Совращение племянницы

Страница: 1 из 2

 — Андрюшка, родной! Наконец — то выбрался к нам! Сестра порывисто обняла его и только потом посторонилась, пропуская мужчину в калитку. Андрей осмотрелся — все здесь было таким родным, знакомым, даром, что не появлялся в родном городке уже несколько лет. С сестрой они были близки, но жизнь постепенно развела, стало некогда позвонить лишний раз, а уж о приезде он и не задумывался, слишком много дел, обязательств... Правда на этот раз сестрица была неумолима — юбилей все-таки, кровно обидит, если не приедет на такое событие. Да и, правда, соскучился по родне, по дому, который с детства привык считать родным. — Лиза, пойди с дядей поздоровайся! Топоток легких ног и она уже в его объятьях. Хм... за несколько лет, которые он пропустил, девочка стала превращаться в женщину. Конечно, пока сбитые колени и локти не красили её, а шорты и футболка делали скорее похожей на мальчика, но определенно в ней что-то есть... Андрей чуть дольше, чем нужно было придержал племянницу в своих руках, ладонь помимо его воли скользнула на крепенькую ягодицу. Девочка вздрогнула и отпрянула, залившись краской. — А Лизка то совсем невеста стала! Сколько ей? Сестра расплылась в довольной улыбке, ей явно польстило его внимание к любимой дочке. — В этом году 16 исполнилось, от кавалеров отбоя нет, отец не успевает гонять! Лиза смутилась еще больше и попросила позволения идти на улицу, где её дожидалась стайка деревенских девчонок и мальчишек. Дверь за ней закрылась, а Андрей еще несколько секунд стоял в трансе, ощущая рукой прикосновение молодой плоти, отделенной от него только тонкой тканью шортиков.

Низ живота приятно потеплел, он закрыл глаза и с удивлением подумал, что хотел бы познакомиться с родственницей поближе... Весь день Лиза как будто избегала его, то на речку убежит, то в огороде грядки полет под материнским руководством. Он украдкой наблюдал за ней и удивлялся своему внезапному интересу к этой девочке, совсем еще ребенку. В его жизни женщин было огромное количество, большинство не оставили по себе не только имен, но и особой памяти, просто подвернулись в тот момент, когда его одолевала похоть. Ему не приходилось прилагать много усилий для их завоевания: в свои 33 года он был хорошо сложен, имел за душой кое-какую копеечку, ездил на хорошей машине, и держал себя так, что любой встречный понимал с первых минут знакомства — этому человеку лучше не перечить. Наконец, вечером, все уселись за большой круглый стол на веранде, он выждал момент, когда Лиза заняла место, приземлился на соседний стул. Начал расспрашивать её о школе, о том, чем занимается на каникулах. Девочка отвечала нехотя, прятала глаза и постоянно краснела под его пытливым взглядом. А он наслаждался её робостью, глаза то и дело опускал то на тощие коленки, то на выпирающие груди, не стесненные лифчиком. Сестра расстаралась, ужин был обильным, немного выпили, скоро разговоры стали громче, гости затянули какую-то застольную песню. Андрей незаметно выскользнул из-за стола и пошел искать свою грёзу, которая ускользнула от взрослых еще раньше. Пропажа нашлась почти сразу — девочка пробиралась через заросли малины к укромному деревянному домику, этому непременному атрибуту деревенской жизни.

Ойкнула, наткнувшись в темноте на крапиву и видимо решив не искушать судьбу, присела прямо возле дорожки. Он затаил дыхание... Лиза сидела лицом к нему, расстояние позволяло оценить кустик светлых волос между тонких ножек... Тихое журчание прервал её удовлетворённый вздох, у него аж пересохло во рту, а член стал наливаться кровью. Плевать на родственные связи, на её юность, желание насладиться этим телом было настолько велико, что он теперь мог думать только о том, как проделать всё осторожно, не вызывая подозрений и не пугая девочку раньше времени. Спать расходились за полночь. Он сделал вид, что собирается домой, в город, но не устоял перед просьбами родственников и конечно согласился остаться еще дня на два, благо отпуск. Кроме него остались еще какие то друзья, которых он не знал, сестра всполошилась, стала прикидывать, кого где положить спать. Он краем уха услышал, что Лиза собралась на чердак и недолго думая согласился заночевать в летней кухне. Собаки во дворе не было, так что его перемещения ночью никто в доме не заметит. А то, что он непременно наведается к племяшке, Андрей не сомневался. Мысль о том, что совсем рядом, в нескольких метрах от него будет спать это прелестное создание, не давала ему покоя, он незаметно от всех поглаживал член и бросал взгляды на девочку, которая собирала одеяла и подушки, чтобы тащить к своему ночлегу. Он вызвался помочь, она заартачилась было, но мать прикрикнула — и вот они вдвоем поднимаются по лестнице на чердак, он пропустил девочку вперед, теперь идет следом, жадно вперившись в бороздку между её ягодицами и жалеет о том, что руки заняты подушками. Прошло часа два, прежде чем он решился выйти из летника. Выпившие хозяева и гости давным-давно спали. Лестница на чердак находилась в темных сенях, он порадовался, что хорошо запомнил расположение предметов в тесной комнатушке без окон, благо много лет был охотником и в помещении, где находился второй раз, легко мог ходить с закрытыми глазами. Любой, кто увидел бы его в эту минуту, скорей всего испугался, он походил сейчас на опасного хищника, выслеживающего добычу. Ни одна половица не скрипнула под его ногами, он легко откинул крышку люка и придержал её рукой. Постель Лизы располагалась напротив большого чердачного окна, над которым располагался фонарь, освещавший двор.

Она предстала перед ним в лучах этого света, как лакомый кусок торта на витрине. Жаркая ночь разметала её ноги и руки в беспорядке, груди были покрыты испариной. Она не надела сорочку и спала в одних беленьких трусиках. Он подполз поближе и втянул носом воздух... Постелью ей служила свежескошенная трава, покрытая простынью, одеяло она во сне откинула в сторону. Она что — то прошептала сквозь сон и закинула руки за голову, отчего небольшие груди приподнялись вверх. Он осторожно поцеловал розовый кружок, потом втянул в рот сосок и начал осторожно посасывать. Она е проснулась, тогда он осмелел, и начать гладить нежную кожу, легонько сжимая грудки. Больше всего сейчас ему хотелось порвать на ней трусы и ворваться членом в узкую дырочку, заткнуть ей рот своей большой ладонью и трахать это костлявое тельце, вдавливая его в жесткий деревянный пол... Вместо этого он провел языком по её животу, опустился ниже... Стал гладить лобок, чувствуя под тонкой материей курчавые спиральки волос. Другая рука скользнула в его собственные штаны, где торчал колом налитой кровью член, рука привычно по-хозяйски обхватила ствол, он немного приспустил штаны и встал над ней. Головкой потёрся о ее живот, потом расположился между её согнутых ножек и стал просто гладить губки через трусы. То ли от его осторожных поглаживаний, то ли просто устав лежать в одной позе, она немного раздвинула ноги, он скользнул пальцем под ткань, пробежался по волоскам. Она конечно была совсем сухой. Он намного надавил на ноги и стал постепенно раздвигать их. Отодвинул трусики в сторону и перед его глазами манящая молодая дырочка! Андрей смочил пальцы слюной и осторожно раздвинул Лизины губки. Такую юную девочку он не трогал ни разу. Мысль о том, что скорей всего он первый вторгся в эту пещерку его очень заводила.

Он склонился прямо над её лобком и сверху выпустил струю слюны на клитор, влага обильно смочила губки и скрылась между половинками попы. Она занервничала во сне, попыталась сжать коленки, но он мягко удерживал их. Пальцами Андрей начал гладить розовую мякоть девочки, вводя указательный палец в отверстие только на одну фалангу, чтобы не повредить её целочку. Большой палец теребил горошину клитора. От этих манипуляций её бёдра стали подрагивать, она потекла уже сама, он почувствовал свежий запах её смазки и захотел попробовать её а вкус. Он только легонько коснулся её писи язком, как девочка неожиданно проснулась. Он несильно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх