Любящая семья. Часть 2

Страница: 2 из 4

рукой он ласкал ее киску через трусики. Марина очень быстро увлажнилась и покраснела, и нежно постанывала, подчиняясь его ласкам. Но ей захотелось также проявить инициативу. Она скинула с себя Никиту, переворачивая его на спину, а сама очутилась сверху него. Сначала она сняла с него рубашку и, увидев его мускулатуру, застыла, рассматривая его рельефы. Она всегда мечтала о таком самце. Она даже непроизвольно прикусила себе губу, предвкушая, что сейчас будет. Она начала нежно целовать его тело. Остановившись на его сосочках, она сладко в них впилась своими губками и начала танцевать своим языком на его сосках дикое танго. Ее голова опускалась все ниже и ниже по его телу, облизывая и целую его, пока не дошла до его штанов. Она сняла с него ремень и, расстегнув ширинку, достала из трусов уже давно стоящий и мечтающий вырваться наружу член. (Специально для sexytales.ru — секситейлз.ру) Его корень был очень большой и толстый. Она впервые видела мужской член вживую, и никогда себе не представляла, что они бывают таких размеров. Она смотрела на него как заколдованная, из ее рта начала течь слюна. Она взяла член в руку и, не снимая свои шелковые перчатки, начала водить ней, вверх-вниз по стволу. Потом она лизнула головку, и как жадный ребенок начала его сосать. Сосала она очень страстно, отдаваясь полностью процессу. Естественно опыта у нее не было, но она усердно готовилась к этому вечеру, читая нужную литературу и просматривая нужные фильмы. Она даже тренировалась на бананах. Поскольку она была очень умной и старательной, сделав столь солидную предподготовку, сейчас, она делала миньет получше многих добросовестных шлюх. Никита в ахуе, от столь первоклассного миньета, открыв рот, и закинув руки за голову, уставился в потолок, наслаждаясь каждой секундой этого, столь неожиданного действа.

В это же время в другой, соседней комнате, Женя общался с подругой Никиты, Викой:

 — Да ничего так домик, мне очень понравился. Если честно я б здесь жила.

 — Да, мне тоже он очень нравиться. Слушай, а ты не знаешь где сейчас твой парень?

 — Должно быть внизу, развлекается с ребятами.

 — Честно говоря, не хотел тебе говорить, но теперь вижу, что ты нормальная девчонка и мне тебя жалко. Ты нуждаешься в нормальном мужчине, а не в каком-то кобеле, который мимо ни одной юбки не пропустит.

 — Ты о чем вообще?

 — Я видел, как твой Никита с Мариной уходили в родительскую спальню. Как понимаешь, они туда не книги пошли читать.

 — Ты что серьезно. Что же ты мне сразу не сказал?

 — Не хотел огорчать.

 — Придирок! Дай пройти.

Вика, оттолкнув Женю в сторону, в бешенстве кинулась к их спальне и начала с силой лупить в дверь:

 — А ну открывайте. Я знаю, что вы там. Живо открывайте! Кобелина несчастный. Подожди у меня. Вот только до тебя доберусь... Открывайте суки, мне Женя все рассказал.

Вика была еще той стервой. Скандалы были ее коньком. Женя при этом стоял не далеко и наблюдал за всем происходящим. Он знал, что просто так это ему не обойдется, но ревность так сильно кипела в его душе, что он ни о чем другом не думал, как только о том, как не дать им переспать. И, похоже, он этого добился. Под шум у двери уже начал собираться народ.

Через несколько минут Марина открыла дверь:

 — Ты что с ума сошла. Ты чего тут разоралась. Я в комнате одна. Мне стало плохо, и я решила прилечь. Кроме меня здесь никого нет.

Резким движением Вика ее оттолкнула и подбежав к окну увидела бегущего по лужайке Никиту, в впопыхах застегивающего рубашку:

 — Ну ты Маринка и шлюха!

В комнате уже собралось с десяток любопытных пар глаз.

Вика подошла к Марине, которая уже была одета в пижаму и залепила той сильную пощечину:

 — Будешь знать сволочь, как с чужими парнями трахаться!

Марина не ожидала такого брутального и неуважительного к ней отношения. Ее впервые в жизни ударили, да еще при многих свидетелей. Это был для нее страшный позор. Она была просто в бешенстве:

 — Пошли все нахер. Выметайтесь из моей комнаты.

Она взяла Вику за руку и вышвырнула ту из спальни, не забыв при этом, дать той, у двери, коленом под зад, ускоряя выход оной из комнаты. Остальные также поспешили удалиться. Женя выходил последним:

 — А вас, молодой человек, я попрошу остаться!

Она взяла Женю за воротник и заволокла того в комнату, закрыв при этом дверь на ключ:

 — Ну что сучок? Ты чего это? Предатель! Как ты посмел? Мы же с тобой договорились.

Женя молчал, не имея, что сказать в свое оправдание. Он просто опустил глаза в пол и не смел на нее смотреть:

 — Ты что не понимаешь, что ты наделал. Все видели, что произошло. Теперь все будут думать, что я шлюха, которая уводит чужих парней. К тому ты мне такой кайф обломал. Мы с Никитой чуть было не переспали, как тут приперлась эта сумасшедшая. Я ему успела только пососать.

От обиды Марина расплакалась и начала колотить Женю. Она взяла его руками за плечи и сильно ударила ему коленкой между ног. У Жени от боли покосились ноги и он упал на колени, прижимая руки к паху:

 — Что больно уродец. Мои родители тебя взяли в своей дом, приютили, ни в чем тебе не отказывали. И это так ты проявляешь свою благодарность. Считай тебе конец. Все, кончились твои счастливые дни. Ты отсюда вылетишь, и снова окажешься на улице. Нет, я не буду рассказывать родителям о случившемся, я им просто скажу либо я, либо ты, как ты думаешь, кого они выберут?

 — Прости, пожалуйста, прости меня. Я умоляю, не делай этого, умоляю тебя. Умоляю, накажи меня, делай со мной все, что хочешь, только не выгоняй меня, пожалуйста, только не это.

 — Простить, ну уж нет, раньше нужно было думать.

Марина взяла его голову одной рукой за волосы, а второй начала хлестать его по морде. Потом она за волосы подняла его, и подвела к стене. Повернула лицом к себе и надавила бедром на промежность. Взяла одной рукой за горло и начала его душить. Душила она его не сильно, лишь немного перекрывая доступ кислорода, чтобы ему было сложно, но возможно дышать. Кроме розовой пижамы на ней ничего не было, а поскольку Марина прижала его к стене всем своим телом, то Женя мог через тонкую ткань чувствовать ее груди. Нужно отметить, что от этого Женя очень сильно возбудился. Ее коленка очень медленно поднималась и, упершись в его яйца начала медленно их давить:

 — Ааа, мне больно. Пожалуйста, отпусти меня. Прости меня, я не хотел, так вышло. Айяяяяй, мне больно.

Она еще сильнее сдавила его яйца, от чего у Жени даже глаза на лоб повыскакивали:

 — Умоляю тебя, отпусти меня. Мне невыносимо больно. Аааай, умоляю, умоляю.

Женя наляг на ее колено обеими руками, пытаясь уменьшить давление на свои бедные яички:

 — Руки, сука! — Она посмотрела на Женю очень злым, сердитым взглядом и зашипела ему на ухо. — Я сказала руки!

Такую злую Женя ее видел впервые. Он не хотел еще больше ее злить, поэтому пришлось забрать руки. Как только он это сделал, она снова со всей силы заехала ему по яйцам. От боли Женя автоматически пытался, но она не дала ему этого сделать. У Жени из глаз брызнули слезы. Она сняла с его брюк ремень и скользнула своей тоненькой ручкой ему в штаны и с силой сжала его многострадальные яички. При этом она ехидно улыбалась и смотрела Жене в глаза:

 — Ну что нравиться сученыш? Больно да?

 — Да, очень больно, отпусти меня. Пожалуйста, прости меня.

Жене было очень больно и очень стыдно. Он просто весь горел, желая сквозь землю провалиться. Но Маринка видно входила во вкус:

 — Ну уж нет миленький. Ты мне за все заплатишь. У нас еще очень много времени впереди, так что мы еще успеем повеселиться.

Она стянула с него штаны ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх