Как Новый год встретишь, так его и проведёшь

  1. Как Новый год встретишь, так его и проведёшь
  2. Как Новый год встретишь, так его и проведёшь. Продолжение

Страница: 1 из 3

Мы с матерью полгода назад переехали в новый район. Отец ушёл так, что пришлось делить имущество и вместо нашей квартиры в центре города пришлось переезжать в местечко подешевле в одном из спальных районов Петербурга. Мне недавно стукнуло 16, и я пошёл в 10 класс не в прежнюю, а уже в здешнюю школу, а мать работала учителем, так что мы осваивали и новый дом, и новую школу вместе. И то и другое надо сказать оказалось сплошным ужасом. Было впечатление, что в нашем доме живут одни гопники, алкаши и укурки, которые круглосуточно дежурили и перед парадной и в самом подъезде едва ли не на каждой лестничной площадке, то сменяя друг друга, то вообще все вместе, особенно в выходные и праздники. Стены в доме были тонкие, так что рёв алкашей и тупое ржание укурков раздавалось сутки напролёт, только по утрам будних дней было поспокойней, но нам от этого было не легче, так как в это время мы с мамой ходили в школу, я на учёбу, она соответственно, на работу.

Разумеется, в таком районе и школьный контингент был соответствующий: шанс увидеть доброе, умное лицо в школьных коридорах был такой же, как встретить повара-блондина в шаверме. Ни красотой, ни ростом я похвастаться не мог, выдающимся спортсменом тоже не был, а тот факт, что я в отличие от почти всех здешних обитателей я был не местный да ещё, как это сразу всем стало известно — сын училки английского и вовсе рисовало для меня безрадостное существование в «дружном» коллективе моего нового 10 «г». Мать тоже была не в восторге от своих новых «детишек», тем более она преподавала в старших классах с 8 по 11 классы, в том числе, к моему несчастью, и моём. К учителям здесь относились так же как заключённые к надзирателям, с той лишь разницей, что у учителей не было никакой реальной сдерживающей силы и власти кроме как кричать и ставить двойки с замечаниями в дневниках и журналах, на что «детишки» хуй клали. Вызов родителей тоже не был спасением, так как приходившие папы и мамы иногда сами были хуже своих отпрысков. Поэтому я ненавидел, когда моя мать преподавала у меня в классе, так как мне приходилось слышать и невольно участвовать во всяких гадостях что творят ученики в отношении учителей.

Надо тут сказать, что мать, как и я, была небольшого роста, но она всё-таки женщина и к тому же всегда носила туфли на каблуках. А вот в остальном она от меня отличалась, особенно в своём статусе перед чужим полом. В свои 38 лет она была настоящей красавицей и держала себя в отличной физической форме, в детстве и юности она занималась гимнастикой, аэробикой и даже немного йогой (или чем-то вроде того). Сейчас она, конечно, из этого оставила только бег и зарядку по утрам, да редкие походы в бассейн. Одевалась она не вызывающе, но и никак монашка, а вполне себе достойно для красивой дамочки в самом соку, хоть и в отношениях с мужчинами она долго была просто женой моего отца, я даже удивлялся, как их брак не развалился намного раньше, ведь на мать постоянно заглядывались. То, что она в школу одевалась по-деловому и вела себя довольно строго, даже, пожалуй, стервозно, только добавляло ей сексуальности в глазах окружающих. В обычной жизни я гордился, что моя мать в отличие от матерей большинства моих ровесников, не была похожа на толстую колхозницу со стрижкой под мальчика, которая с утра до вечера торчит на кухне в нелепом домашнем халате, возраст которого теряется в глубинах истории. Но вот в школе, во время уроков в моём классе я предпочёл бы видеть маму ворчащей бабкой, которую бы ненавидел весь класс во время урока, а со звонком забывал бы о её существовании.

Но в отношении неё мои одноклассники выражали своё недовольство вовсе не протестным нытьём и подкидыванием кнопок на стул, а пошлыми шуточками и намёками, а присутствие её сына видимо только распыляло озабоченных подростков. Каждый раз как она наклонялась поднять упавший мел или ручку с последних парт раздавались фразочки вроде: «Опа, какая жопа!», «Я бы вдул», «Очко рабочее» и тд. Их, конечно, говорили не громко, но достаточно, чтоб почти весь класс услышал, а может быть и мать, если прислушается, но ей и так достаточно было слышать бурный смех каждый раз, когда она нагибается, чтоб понять какого рода вещи могли говорить подростки, и она, сохраняя достоинство, делала замечания всему классу за плохое поведение, тактично не заостряя внимания на том, что предшествовало громкому смеху и улюлюканью. Я в такие моменты сидел красный.

Один раз, вовремя урока английского сидящий сзади меня Санек, у которого погоняло было Лихой (один из главных распиздяев нашего класса, да и в школе не из последних), поднял руку и сказал «Галина Владимировна, Женя всё время дрочит на уроке и мешает Ксюше (моя соседка по парте) заниматься. Скажите ему, чтоб перестал» Весь класс посползал под парты со смеху, кроме меня, разумеется. Я раскраснелся как помидор: «Да пошёл ты», все, что я смог сказать. Мама отвела его к директору, тот сразу понял что Лихой, подвыпивший и накуренный к тому же и отправил его домой отсыпаться, отец Лихого был его старым другом, так что всё наказание состояло в том, что он потребовал у Лихого извиниться перед матерью. Тот с улыбкой буркнул: «Простите, Галина Владимировна» и спокойно попёрся отдыхать. Из других классов тоже подходили недоумки с вопросами типа «У твоей мамаши ёбарь есть?», «Чего она такая строгая, от недоёба?», «Она за полтинник мне отсосёт в мужском туалете?» и т. д. Пару раз ей подбрасывали презервативы, порно журналы и даже фото своих членов. Мать всё это спокойно выкидывала, иногда даже не ходила к директору (так как поняла что ему, в общем-то, похуй), просто спокойно сгребала всё с парты или стула и выкидывала в мусорку, сразу же начиная урок. Лишь раз она по-настоящему вышла из себя, пришла домой злая и нервная, я спросил что случилось, на что она мне ответила «Ничего, просто не слушай глупости дураков в школе, лучше иди принеси мне чаю». На следующий день я узнал всё от Жорика который на одной из перемен делился с Кощеем (Костей) и Серым (да, это банально Серёжа) последними сплетнями, и тыкая в стоящего рядом меня пальцем поведывал:

 — Приколитесь вчера на уроке инглиша пацаны из 11 «а» над Галиной Владимировной жёстко подстебались!

 — А чё случилось-то? — спросил Кощей

 — Они ей на стул и парту презиков накидали!

 — Ну и чё такого? Мы половине учителей их подкидывали — парировал Серый — И его мамке тоже — закончил он, тыкая на меня пальцем. Я тут же послал его на хуй, но никто даже не обратил на это внимание и Жорик продолжил:

 — Так-то оно так, но пацаны из 11 «а» подкинули ей не пустые гандоны как мы, а использованные!

 — Ебанись!!! — выкрикнул удивлённый Серый, а Кощей просто заржал.

 — Уж не знаю блядей они ебали, и сохранили использованный материал или надрочили в них дома или на перемене в толчке, не суть. Но только когда Галина Владимировна на автомате собрала презики руками в кучу чтобы выбросить в мусорку из них повытикала конча, в итоге у неё все руки были в сперме, и ещё на юбку пролилось, прежде чем она их выкинуть успела. Она так с застывшим от отвращения лицом и вышла из класса. Пол урока обкончанную юбку свою вытирала в туалете — завершил рассказ Жорик и они все вместе заржали.

Мне стало жалко маму и одновременно стыдно за неё хоть она и не виновата, а ещё мне стало стыдно за то, что у меня встал член от этой истории вопреки всякому моему желанию. Так что я поспешил ещё раз послать всех на хуй и удалиться.

Но время шло и к началу зимы всё вроде начало устаканиваться. Моя жизнь в классе стала комфортней, бить меня перестали, и я даже начал тусоваться с некоторыми одноклассниками после школы. Этому способствовало то, что я начал пить и курить. А значит, в их глазах стал немного ближе к этим дебилам, хотя дружбой это назвать сложно. Скорее собутыльники по школе. Мать тоже уже особо не дёргали и не издевались, так как потихоньку привыкли, и казалось, потеряли ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх