Негритянка и наци. Часть 1

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 5 из 6

вновь требовала выхода. Тем более, что оставалась еще и Аннет. Француженка не на шутку возбудилась, наблюдая, как Мари имеет немку и норвежку. Тонкие пальчики с накрашенными алым лаком ногтями уже вовсю теребили набухший клитор, с алых губ срывались чуть слышные стоны. Аннет казалось полностью захватила страсть, но когда Мари остановила взгляд на ней, девушка убрала руки и сложила их на коленях, стыдливо пряча глаза. При этом ее щеки и даже уши вспыхнули стыдливым румянцем. Негритянка хищно улыбнулась — как мило.

— Взгляни на меня, — приказала она. Аннет робко подняла глаза. В них Мари увидела не только ожидаемый испуг, но и возбуждение, восхищение и неожиданно — благоговение.

— Подойди ко мне, — продолжила негритянка. Аннет тут же отлепилась от стены, опустилась на четвереньки, прогнула спину и, покачивая выставленным задом, поползла к Мари. В устремленных на негритянку светились восторг и обожание.

— Наконец-то белая женщина, которая знает свое место, — усмехнулась негритянка. Аннет издала мурлыкающий звук и потерлась о черные ноги. Мари опустила руку и ласково погладила рыжие волосы.

— За одну ночь сразу три домашних животных, — произнесла она, — собака, лошадь, теперь вот и кошка. Ты будешь ласковой кошечкой, Аннет?

Француженка мурлыкнула, открыто ластясь к Мари. Та вновь погладила волосы, потом запустила в них руку и резко дернула вверх голову Аннет. Темные глаза встретились с синими и француженка невольно задрожала под этим властным, гипнотическим взглядом.

— Ты же знаешь, что все кошки очень чистоплотны, да Аннет? — та молча кивнула, — ну тогда, — Мари заставила ее подняться выше, — почисти мой член, после вон той шлюхи, — она небрежно кивнула в сторону кушетки, на которой слабо шевелилась Сигрид. Аннет приоткрыла губки и в этот момент Мари насадила ее рот на черный член.

Дважды говорить Аннет не пришлось — она с энтузиазмом начала облизывать и обсасывать искусственный член, очищая его от всего, что осталось после задницы Астрид. Все это так возбудило француженка, что она опять запустила себе руку между ног. Но Мари не дала ей кончить: убедившись, что страпон вычищен до блеска, она вынула его изо рта Аннет и заставила ее подняться на ноги.

— Оседлай-ка моего дружка, — сказала Мари, откидываясь в кресле.

— Да Госпожа! — Аннет стала взбираться на кресло, но Мари нетерпеливо приподнявшись ухватила француженку за талию — та ойкнула, почувствовав силу черных рук — легко подняла ее в воздух и медленно, словно растягивая сладострастную пытку, насадила девушку на член. Та тут же принялась скакать на нем, издавая томные стоны. Вот она кончила — один раз, второй, но вдруг Мари прервала эту скачку, ссадив девушку с члена и поставив на пол.

— Встань на колени! — скомандовала Мари. Аннет повиновалась. Мари взяла искусственный член в руку и принялась легко бить им по лбу и лицу девушки. Потом Мари впихнула ей в рот и приказала облизать. Когда дело было сделано, негритянка отстегнула член, небрежно отбросив его в сторону и села прямо. При этом ее черная промежность оказалась прямо перед лицом Аннет.

Француженка впервые увидела черную киску так близко. Словно завороженная она смотрела на крупный клитор, чуть ли не касающийся ее носа, на валики розовой плоти, проглядывающие меж черных половых губ. Экзотический запах черной женщины смешанный с ароматом женских выделений вскружил Аннет голову, она почувствовала как ее рот наполняется слюной и нервно сглотнула. Она потянулась вперед, но тут ей в лоб уперлась черная ладонь.

— Не так быстро, шлюшка, — лукаво улыбнулась Мари.

Белая девушка уже «плыла», глаза ее затуманились словно в трансе, губы дрожали. Сколько раз уже Мари видела этот остекленелый взгляд у всех девушек, допущенных до ее черной киски, на которую они все потом «подседали» вернее любого наркотика. Мари усмехнулась и, опустив руку на затылок девушки, легонько подтолкнула ее вперед. Аннет, тут же зарылась лицом меж черных ляжек Мари. Ее рыжеволосая голова ритмично двигалась пока ее губки и язычок обсасывали нежные складки, клитор, проникали так глубоко как только можно. Она целовала, лизала сосала, вдыхала терпкий аромат и жадно глотала женские соки Мари, не в состоянии ими насытиться. Негритянке пришлось насильно оторвать Аннет от своего влагалища.

— Стоит белой девушке попробовать черной киски и ей всегда уже будет ее мало, — смеясь, произнесла негритянка, — но ты эгоистка, маленькая рыжая кошечка. Неужели ты не хочешь, чтобы твои подруги отведали того же самого? Эй фрау — она кивнула Эльзе — присоединяйся.

Нацистская докторша давно уже украдкой мастурбировала, глядя на все это. На приказ Мари она отреагировала незамедлительно: на четвереньках подползла к негритянке, заискивающе заглядывая ей в глаза. Так же выдержала паузу, созерцая черную расщелину Мари и вдыхая ее аромат. На нее он подействовал так же как и на француженку — Эльза с жадностью припала к пухлому холмику и пировала на нем до тех пор, пока сама Мари не прогнала ее освобождая место для Сигрид. Несколько раз менялись белые девушки между ног черной хозяйки, губами и язычками воздавая ей почести. Куннилингус стал для них настоящим священнодействием, причастием и молитвой, которая хоть и была без слов, но творилась с искренностью какой девушки не проявили бы ни в одной церкви. Самозабвенно вылизывая Черную Госпожу, Эльза, Сигрид и Аннет присягали ей и ее вагине, как новому божеству, служение которому становилось смыслом их жизни. Для того, чтобы они полностью осознали и прониклись этим фактом, не хватало только одного маленького штриха.

Эльза исхитрилась оттеснить Аннет, чтобы вновь просунуться к желанной киске. Но тут Мари неожиданно выпрямилась, подняла ногу и поставила немке на лицо, мягко, но решительно отводя ее в сторону.

— Хорошего понемножку — произнесла она, — вас ждет новое блюдо.

Она поднялась с кресла, развернулась спиной к нацисткам и, облокотившись на спинку, выпятила роскошный черный зад.

— Давайте! — весело сказала она, — покажите еще раз, как вы любите свою госпожу. Эльза, покажи остальным пример — сделай французский поцелуй моей заднице.

Нерешительно немка подалась вперед, положив руки на бедра Мари и робко чмокнула одну черную ягодицу, потом вторую.

— Тебя что Аннет не научила делать французский поцелуй? — деланно удивилась негритянка. — Тогда научит моя задница!

С этими словами она ухватила Эльзу за волосы и буквально воткнула ее лицо между своих черных полушарий.

— Ну же детка, — ободряюще сказала она, — трахни языком мою попку.

Нос Эльзы угодил прямо в отверстие заднего прохода, она вдохнула резкий мускусный аромат и вдруг поняла, что унизительное положение в котором она оказалось ужасно возбуждает ее. Отбросив стеснение и стыд, она принялась лизать расщелину задницы, зарываясь лицом между упругими шарами. Медленно, словно смакуя каждый миллиметр черной плоти, она облизала колечко ануса, после чего протолкнула язык внутрь.

— Даааа, — простонала Мари, — да, лижи этот черный зад, нацистская шлюха!

Эльзу уже не нужно было понукать, она всецело отдалась лизанию черной жопы. С обеих сторон к нацистке прильнули Аннет и Сигрид, лаская ее груди и промежность, так что скоро она вновь кончила. Вскоре «французский поцелуй» заднице Мари сделала Сигрид, потом Аннет, потом снова Эльза. Мари кончала раз за разом и три шлюшки жадно ловили ртом капли ее нектара, вылизывая одновременно промежность и задницу. При этом они не забывали ласкать и друг друга.

Ночной небосклон за окном уже начинал сереть, когда три белые девки, выжатые как лимон, валялись в ногах ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх