Пискнешь – уши отрежу

Страница: 3 из 3

охапкой серых досок и деревянным ящиком с инструментами. Он выбрал самую длинную доску, отмерив расстояние локтем, приколотил к ней меньшую перекладину, а затем с противоположного конца широкий треугольник. Закончив, он подошёл к нам. «Распятье готово, ваша светлость», — ехидно бросил он в мою сторону.

Неожиданно страх пробежал по мне электрическим током. Я дёрнулся, пытаясь вскочить, но скользнул пяткой и упал, ударившись спиной о дверь. Водила резко приблизился и, схватив мой подбородок, прижал меня к двери дома. Другой рукой он нащупал мои яйца и медленно сдавил их, смотря мне в глаза. «Куда поскакал, кузнечик?». Острая боль в гениталиях почему-то быстро вернула мне присутствие духа. «Я подскользнулся», — процедил я сквозь зубы. Кривая улыбка сошла с лица Водилы, он отпустил мои яйца и, повалив животом на землю стал привязывать к распятью.

Он просунул длинную доску так, что перекладина легла у меня в подмышках, кисти рук привязал сзади далеко внизу. Ноги же согнул и привязал лодыжки. Треугольник заставлял широко разводить колени. Подёргав путы, он поставил меня вертикально и прислонил к стене дома. Я повис разъезжаясь и выкручивая суставы. Чтобы хоть как-то облегчить положение, мне пришлось прогнуться, выпятив живот. Водила погладил его с довольным видом и встал рядом, задумавшись.

«Он выспрашивал у меня, что с ним будет. Расскажи», — произнёс Щуплый. Водила очнулся от оцепенения, рассеянно кивнул и, не сказав ни слова, быстро пошёл к машине. Он вернулся с небольшим круглым напильником с деревянной ручкой и огарком восковой свечи в руках.

Опустившись передо мной на колени, он схватил мой член, положив большой палец сверху над головкой, и начал быстро елозить вверх-вниз. Медленно, но верно на меня стало находить возбуждение. Я попытался сопротивляться этому, но в результате член набухал только быстрее. Водила понял моё намерение. «Ты предпочитаешь, чтобы было и больно, и приятно? Или только больно?», спросил он с серьёзным видом. Я предпочёл, чтобы было и приятно... Эрекция поначалу отдавалась тупой болью во всём члене и внизу живота. Подведя меня к самому оргазму, Водила отпустил мой член, давая небольшое время расслабиться, а затем, осторожно лаская кончиками пальцев, снова подвёл меня к самому оргазму. Смазка текла рекой. Он повторял это до тех пор, пока я не начал тяжело дышать и готов был кончить от малейшего прикосновения. Наконец он оставил мой член и, взяв напильник, стал обильно натирать его свечкой.

Не сразу моё внимание переключилось на окружающую действительность. Я не успел испугаться прежде, чем Водила осторожно ввёл натёртый воском напильник мне в мочевой канал. Затем он стал легонько ласкать мой успевший расслабиться член. Поначалу было не больно, и член быстро затвердел. Подведя меня к самому оргазму, Водила начал медленно вращать напильник из стороны в сторону. Как будто тысячи иголок вдруг вонзились в мой член. Я дёрнулся и всхлипнул. Водила посмотрел мне в глаза и снова стал ласкать мой член кончиками пальцев. Тут я понял, как в этот раз мне придётся кончать... Уронив голову на грудь, я тихо заскулил.

Понимая, что пытка может приостановиться только, если я кончу, я пытался изо всех сил поддаться ласкам, вспоминал всё, что когда-либо меня возбуждало. Наконец мне удалось приблизится к оргазму. Член начал икать, смачивая напильник обильно истекавшей смазкой. Водила придержал член кончиками пальцев у самого основания и стал медленно вращать напильник, а потом и двигать его взад-вперёд. Невыносимая боль сбивала возбуждение. Я стонал, извиваясь от боли и нестерпимого желания кончить. Водила снова осторожно ласкал мой член, и у самого оргазма драл меня напильником. С каждым разом боль усиливалась, чуть притупляясь лишь, когда я был на самой грани. Наконец мне удалось удержать возбуждение так, что даже движение напильника приближало оргазм. Я громко засопел, ощущая медленно набегавшую волну. Но Водила вдруг замер, не шевелясь, и оргазм отступил. Я в ужасе поднял глаза. Он зло засмеялся в ответ, принявшись снова ласкать мой начавший расслабляться член.

