Заклятые любовники

Страница: 4 из 4

вслух.

 — Я верю, Геллерт.

 — Круцио!

Меня поражает немыслимая боль. Всё моё тело горит огнём. Но сквозь пелену боли я чувствую, что ты взял мой член в свой рот. И начал со страхом ласкать его. Ты боишься, что я не пойму того, что ты хочешь. Боишься, что решу, что ты хочешь мучить меня. Но я понимаю. Удовольствие превзошло боль. Мои крики боли быстро сменились стонами наслаждения. Ты оказался очень ловок. Твои пальцы скользят внутрь меня. Я не могу понять сколько их уже во мне. Ты доставляешь мне немыслимое блаженство

 — Круцио! — ещё раз слышу я сквозь пелену боли. Или наслаждения. Я перестал понимать разницу. Ты вознёс меня на немыслимые вершины блаженства.

 — Круцио! — не прошло и нескольких минут... или прошли годы, после того как ты крикнул в третий раз, и я уже на пике. Я на вершине блаженства. Я бурно кончаю. Испытываю такое блаженство, которого не чувствовал никогда в жизни. Моя сперма заполняет твой рот, твоё горло. Капает у тебя из уголка губ. Но я всего этого не вижу за пеленой экстаза.

Я в блаженстве лежу рядом с тобой, всё также связанный магическими оковами. Ты целуешь меня. Водишь руками по моему телу. А я не могу тебе ответить. И тут я вспоминаю о том, что ты сказал мне когда-то.

 — Альбус, ты сам, как огонь. Огонь, который горит, но не обжигает. Ты как феникс.

И я чувствую внутри себя огонь. Жар. Согревающий, но не обжигающий. Сам не понимая как, я разрываю путы. Моя палочка лежит во внутреннем кармане моей мантии. А мантия на вешалке в двадцати ярдах от кровати. Но нет. Она в моих руках. Ты спрыгиваешь с кровати. В предвкушении и возбуждении. И в страхе. Ты первым пускаешь заклятие. Красный луч сталкивается с красно-золотым, выпущенным мной. Заклятье, изобретённое мной самим. Ты смеешься. Лучи бьются друг в друга. Отскакивают. Рикошетом метаются по комнате. Отражаются от барьеров и щитов. Поглощаются одно другим. Мы с тобой абсолютно голые ведём бой. В шутку или всерьёз?

Всегда, когда мы ведём дуэль, я не могу понять: настоящая она, или учебная. Ты возбуждён боем. Но не только боем. Твой член снова встал. Страх и азарт всегда заводили тебя. В меня начинают лететь зелёные лучи. Ты всегда забываешься во время боя. Но обычно ты можешь себя контролировать.

 — Авада Кедавра! — слышу я без конца.

Я парирую, отбиваю, уклоняюсь. Я вижу, как с твоего члена начинает капать смазка. Всё это заводит тебя безумно сильно. Сейчас ты сам безумен. Безумен и опасен. И вот один из зелёных лучей я неудачно отражаю. Почти весь луч уходит в стену, но маленький, отщеплённый от него лучик, бьёт мне в правую руку. Я не чувствую руки. Палочка падет на землю. Ты смеёшься. Сейчас твоё возбуждение нельзя было бы скрыть никакой одеждой. Ты торжествуешь, предчувствуя победу.

Ты снова сковываешь меня, ставишь на колени. Подходишь вплотную. Твой член почти касается моих губ. Заносишь палочку над моей головой. Я знаю, что рука не мертва, а лишь парализована. Иначе, я бы почувствовал ужасающую боль.

Но поймёшь ли ты, что это не настоящий бой? Успеешь осознать, где ты и кто перед тобой? Или ты и сейчас всё понимаешь? Какое заклятье ты произнесёшь? Подшутишь, парализуешь? Или убьешь, выкрикнув «Авада Кедавра»? Я не знаю. Но я и не боюсь. Ты боишься меня. А я тебя никогда не боялся. Потому что это ты.

Я разрываю путы. Во второй раз это было даже проще, чем в первый. Поднимаюсь.

 — Авада Ке...

Но я прерываю тебя, просто поднимая левую руку. Теперь скован ты. Твоя палочка падает на пол рядом с моей. Ты смеёшься, но тебе и страшно. Ты впервые видишь, как кто-то колдует без палочки. Я тоже.

Ты пытаешься сделать то же самое, но у тебя не получается. Но, не смотря на верное поражение, твоё возбуждение только усиливается. Твой член пульсирует, в глазах горит огонь, тело бьёт дрожь. Я делаю жест, как будто палочка по-прежнему в моих руках. И с моих пальцев срывается луч заклятья.

Теперь передо мной уже не ты. Передо мной мягкое кресло. Я сажусь в тебя и поднимаю наши палочки.

 — Прости, Геллерт, я ещё не отдохнул. Мне нужно время.

Я вызываю из мантии трубку и закуриваю её. Ещё минут десять, и я буду готов ко второму раунду.

И в этот раз я войду в тебя.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Gil-Gollor
    6 февраля 2013 5:43

    Стоит заметить две вещи: действие происходит приблизительно в 1910—1911-ых годах. Альбусу — 21, Геллерту — 23—24 года.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх