Пискнешь — уши отрежу

Страница: 1 из 3

Это было в девяностые, когда мобильников ещё не было, на улицах было мало автотранспорта, а студенты тусовались на так называемых дискотеках. Я возвращался поздно вечером с дружеской вечеринки в общаге по поводу успешного окончания учебного года (к гулянке традиционно допускались только «безхвостые»). Ближе к полуночи вялое большинство пошло спать, разгорячённое меньшинство потянулось на ближайшую дискотеку, а я отправился домой в квартиру на другом конце города, которую мы снимали на пару с другом. По правде говоря, вечеринка для меня не задалась, и хотелось поскорее убраться восвояси. Но лёгкий хмель бередил ещё жажду приключений.

Последний автобус «помахал» мне, отходя от остановки, когда до неё оставалась пара сотен метров. Прогулочным шагом я побрёл по ночному городу. Даже в те времена ночью в центре было довольно многолюдно, но в этот день почему-то улицы были совершенно пусты. За всё время я видал лишь двух или трёх одиноких прохожих. Остаток хмеля, казалось, сошёл. Я присел отдохнуть на остановке. На душе было как-то пусто и очень хотелось выпить.

Неожиданно передо мной возник щуплый мужичок. «Который час, подскажешь?», — спросил он застенчиво. Я оглядел его. Одет прилично, только обувь потрёпана. «Нет часов», — я отогнул рукав. Мужичок явно не собирался уходить, но замялся, не зная, как продолжить разговор. Вот и приключения — пронеслось в мозгу. Я окинул его взглядом ещё раз на предмет, смогу ли отбиться. У меня в карманах была только мелочь на проезд, ни кошелька, ни даже ключей. Кроссовки тоже я одел старые непрезентабельные. Интереса для грабителя я явно не представлял.

Но тут меня начали ощупывать крупные ладони. Из ниоткуда позади возник здоровенный амбал, проверявший мои карманы. Я повернул голову, а когда снова посмотрел на Щуплого, тот держал в руках опасную бритву. «Пискнешь — уши отрежу», — прошипел он. Я замер. Убедившись в совершенной пустоте моих карманов, Амбал взял меня за локти. «Поднимайся. Пошли». Я встал, озираясь по сторонам. Вокруг были только административные здания с тёмными окнами. Улица была пуста. Никто не мог наблюдать эту сцену.

Меня отвели за угол. Там в проходе между домами стоял грузовой фургон. Водитель увидал нас в зеркало заднего вида и на лице его отразилось удивление. Но он быстро сообразил, что должен делать, вылез из кабины и распахнул заднюю дверь кузова. Амбал впихнул меня внутрь и вместе с Щуплым залез следом. Дверь захлопнулась. Щуплый зажёг стоявший на полу светильник. Кузов озарился тусклым светом. В глубине валялись какие-то тюки, возможно, с тканями. Амбал соорудил из них импровизированное кресло и уселся в углу, расставив колени. Щуплый сел у двери, вытянув ноги. Я присел на тюк напротив их. Мотор завёлся, и через минуту мы поехали.

Пара минут прошла в тишине. Я тупо уставился в пол, медленно приходя в себя. Потом поднял глаза и огляделся. Щуплый сидел равнодушно, положив ладони на бёдра и глядя в сторону. Амбал же оценивающе смотрел на меня. Наши взгляды встретились. «Раздевайся до гола. Всё снимай», — вдруг сказал он вполголоса. Внутри у меня сжалось. Я рассеянно переводил взгляд с одного на другого. Наконец Щуплый сделал движение, доставая бритву. Но я остановил его жестом и стал быстро раздеваться, складывая одежду рядом с собой. Я снял рубашку и футболку, стянул брюки, снял кроссовки и носки, машинально засунув их внутрь кроссовок. Потом резко стянул трусы и бросил их небрежно в сторону. Несколько секунд я сидел абсолютно голый, рассматривая пол. Потом робко поднял глаза.

Амбал довольно улыбался. Кивнув, он скомандовал: «Потрогай себя, чтобы встал». Не сразу сообразив, что от меня требуется, я, поборов наконец замешательство, вскрыл головку и начал медленно елозить кожей члена. Мысли путались. Вместе с постепенно приходившим возбуждением проявлялись остатки хмеля. Я подумал, что не велика потеря, если меня изнасилуют. Лишь бы не изувечили. И я, казалось, начал понимать некоторые взгляды, которые украдкой бросал на меня Щуплый... Стоит, пожалуй, даже проявить инициативу. Чем быстрее я ублажу их, тем быстрее они обмякнут и подобреют.

Добившись эрекции, я, раздвинув колени, продемонстрировал свой вставший член Амбалу, бросив взгляд на его брюки. Члену в них было заметно тесно. Следуя своему плану, я, не дожидаясь дальнейших распоряжений, подполз к Амбалу и, встав перед ним на колени, стал расстёгивать его ширинку. Амбал принял это как должное. Когда я выпустил на свободу его член и нагнулся к нему, то медленно поднял зад, и, как гиббон, повернув голову, вопросительно посмотрел на Щуплого. Но тот уже стягивал брюки. Я примостился поудобнее и в такт раскачивающемуся на колдобинах фургону стал отсасывать Амбалу. Подоспевший Щуплый растянул мой анус большими пальцами, словно примеряясь. Затем он смазал его слюной и неглубоко ввёл свой член, стараясь засунуть его под углом снизу вверх. Он сильно тормошил членом мой зад то ли намеренно, то ли, теряя равновесие при покачивании фургона.

Щуплый кончил первым, заполнив мои внутренности тёплой жидкостью. Как я ни старался, Амбал долго не кончал. Пока я работал, Щуплый сел сзади меня, широко раздвинул мои колени и начал осторожно доить член, пока тот не затвердел. Тогда он медленно отвёл его далеко назад. Я охнул, выпустив член Амбала. (Специально для sexytales.org— секситейлз.орг) Но тут же почувствовал его ладонь на своём затылке и, снося боль, продолжил сосать. Щуплый заламывал мой член так далеко, что боль становилась невыносимой. Извиваясь и постанывая, я старался приподнять зад, чтобы получить хоть немного облегчения, но не достигал его. Когда мой член расслаблялся, Щуплый опускал его и осторожной дойкой снова приводил в твёрдое состояние, заламывая затем далеко назад. Я постепенно подходил к оргазму. И чем ближе, тем сильнее становилась боль.

Наконец Амбал кончил. Он задрал мой подбородок, наблюдая, как я глотаю причитающееся. Давясь я сглотнул солёную вязкую лягушку. Сперма потекла по губам и подбородку. Амбал любовался этим зрелищем с явным удовольствием. Он продолжил держать мою голову запрокинутой, пока Щуплый выламывал мой член.

Мой ствол немного обмяк, и я почувствовал, что вот-вот кончу. Но и Щуплый заметил это. «Повернись», — привычным шипением выдавил он. Амбал позволил мне лечь на спину возле себя. Я прилёг на тюки, опершись на локти. Щуплый расшнуровал мою кроссовку, вынув шнурок. Я следил за ним сначала с интересом, потом — с ужасом. «Ты же хочешь разрядиться?», — поймав мой взгляд, спросил он с недоумением. «Сейчас я приласкаю тебя шнурком». «Шнурком?», — изумлённо переспросил я. Они рассмеялись в ответ.

Щуплый туго завязал петлю вокруг головки, сделав узел на середине шнурка. Затем, сложив оба конца, потянул немного и начал ласкать член, подводя меня к самому оргазму. Когда я был уже на грани, он вдруг дважды резко дёрнул шнурок вниз, и затем медленнее натянул со всей силы. Я вскрикнул и, согнувшись, машинально толкнул локоть Щуплого. Он побагровел, восприняв, видимо, моё судорожное движение как протест. Вытащив ремень из моих брюк, он ловко стянул им локти у меня за спиной. «Сучонок...», — шипел он затягивая туже петлю вокруг головки моего члена. «Вот так ты у меня будешь кончать. Вот так». Он завёл мой член назад между ног и начал резко дёргать за шнурок кверху вдоль спины. Я тонко взвизгивал, извиваясь. Щуплый же начинал прилагать всё большее усилие.

Но тут мы приехали. Щуплый бросил меня и поспешил натянуть брюки. Дверь распахнулась, и они с Амбалом вылезли наружу. Встав поодаль, они закурили, переговариваясь с подошедшим водителем. Я лежал на боку, отвернувшись к задней стенке кузова. До меня долетали лишь обрывки их разговора. Из относившегося ко мне я понял лишь, что в целом хорош, но явно староват и вряд ли сгожусь.

Щуплый отошёл. Амбал с водителем приблизились к фургону. Их голоса стали чётче. «Умеет, говоришь...», — начал Водила и замялся. «Хочешь опробовать?», — разгадал его намерение Амбал. «Вылезай», — бросил он в мою сторону и ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх