой ящик, и посадил росток туда, выставив его рядом с окошком.

Сначала Джонни принял его за какую-то тропическую травку, но поискав в Интернете, не нашел ничего похожего. Джонни оставил цветок возле окна в подвале и иногда спускался туда полить его и полюбоваться своим приобретением. Растение оказалось вполне жизнеспособным. Получив достаточно тепла, воды и минеральных удобрений, цветок пришёл в себя и стал уверенно расти. Через неделю из ящика торчало уже с десяток зеленых ростков, вылезших из земли. Тогда Джонни ещё не понимал, с чем он имеет дело.

В первый раз растение удивило его через пару недель после посадки. Кроме таких же бледных побегов цветок выпустил длинные лианообразные побеги, тянувшиеся к окну за светом. Они каким-то образом стояли и без поддержки ствола. Лианы смогли зацепиться за оконную раму, и росли теперь росли вдоль неё, выпуская листья только с освещённой стороны.

Спустя пару месяцев Джонни успел убедиться, что цветок на редкость целенаправленно тянется к окошкам под потолком подвала. За это время ему пришлось пересадить его в горшок побольше, а потом он просто высадил его в углу, где оставался простой земляной пол. Разросшиеся за это время корни легко ушли вглубь земли, и теперь растение стояло там, а лианы Джонни протянул на верёвочках к ближайшему окошку. Теперь среди бледных побегов пробился куда более толстый стебель, начинавшийся торчавшей из земли шишкой вроде очень крупного ананаса, и тянувшийся вверх. Листья цветка оказались очень разными: одни, большие широкие полукруглые, распускались на лианах, прилипая к стеклу и ловя свет. Другие были узкими и свернувшимися в трубочку, они росли на концах первых бледных побегов, раскинувшихся вокруг стебля, и напоминавших щупальца. Третьи — их было всего четыре — росли из верхней части стебля и оканчивались странными венчиками, напоминающими сильно уменьшенные пальмовые ветви. «Венчиками» Джонни их и назвал. Любое сотрясение воздуха заставляло эти венчики забавно трепетать.

В Интернете же о таких растениях не было ничего. Джонни перерыл немало справочников по ботанике, пытался найти похожие фотографии, но тщетно. Такого растения наука не знала.

В начале августа Джонни заметил, что листья умеют разворачиваться на стеблях, а распустившийся на макушке «ананаса» огромный оранжевый цветок, больше всего похожий на колокольчик, покачивался не от ветра, а сам по себе. Но еще больше он удивился в начале сентября. Утром он пришел, чтобы полить своё растение, и тут в его сторону развернулись несколько листьев. Пара щупалец приподнялась с земли, а в воздухе разлился знакомый запах корицы, приятный, чем-то притягательный. Джонни был готов поклясться, что это знак приветствия. Хотя сказать, откуда у него такая уверенность возникла, не мог. Именно тогда он впервые подумал, что растение обладает зачатками разума. Но как оказалось в следующем году, он и представить себе не мог, на что он наткнулся.

Рано наступившая весна порадовала всех тёплой погодой. Остававшееся зелёным всю зиму растение Джонни здорово прибавило в размере. Теперь центральный ствол вытягивался вверх до плеч владельца, а его листья и лианы закрывали все окна, сколько их нашлось в подвале. В таком виде оно пребывало с середины зимы, и, похоже, расти дальше не собиралось. Тяжёлые лианы Джонни тщательно подвязал верёвками, другие, похожие на щупальца, свободно стелились по полу. По утрам на ветках распускались небольшие белые или розовые цветочки, вечером вянущие. Один только оранжевый цветок на макушке упорно держался с прошлого года. Если Джонни и обратил внимание, что вместо тычинок в нём острые иглы, то значения это не придал.

Летняя жара установилась уже к середине весны. Надевавшие на себя всё меньше девушки привлекали внимание Джонни. Особенно Сузи, но до неё он никак не смог бы добраться. И не столько из-за сестры, сколько потому, что Сузи была столь же стервозной, сколь и красивой. Джонии постарался выбросить её из головы, и думал о более лёгкой рыбке. Хоть и понимая, что чайник, на который смотрят, никогда не закипит, Джонни всё равно не решался к ней подступиться. Его всегдашняя робость перед противоположенным полом мешала знакомиться с девушками.

Но на этот раз, пока Джуны несколько дней не было дома, он всё же набрался смелости пригласить к себе Бекки, соседскую девушку-красавицу, которую природа наградила пухленькими губками, нежными руками, тонкой талией и преогромнейшими грудями. Я имею ввиду, действительно преогромнейшими. Джонни всё время думал, не тяжело ли ей таскать на себе такие сисяндры. Знаю, что обычно такие груди делаются в Фотошопе, но здесь они были живые и настоящие. Увы, всё это великолепие поддерживалось кривыми короткими ногами, но Джонии решил не обращать внимания на такие мелочи. Верхняя часть беккиного тела была просто неимоверно прекрасна.

Джонни встретил её на пороге ещё раньше, чем девушка успела позвонить в дверь, но сам, наверное, так никогда бы и не решился предложить ей что-нибудь ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх