Статус: сексуальные рабыни

Страница: 1 из 4

Анжелика пришла в себя в темном прохладном месте. Последнее, что она помнила, была темная подворотня и тень, метнувшаяся из сумрака.

Девушка заворочалась на мягком ложе и поняла, что совершенно обнажена, и вдобавок ее локти безжалостно вывернуты за спиной и стянуты кожаным ремешком, оставляя кисти свободными. Вокруг послышались вздохи невидимых в темноте людей, по всей видимости, так же, как и Анжелика, приходящих в себя.

Распахнулась дверь, освещая пятерых зажмурившихся девушек. Все они были раздеты, а их локти связаны. Ворвавшиеся в помещение мужчины много не разговаривали. Включив свет, они рванулись к девушкам и принялись грубо поднимать их с постелей. Раздались звуки шлепков, крики «Быстрей!», «Живо!», испуганные вскрики в ответ и даже несколько всхлипываний.

Девушки испуганной стайкой выпорхнули в жаркое солнечное утро. Синь неба, шикарные, усыпанные экзотическими цветами, заросли, простор океана, видимый метрах в 20-ти — обстановка была похожа на дорогой курорт. Вот только девушкам, которых, не обращая внимания на жалобные причитания, построили в короткую шеренгу, было не до красот окружающей природы.

Теперь Анжелика могла рассмотреть похитителей. Все были мужчинами в больших черных очках, скрывающих пол лица, в набедренных повязках (не смотря на явно европейский тип кожи и губ) и со стеками в руках. Несколько находилось перед девушками, и какое-то количество дышало в затылок.

Девушки ежились под оценивающими взглядами. Наготу даже было нечем прикрыть — никто не собирался освобождать их руки.

Один из мужчин вышел вперед.

 — Итак! Мы представляем здесь Лигу Обиженных мужчин...

 — На обиженных воду возят! — не утерпела Анжелика, презрительно скривив губки.

 — Кто это сказал?

 — Я! — Анжелика холодно смотрела на говорившего. В предыдущей жизни такой взгляд уничтожал мужчин на корню.

Но не теперь.

Девушка собиралась насладиться своим триумфом, но ее подбили под колени, бросив на них. Сразу вслед за этим безжалостно схватили за волосы, закидывая голову назад. В следующий момент жесткие пальцы надавили на скулы, заставляя раскрыть рот. Клацанул о зубки металл, и Анжелика ощутила, что в ее рот вставлена рамка.

 — Встать! — проорали над ухом, и Анжелика поспешно поднялась. Желание ставить на место зарвавшихся мужчин куда-то улетучилось. Рамка разрывала рот, препятствуя его закрытию, ныли затекшие от тугих пут локти, болела голень, в которую ударили, чтобы заставить ее упасть на колени.

 — На чем мы остановились? — глаза из-под маски тяжело обежали короткий строй обнаженных красавиц. Ответить ему никто не рискнул. Мужчина удовлетворенно кивнул и продолжил. — Каждая из вас виновата по отношению к любящим вас мужчинам. И Л. О. М. приговорил всех вас к различным срокам сексуального рабства на этом острове.

Из шеренги сверкающих своими прелестями послышались испуганные восклицания. Но стоило мужчине обвести тяжелым взглядом неровный строй девушек, как ропот мгновенно стих.

 — Вы лишаетесь имен, и теперь каждая из вас будет иметь только номер. — Предводитель кивнул, и тут же другой мужчина достал маркер. Подойдя к голому строю, он принялся наносить цифры прямо на кожу между ключицей и грудью.

Анжелика получила номер 2. Причем мужчина не ограничился только написанием цифры, но и силой вдавил острие маркера в сосок со словами: «Разговорчивая, да?». Девушка отшатнулась назад от боли, но тут же получила сзади стеком по попке и с вырвавшимся из раскрытого рта хрипом поспешила встать на свое место.

 — Оглашаю приговор, — заявил предводитель, раскрывая папку, когда каждая из рабынь оказалась пронумерована. — Номер один. Обвиняется в супружеской неверности, пользованию добротой мужа и издевательствам над ним. Приговаривается к месяцу сексуального рабства, ношению цепочки и пяти плетям ежедневно. Номер два. Обвиняется в том, что влюбляет в себя мужчин, крутит динамо, пользуется мужской зависимостью. Приговаривается к месяцу сексуального рабства, ношению цепочки и пяти плетям ежедневно. Номер три. Обвиняется в супружеской неверности. Приговаривается к месяцу сексуального рабства, ношению цепочки и пяти плетям ежедневно. Номер четыре. Обвиняется в многочисленных изменах. Шлюха. Приговаривается к полутора месяцам сексуального рабства, ношению утяжеленной цепочки и десяти плетям ежедневно.

Номер четыре жалобно заскулила. Но раздавшийся свист стека и ясно различимый звук оглаженной жестким кончиком плоти заставил ее заткнуться.

 — И, наконец, номер пять. Обвиняется в растлении несовершеннолетних. Не отдана под суд только потому, что за нее очень просили. Приговаривается к двум месяцам сексуального рабства, ношению подвесок и пятнадцати плетям ежедневно.

Предводитель перекинул листы в своей папке.

 — Теперь оглашаю правила. Правило первое. Все мужчины — господа. Вы можете называть нас только так. Вы должны беспрекословно подчиняться своим господам. Правило второе. Каждый из присутствующих здесь мужчин может употребить любую из вас, когда захочет. — Стоящие перед строем мужчины откинули набедренные повязки, демонстрируя испуганно моргающим девушкам гениталии. У некоторых члены уже напряглись и явно были готовы к действию. — Правило третье. Ни в коем случае, ни коим образом ни одна из вас не должна препятствовать мужчине овладеть вами тем способом, который он выберет. Правило четвертое. Ни в коем случае вы не должны обращаться к мужчине по собственной инициативе. Добавлю от себя: даже будете умирать — не стоит жаловаться, да и просто заговаривать с нами. Хуже будет... Итак, правило пятое. Если мужчина к вам обращается, нужно встать на колени, расставив их как можно шире, заложить руки за голову, и, если это возможно широко открыть рот Если это возможно, — добавил мужчина, взглянув на рамку, не позволяющую закрыться ротику Анжелики.

 — Эти правила понятны, номер пять? — выступил вперед еще один мужчина.

 — Да, понятны, — прощебетала пятая.

Тут же раздались звуки врезающихся в попку и бедра стеков. Пятая сообразила быстро. Она рухнула на колени и плачущим голоском пролепетала:

 — Да, господин, понятны, — и широко раскрыла рот.

 — Понятливая... — проворчал мужчина и отступил обратно, а предводитель продолжил:

 — Правило шестое. Номер у вас на груди всегда должен хорошо читаться. Все вы для нас одинаковы — суки, не достойные хороших мужчин. Поэтому мы должны различать вас хотя бы по номерам. В сводное время нанесете друг другу номера на плечи и спины. Всегда подновлять номера, маркеры будут везде. Правило седьмое. Всегда благодарить господ за оказанное внимание сексом или назначенным наказанием. Это единственное исключение, когда вы можете обратиться к мужчине по собственной инициативе. Правило восьмое. Вы обязаны соблюдать личную гигиену и быть всегда в ослепительном виде.

 — Это основные правила. Полный список будет вывешен в вашем бараке. За любую провинность или невыполнение правил до мельчайших подробностей вы будете наказаны. Вы должны сами вести учет своих провинностей и сообщать в пыточной о том наказании, которое вам назначили в течение дня. Помните, что везде установлены камеры, пишущие любое ваше движение. Если у кого-то из нас возникнут подозрения, что кто-то из вас получил меньшее наказание, чем назначено, мы всегда можем это проверить. Теперь сообщу распорядок дня. Сейчас мы приведем рабынь в надлежащий вид. Потом будет экскурсия по острову. Затем зарядка, завтрак. После завтрака уборка помещений. Обед. Времяпровождение у бассейна, на пляже. Порка (кто-то в строю опять заскулил, причем это была не единственная девушка) и другие наказания. Ужин. Вечернее связывание. Отбой. Перед каждым приемом пищи и после него вам также полагается по часу или получасу времени для приведения своей внешности в порядок и гигиенических процедур... А теперь приступим к оформлению вашего статуса рабынь. — Мужчина...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21403
2
26 мая 2015
4
 
наверх