Три дня

Страница: 4 из 5

включая и вопросы однополой любви. Взгляды у них на эти вопросы были резко негативным... И вполне понятно, какое отношение вызывали у них такие любители взять в рот, как я.

Но в тот момент ничего этого я не знал, не предполагал и не думал, а просто стоял раком на кровати, и ждал чего-то, сам не понимая, чего я жду...

Дверь распахнулась, что называется, с ноги... Я хотел обернуться и посмотреть, кто вошел, но не успел и пискнуть, как получил удар по почкам...

Их было трое. Среди них не было того, кто 10 минут назад спустил мне в глотку свою сперму... этих троих я просто никогда не видел. Они ворвались ко мне, абсолютно не церемонясь, в мгновение ока окружили меня, осыпая оскорблениями — именно теми, слушать которые я так любил. Посыпались удары... не сильные, но весьма болезненные. Один из них, зайдя спереди, тут же воткнул мне в рот член, и начал ебать меня, изредка издавая негромкие стоны.

Тем временем, позади меня что-то происходило... Четыре руки вместе щупали мой зад, раздвигали ягодицы... вот и пальцы, вползающие в меня почти на сухую... От боли я дергаюсь, пытаюсь уползти от нее, но все мои попытки в корне пресечены посредством нескольких крепких оплеух, все, крепость пала, бунт усмирен, народ призван к порядку.

 — Давай ты, я подожду — голос сзади.

Дальше начинается пиздец. Я этого еще не осознаю, но, тем не менее, это так.

Слышу смачный плевок, влагу, пальцы размазывают слюну, опять лезут внутрь... еще плевок... Резкая боль взрывает мне задний проход. Я хочу закричать — но мой рот наглухо заткнут чужим хуем... хочу вырваться — и не могу пошевелиться. Боль в анусе настолько сильна, что вышибает из головы возбуждение, похоть, мысли, слова и вообще сознание... балансирую на грани обморока. Ощущение, что надет на вертел, проткнут насквозь, и стержень, вовсю гуляющий у меня во рту — единое целое с тем, который сейчас рвет мою прямую кишку. Еще несколько секунд — сквозь полуобморочный туман понимаю, что тот, который сзади, вошел до конца... слава богу, не двигается... замер. Боль чуть затихает... шум в ушах тише... начинаю четче слышать и воспринимать окружающий мир...

 — Хороший какой пидор, а? Узкий... — сзади обсуждение. — Что, шлюха, кайфуешь? Сейчас закайфуешь по полной...

Ответить не могу — рот занят.

Да... это не петино нежное проникновение... и даже не мой первый анальный раз в далеком 81-ом... Так жестко, по-моему, в меня еще никто не врывался... хотя...

Думать трудно... Тот, сзади, все еще не двигается... почему? Не могу повернуться назад посмотреть, этот, спереди, держит меня за уши, больно держит, и не просто держит, а надевает меня на хуй... хорошо еще, что не глубоко и не быстро, видимо, нравится смотреть, каждый раз он выходит наружу и снова загоняет мне на полдлины... С этой стороны неприятностей, похоже, пока можно не ждать, пусть ебет, мне именно так больше всего и нравится... пусть.

Тот, что сзади, зашевелился... Я чувствую, как он медленно подается назад... ооох... это уже не так больно, но все же... Я чувствую его движение, и я чувствую, как мой сфинктер выворачивается вслед за ним... эта мысль вдруг рождает острый укол похоти, исчезнувшей от боли минуту назад...

Возбуждение возвращается так же быстро, как и ушло... Только теперь оно еще сильнее, чем было, потому что теперь я четко понимаю — меня насилуют. И это — по-настоящему. Всерьез. Это не игра и не шутка. Меня насилуют сразу с двух сторон, и, видимо, это только начало...

Не успеваю додумать мысль... Тот, что сзади, почти вышел — чувствую своим колечком кончик его члена... две секунды — удар — новый всплеск боли. Он опять внутри, весь, до упора. Боль сильная, но пришедшее возбуждение делает ее уже почти желанной. Жесткие пальцы впиваются в мои бедра и тянут, тянут на себя, всовывая мне еще глубже, еще хоть на сантиметр... я и сам стараюсь прижаться к нему, да и тот, спереди, давит... Ох, как чудесно... Я надет на кол, я насажен на хуй, я беспомощен и лишен всякой инициативы... вот оно, мое излюбленное чувство вещи...

... Прервусь на пару минут, маленький лирический экскурс в прошлое. Насиловали меня и раньше. Как минимум три раза. Мой первый анальный секс был именно таким, грубым, неожиданным, требовательным и жестким. Не знаю... наверное, именно потому я всегда отдавал предпочтение минету. Сосать я люблю беззаветно, а вот давать в попу — это вопрос, всегда встающий, как только дело доходило до этого. Но каждый раз, когда меня насиловали в зад, этот вопрос даже не возникал в моей голове, и не потому что у меня не было выбора, а потому что ощущения насилуемого были настолько остры и возбуждающи для меня, что перекрывали все возможные неприятные моменты. Какой-нибудь сексопатолог или психиатр, без сомнения, быстро и в двух словах объяснил бы мне, отчего так, но сейчас я не очень интересовался корнями моих фобий и пристрастий. Я просто ловил кайф там, где это было возможно... и это уберегало меня от многих неприятных ощущений и переживаний, которые приносит обычному человеку жесткое сексуальное насилие. Когда я служил в армии... впрочем, нет, это тема для отдельного рассказа, который я обязательно напишу. А пока — вернемся туда, на дно, на низкую двуспальную кровать в полутемной питерской коммуналке...

... Боль уходила... вернее, она не спеша, со вкусом, превращалась в удовольствие. Тот, сзади, опять пополз назад, уже быстрее, и дойдя до конца, снова резко вошел, но я уже ждал этого, и на этот раз толчок вырвал у меня низкое сладострастное рычание, глухое из-за ритмично ебущего меня в рот хуя. Его хозяин негромко засмеялся:

 — Смотри-ка ты... нравится... Ну-ка, Серый, задвинь ему еще, походу, ему и правда в кайф... Не соврал Пес, реально чистый пидор. Ну ты, сука, попал куда надо... Не все ж телок нам тут шпилить, должно же быть разнообразие... Давай, блядь, ебись в свое удовольствие...

Серый тут же натянул меня снова и замер. Я снова застонал, всосал член переднего поглубже, мой язык облизывает все, до чего может дотянуться, уздечку, головку, крайнюю плоть... я пытаюсь дотянуться до основания члена... Парень охает от такого напора с моей стороны, начинает резко и глубоко вгонять ствол мне в горло... В то же время Серый также ритмично двигается вперед-назад, и, наконец, они оба ловят единый ритм... Мне кажется, что я уже не стою между ними, а, как мячик, летаю от одного к другому. Вновь возвращается мысль о вертеле, и сейчас она приятна мне, эти два хуя с разных сторон кажутся мне единым целым... и я... я — тоже их неотъемлемая часть...

Я с упоением отдаюсь процессу. Я веду себя как шлюха, рычу, издаю сосущие звуки, виляю задницей, пытаясь поглубже насадиться на Серого, моя похоть все сильнее, и это действует на тех, кто насилует меня... Этот, спереди, вот-вот кончит, я чувствую... еще немного... хочу его спермы... это будет уже третья порция за полчаса, боже, как хорошо... Я чуть прикусываю его ствол, совсем немного, чтобы не причинить боли... Он делает еще два-три движения, выскакивает наружу, я открываю рот, его рука мелькает вдоль члена, направленного прямо на мой высунутый язык...

 — Оооооох, блядь... Ооох, блядь... сука... как круто... — его сперма врывается в меня в таком количестве, что... о господи, как много ее... она горячая, она вкусная, она такая густая, вязкая... Я смотрю наверх, в глаза... я вижу его искаженный рот, слюну, стекающую по подбородку, я слышу его стоны, его дыхание... Эти минуты — они самое главное в сексе, каким бы он ни был... Видеть оргазм человека, и знать, что это ты его ему подарил, это дело твоих рук... или рта... или ануса... неважно... Но это ты, это твой оргазм...

Я ловлю струи, пытаясь проглотить как можно больше, но, понятное дело, мне не удается, и часть стекает по лицу... хватаю его стержень ртом, опять сосу... выпускаю и облизываю, языком ощущая, как по нему пробегают судороги...

Все ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх