Хорошая, плохая училка. Часть 2

  1. Хорошая, плохая училка
  2. Хорошая, плохая училка. Часть 2
  3. Хорошая, плохая училка. Часть 3

Страница: 1 из 2

На следующий день Мариночка первым делом усадила Антона за первую парту и вручила ему листок с заданиями по самостоятельной. Вызвав другого ученика к доске, учительница отчаянно нервничала, но Антон выполнил работу блестяще, правильно и без единой помарки! Это так сильно обрадовало Марину, что она решила ковать железо пока горячо и вызвала Антона к доске. Пожалуй, это было ошибкой, вызванной эйфорией от успешно продвигающейся акции по повышению успеваемости конкретного ученика.

Мариночка осознала это только, когда Антон начал млямлить что-то у доски. Сердце у учительницы упало, и она так расстроилась, что даже не сопротивлялась, когда ученик прошептал, подойдя поближе:

 — Ну, что же вы, Марина Михайловна? Мы же договаривались только на одну пятерку! Что будем делать?

Мариночка отвечала тем же трагическим шепотом:

 — Ты должен сейчас обязательно получить пятерку!

 — Вы забыли меня простимулировать!

 — Сейчас? — ужаснулась Мариночка, хотя в глубине души была уверена, что ученик не посмеет тискать ее на глазах у всего класса.

 — Да, сейчас. Отойдемьте за кафедру.

Кафедра представляла собой закрытый с трех сторон четырехугольник с узким проходом. За этой кафедрой учительница стояла, когда показывала опыты или демонстрировала порядок действий с реактивами во время лабораторных. Ошарашенная словами ученика Мариночка безропотно дала увлечь себя внутрь маленького загончика. Она все еще не могла осознать, что должна «простимулировать» Антона на глазах всего класса.

 — Марина Михайловна, вслух попросите меня расставить реактивы на полочках под кафедрой, — вырвал учительницу из ступора шепот ученика. Почти не соображая, она почти слово в слово повторила фразу.

Антон присел на корточки, и Мариночка, ощущая облегчение — из-под кафедры не очень-то полапаешь ее за грудь, — сделала шажок вперед, совершенно не подозревая об участи, которая была ей уготована.

И тут же Антон потянул край ее юбки верх. Первой реакцией учительницы было удержать неумолимо поднимающийся подол, остановить ученика. Но быстрый взгляд в сторону класса убедил ее этого не делать. Во время паузы как обычно ученики занялись кто чем, но несколько пар глаз следили за ней. И было совершенно невозможно воспрепятствовать Антону — все увидят, что что-то происходит за фанерной перегородкой! И подумают невесть что! И окажутся так близко к истине! Мариночка едва не закрыла лицо ладонями, чувствуя, как опозорена — Антон уже задрал юбку на бедра. Щечки учительницы вновь запылали, а соски вдруг вновь превратились в две твердые горошинки. И непонятно почему — в этот раз ученик их не тискал! Но грехопадение, с которым решительно невозможно было ничего поделать продолжалось! Во всяком случае, не на глазах же всего класса!

Антон, полюбовавшись на стройные ножки в колготках, вдруг взялся за промежность учительницы, лихо просунув пятерню между бедер и надавив большим пальцем на лобок. Мариночка сдавлено пискнула, ощущая, как краска заливает все ее лицо, и даже аккуратные маленькие ушки загораются от стыда. Замерев ни жива ни мертва с исследующими ее пальцами, учительница все же нашла силы проговорить срывающимся голоском:

 — Ребята! Открываем учебники на странице с задачами по реакциям с аминами и решаем задачу 3.

Послышались недовольные шепотки «Опять самостоятельная!», но ученики зашуршали учебниками, а их учительница, израсходовав остатки воли, отдалась на волю исследующим ее через ткань пальцам. Она просто умирала от позора — все это происходило практически на глазах ее учеников. Хуже того, несколько капелек смочило трусики изнутри! А если Антон заметит эту нечистоплотность своей учительницы?

Но Антону этого было мало! Он, словно прочитав панические мысли учительницы, вдруг взялся за край колготок и резким движением стянул их вместе с трусами до коленок. Мариночка покачнулась, словно от удара. Это и был удар по ее самолюбию — глаза ученика теперь находились на уровне ее киски, и он мог рассматривать ее без малейших усилий! Чем она теперь отличается от тех шлюх на сайте, что бесстыже показывают самые потаенные места? Не упасть в обморок помогло только осознание того, что класс кинется к ней и застанет ее лежащей за кафедрой в таком безумно непотребном виде.

Отвратительным было и то, что Антон мог невесть что подумать о ее отношении к гигиене — она чувствовала, что, когда ученик сдернул с нее последний покров, удерживающий ее на грани целомудрия, ее киска вновь пустила пару капелек. Нет, конечно, Мариночка была современной женщиной и поддерживала промежность в надлежащем виде — выбривала ее, оставляя лишь густую меховую отдушку на лобке... но вот эта непонятная влага, буквально сочащаяся из нее! Так опозориться перед собственным учеником!

А тут Антон, вдоволь безнаказанно насмотревшись на ее интимное место, протянул руку к ее промежности. Он сейчас почувствует, какая она влажная! А может быть, он побрезгует, и этот позор прекратится? Но ведь тогда он решит, что она не сможет его больше стимулировать? Вся в раздрае, учительница не успела плотно сдвинуть бедра, и палец ученика легко скользнул внутрь нее. Увы, видимо как раз благодаря той влаге, которую она пускала все то время после того, как ей пришла неудачная мысль вызвать Антона к доске. У Мариночки перехватило дыхание. Не смотря на ни с чем не сравнимое унижение, которому ее подвергли, она почувствовала серию приятных коротких толчков, в эпицентре которых был палец Антона.

Между тем Антон наконец удовлетворился властью над своей учительницей и, натянув нижнее белье на место, одернув юбку, поманил Мариночку пальцем. Она присела рядом, униженная и раздавленная стыдом, но когда он сунул ей палец под носик и прошептал: «Оближите, Марина Михайловна!», отшатнулась. Впрочем, она пала уже настолько низко, что слизывание собственных выделений с пальца ученика уже почти ничего не значило. Тем более что наверняка, не сделай она этого, он не станет отвечать. Выбора не было, и Мариночка покорно облизала влажный палец.

И лишь после этого Антон, поднявшись сам, помог встать обессиленной от переживаний учительнице. Она еще нашла в себе силы сказать классу, что задачу решать до конца не надо — это будет домашним заданием. А потом углубилась в собственную тоску по потерянному благочестию и обретенному унижению. Вот только странно, почему ее мысли вновь и вновь возвращаются не к чему-либо, а к серии толчков внутри? О том, как это было сладко и как замерло сердечко.

Обретать себя Мариночка стала только тогда, когда сквозь пелену испытанного позора и воспоминания о сладости этого позора стал прорываться голос Антона, уверенно вещающего по заданной на дом теме. Она все-таки сделала это! Пусть страшной ценой собственного падения, но ее ученик по праву заслужил вторую подряд пятерку...

Учительница пришла в сносное расположение духа. Правда до тех пор, пока проходивший на свое место Антон не шепнул мимоходом:

 — После уроков вас ждет еще наказание за непредусмотрительность моего вызова к доске.

Мариночка замерла. Ведь и правда ей еще расплачиваться за свою невыдержанность. Да, она виновата перед Антоном! А вдруг он бы не выучил урок? Тогда двойка была бы на ее совести, как педагога!

Поэтому едва закончились уроки, Мариночка села за свой стол и принялась безропотно ждать Антона. Он явился почти сразу в неотразимости своей молодости и жизненной энергии.

Мариночка робко опустила взгляд за стеклами очков, страшась наказания, смущенная своей виной и... наслаждаясь своей покорностью перед предстоящим. Она ожидала, что Антон вновь поставит ее в неприличную позу, но он опять удивил и огорошил ее. Правда, перед этим он сказал:

 — Я хочу написать реферат по вашему предмету, чтобы исправить ситуацию с успеваемостью.

Учительница поняла, что ему вновь потребуется стимуляция, и зарделась,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (33)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21439
2
26 мая 2015
4
 
наверх