Несколько раз так я побывал на грани прежде, чем наконец в промежности резко сжалось так сильно, что я громко застонал. Водила, заметив это, не торопясь, выдернул напильник, покрытый розовой слизью и отстранился. Спазм длился ещё долго прежде, чем наконец я стал брызгать крупными каплями. Проходя по члену, сперма вызывала такую сильную боль, что, казалось, резала мне его пополам. Я орал во всё горло в такт брызгам. После последних сухих уже спазмов боль в члене резко усилилась так, что у меня потемнело в глазах.

Когда туман стал понемногу рассеиваться, Водила и Щуплый стояли рядом живо смакуя меж собой детали моего оргазма. Увидав, что я прихожу в себя, Водила опустился рядом и тихо заговорил мне в самое ухо. «Сейчас у меня дела в городе, но к вечеру я вернусь. Привезу инструменты, горелку, всё такое. Скучать ты у меня не будешь. Рассеку мошонку лезвием аккуратно по шву и мышцы семенных канатиков вдоль волокон. Лезвием будет почти не больно... Вытащу яйца так, что они повиснут до земли на жилах... Торопиться не стану. Подожду пока подсохнешь и пообвыкнешь к бубенцам наружу. И только потом подогрею уксус в кружке и опущу в него твои оголённые яйца... «. У Водилы затекла ступня, на которую он неудобно присел. Он оборвал свой рассказ и поднялся.

Они заволокли меня в дом и спустили в подпол. Щуплый окинул яму взглядом и прислонил меня к дальней стенке. Водила ушёл к машине. Щуплый постоял некоторое время, полез в карман за сигаретами и, доставая их, выронил бритву. Затем он быстро поднялся и захлопнул за собой люк. Яма погрузилась в темноту.

Собравшись с силами, я, раскачиваясь, как мондошаванин, сделал пару шагов и упал спиной на лежавшую бритву. Нащупав, раскрыл её и осторожно разрезал верёвки, стягивавшие запястья. Бритва была такой острой, что резала, как по маслу. Я быстро освободил себя от распятья. Но с ремнём, стягивавшим локти, вышла заминка. Я думал, что поёрзав локтями, быстро сброшу его, но не тут-то было. Он был стянут как-то крест на крест и стащить его никак не получалось. Я долго провозился, пока ни сообразил разрезать его, привязав бритву обрывками верёвки к лестнице. Освободившись, я вылез из подпола и тут же упал без сил. Всё тело ныло, а член нестерпимо жгло.

Но, отдышавшись, я сразу бросился наутёк, даже не поискав в доме какой-нибудь одежды и обуви. Я бежал назад по дороге, пока не понял, что не успею залечь, если столкнусь с Водилой, не услышу звук мотора за шумом ветра. Поэтому я стал продираться вдоль дороги лесом. Ветки деревьев полосовали меня нещадно, но страх был сильнее боли. Весь день, как заведённый, я брёл лесом вдоль дороги пока, наконец, не услышал звук мотора. Страх вдруг нахлынул на меня, в панике я бросился бежать в сторону от дороги, залез в какое-то болото, насилу выбрался весь в грязи и облепленный комарами. Мне повезло быстро вернуться к дороге и как раз в тот момент, когда по ней в обратном направлении снова проезжала машина Водилы. На этот раз я проводил его с облегчением, подумав почему-то, что опасность теперь миновала.

Спустя некоторое время я вышел на дорогу и шёл дальше по ней. Лишь к утру следующего дня, едва волоча распухшие ноги, я добрался до небольшого населённого пункта у шоссе и постучался в крайний дом. Меня встретили так, как будто к ним каждый день из леса выходят грязные, расцарапанные, абсолютно голые парни... Обращаться в милицию, разумеется, было глупо...

Через пару лет в городе случайно я встретил Щуплого. Мы лишь переглянулись. Как я понял, он был рад, что у меня всё хорошо...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх