Настя

Страница: 1 из 2

Цок-цок-цок, высокие каблуки стучали по асфальту. Молодая девушка поздним июльским вечером почти бежала к офисному зданию. Входные двери, снабженные фотоэлементом, приветливо распахнулись, пропуская позднюю гостью внутрь многоэтажного зеркального монстра. Лифт, в котором неведомые строители прикрепили огромное зеркало в человеческий рост — зачем интересно они это сделали? Наверное, чтобы по утрам заспанные сотрудники смотрели на себя и понимали, вот оно какое — офисное рабство.

Настя в последний раз осмотрела себя. Да, ее, пожалуй, можно назвать красивой. Русоволосая девушка, под метр семьдесят, типично славянской наружности, светлой бархатной кожей и большими глазами цвета мокрого асфальта. Сейчас одетая в светло-голубое платье, заканчивающееся намного выше коленок, открытые босоножки и легкий плащик. Она смотрела на себя в зеркало и в задумчивости теребила большим пальцем правой руки кольцо из желтого металла на пальце безымянном...

... Это началось примерно с полгода назад — крупные неприятности на работе у ее мужа. Он был человеком имевшим доступ к большим деньгам, мог вкладывать в рисковые предприятия, и ему многое прощалось, даже когда вложения не возвращались — его начальник Борис Андреевич знал, завтра все окупится с прибылью — ее Дима оправдывал надежды.

Но потом случилась беда. Дима занял слишком много не у тех людей и не смог вернуть. Начались звонки, Дима ругался по телефону, дважды приходил домой избитый, уволился с работы. Настя боялась за мужа, за себя, за их маленькую двухлетнюю дочку, которую она родила сразу после института — в 22 года.

Последняя капля этого кошмара случилась вчера, Настя гуляла с девочкой, и ей показалось, что за ней кто-то следит, и даже фотографирует. А потом в Диминой электронной почте она увидела письмо с теми самими фотографиями, ее и дочки, и текстом: «Плати или расплатится твоя сука»

Она испугалась, по-настоящему, за себя, за мужа и больше всего за дочку. Первым ее желанием было звонить в полицию, бежать писать заявление, искать спасения у людей в погонах. «Не будь дурой!» Отругала она себя почти сразу.

Полиция начнет выяснять что и как, узнает с чего все началось, узнает про Димины игры с чужими деньгами и Настя не была уверена, что все эти игры законны. Выйдет на Бориса Андреевича и вот после этого ей, молодой девушке, останется только подобрать местечко в лесу, где ее и закапают.

«Нет, нужен другой выход! Другой выход! Выход!» Твердила она себе, словно это могло как-то решить проблему. И неожиданно ее мысли снова вернулись к Борису Андреевичу, жирному борову лет пятидесяти, которого она видела пару раз и в эти их встречи его взгляд словно прилипал к Насте, противный, мерзкий, такой, что потом очень хотелось вымыться.

Настя знала, он сможет «разрулить» ситуацию. Но также она понимала: «Просто денег он не возьмет, да и денег нет» И снова она вспомнила его липкий взгляд. Так, что по коже пробежали мурашки, и стало противно.

Отчаянное: «Я не смогу!» и мысль решившая исход внутренней борьбы: «Ради дочки я готова на все!» Номер Бориса Андреевича был записан в телефоне ее мужа. Она скопировала его в свой телефон и, уйдя в ванную, и включив воду, набрала эти десять цифр.

Трубку взяли после третьего гудка:

 — Да? — грубый мужской голос на том конце провода.

 — Борис Андреевич?! — Настя боролась с желанием нажать отбой

 — Да, это он.

 — Это Настя Смольнова — жена Димы, вашего бывшего сотрудника.

 — А... Настя. Здравствуй, чем обязан столь позднему звонку?

 — Борис Андреевич, — Настя чувствовала ком в горле, — вы ведь знаете у нас с мужем проблемы!

 — Знаю, — голос мужчины посерьезнел, — мне жаль.

 — Подождите, — Настя теперь боялась, что он положит трубку, — вы могли бы нам помочь?!

Прошло пять томительных секунд, наконец, Настя услышала:

 — Мог бы.

 — А вы поможете?

 — Это трудно, твой Дима серьезно вляпался, очень серьезно, — в голосе Бориса Андреевича словно читалось: «Я могу помочь, но что я буду с этого иметь?»

«Ты будешь иметь меня, чужую молодую жену, которая готова на все и ты это уже понял! Да? Старый, жирный козел!»

 — Я могла бы прийти к вам, если вы согласитесь нам помочь, — Настя чувствовала, как начинают гореть щеки от стыда.

Снова пять секунд тишины и:

 — Завтра, часов в десять вечера, в офис, помнишь, где работал твой муж? Все уже разойдутся, и мы сможем спокойно поговорить.

 — Я приду, — Настя чувствовала, что сейчас сгорит от стыда.

 — Ну, давай, буду ждать.

На следующий день Димка ушел на сутки — теперь он работал охранником и за свою работу не получал и четверти своего предыдущего заработка.

Настя отвела дочку к соседке, тете Маше и попросила присмотреть за ребенком.

Потом вымылась, накрасилась, брызнула духами на шею, на запястья и капельку на тщательно выбритую киску.

Надела свое самое откровенное платье, бросила в сумочку презервативы, еще раз осмотрела себя в зеркало и вышла из дома...

... Лифт приехал на нужный этаж и двери с легким шелестом распахнулись.

Настя, словно очнувшись, пару раз моргнула, стянула обручальное кольцо с пальца и бросила в карман плаща. Вышла из лифта, остановилась, завела руки за спину, нащупала и щелкнула застежкой лифчика и после пары нехитрых манипуляций извлекла его из верха платья. Ее молоденькие, упругие сиськи второго размера натянули тонкую ткань платья и отчетливо проступили бугорки сосков.

Она бросила лифчик в сумочку и осталась довольна: «Так лучше и сегодня я продам себя подороже».

Настя подошла к двери и нажала кнопку звонка. В опустевшем здании звонок зазвенел очень громко. Потом со щелчком сработал автоматический замок и дверь открылась. Настя переступила порог и осмотрелась — в офисе было пусто. Одна из дверей открылась, и на пороге кабинета возник Борис Андреевич.

«Какой же он урод» Пронеслось в голове Насти, пока она пыталась растянуть губы в подобие приветственной улыбки. Примерно ее роста. Фигурой мужчина напоминал грушу ну, или матрешку, узкие плечи, которые переходили в большой, круглый живот, и еще ниже в огромный «бабий» зад. «В нем, наверно, килограмм 130 жира».

Дорогой костюм не мог скрасть всех недостатков фигуры. А представлять его голым Настя не решилась.

Одновременно, она чувствовала, как его взгляд скользит по ее лицу, по вырезу платья, по ее голым ножкам, которые сейчас почти не скрывались подолом.

 — Здравствуйте, — улыбка, наконец, натянулась на ее лицо.

 — Здравствуй. Рад видеть, проходи.

Настя прошла в его кабинет и, когда он приветственно чмокнул ее в щечку, она отметила еще и запах из его рта, как из помойки, которую давно не убирали.

Кабинет был обставлен довольно хорошо.

Большой деревянный стол с бумагами, большое кожаное кресло руководителя и два поменьше для гостей, компьютер, и еще один столик на котором сейчас лежали фрукты, и стоял коньяк, телевизор на тумбочке в дальнем углу и напротив телевизора довольно широкий кожаный диван.

Освещался кабинет только одной лампой на столе, отчего в помещении царил полумрак. Настя застыла посреди кабинета, не зная, куда себя деть. Но Борис Андреевич взял ее под локоток и в пару шагов подвел к дивану. Настя села, при этом ее юбка задралась, еще больше открыв бедра, а она ощутила под ягодицами холодную кожу дивана. Борис Андреевич придвинул к ней маленький столик и, взяв одно из гостевых кресел, сел напротив.

 — За встречу?! — Борис Андреевич разлил коньяк по рюмкам.

Напиток обжег Настю изнутри, она не удержалась и закусила виноградинкой.

Они выпили еще по одной, потом еще.

Настя чувствовала, что пьянеет.

 — Да попали вы, — Борис Андреевич, наконец, начал говорить по существу.

Они уже примерно полчаса говорили ни о чем: о погоде, о моде и даже о домашних мини собачках.

 — Да, — ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх