Эпизод из NC-21 ФРПГ по Dragon Age: Изабелла Кунари

Страница: 2 из 4

Сразу после этого ставни, ведущие в подпол, с грохотом закрылись, оставив Изабеллу в абсолютной темноте, к которой даже нельзя привыкнуть. Более того, они ставили ее связанной.
По началу женщина храбрилась, зная, что бывала и не в таких передрягах. И, наверное, она бы вытерпела, если бы была хоть какая-то уверенность, что дальше будет лучше. Лучшее, что ее ожидало — смерть в Пор Воллене.
Изабелла жила от одной «выгулки» до другой, ожидая этих минут, как самого светлого в своей жизни. Ее действительно выпускали только при крайней необходимости, которых у кунари, как выяснилось, было на порядок меньше, чем у людей.

Ощущение того, что дело действительно безвыходное она осознала на седьмой день, когда та самая маленькая женщина внутри нее вырвалась на волю.

Сидя на корточках перед бесстрастными карашоками грязная, растрепанная Изабелла выпустила жалкую слабую струйку мочи, тихо зажурчавшую по камням площадки, когда ее вывели ранним утром седьмого дня для очередного «выгула». При этом Изабеллу заметно покачивало. За неделю своего заключения она заметно ослабла, перебиваясь с хлеба на воду. Будь ее пленители людьми, она наверняка бы сумела выпросить более калорийной «добавки» к своему скудному рациону, но косситы дружно игнорировали ее, хотя она ожидала что ебаные рогачи будут часто навещать ее в подвальчике.
Внезапно подул легкий свежий ветер и пиратка потеряв равновесие плюхнулась прямо в напущенную лужицу. Обида и унижение от этого оказались последней каплей и Изабелла, не скрывая слез, горько заплакала:
— Отведите меня к Аришоку — жалобно изрекла она, сломленная и отчаявшаяся

Переглянувшись, один из карашоков ушел, оставив сослуживца наблюдать за пленницей, словно она могла куда-то убежать.
Его не было минут пять. Целых пять минут, являвшихся половиной «выгулки», за которые Изабелла, как ей показалось, стала чувствовать себя лучше.
Но вот, она увидела как тот коссит возвращается, и с надеждой уставилась на него.
— Аришок примет тебя.

Изабелла пошатываясь встала и неверными, валкими шажками проследовала за кунари. Тот привел ее к подножью длинной, крутой лестницы на верхней площадке которой в окружении своих воинов на грубом подобии трона восседал рогатый гигант в позе задумчивого мыслителя, уперев кулаком массивную волевую челюсть.
Остатки сил к тому времени окончательно покинули женщину и она упав на четвереньки поползла по холодным каменным ступеням. В конце концов она замерла у ног Аришока.

Коссит смерил ее безразличным взглядом, словно она и прежде была такой жалкой.
— Баз, — его лицо приблизилось к ползущей женщине, — ты хотела говорить. Говори

 — Позволь мне искупить свою вину перед тобой и твоими воинами, милостивый Аришок — начала Изабелла, проглотив последние крупицы гордости — Ведь это по моей вине вы застряли здесь на эти семь долгих лет. Вдали от дома, своего народа и... своих женщин. Позволь мне искупить вину перед тобой и твоими воинами своим телом. Я преподношу его в дар тебе и Кун.

 — Твоя вина это не грязь, от которой можно отмыться, и не торговец, от которого можно откупиться, Баз. Единственное полезное, что ты можешь сделать — принять Кун, сделав остаток жизни осмысленным. Твоя смерть станет более почетной, а до того момента ты сможешь служить нам.

 — Как скажешь, мой Аришок — пролепетала пиратка — Я с готовностью приму любую роль, которую ты сочтешь приемлемой для меня.

 — Хорошо. Твоя жизнь обретет цель, пусть и не на долгий срок. Обмойте ее тело и приведите в мои покои, сказал Аришок.
Измученным ушам Изабеллы показалось, что тон гиганта стал более довольным, словно ему удалось раздавить назойливого жука, мешавшего уже не первые сутки.
Женщину подхватил две пары крепких рук и куда-то поволокли. Но ей было все равно. Главное, что ее не засунут снова в подвал, а вымоют, и, возможно, даже покормят.

Изабелла не сопротивлялась когда с нее сорвали то немногое, что служило ей одеждой, поставили ногами в таз и две пары больших ладоней принялись тереть ее исхудавшее тело. Ни мыла, ни мочала, одна лишь горячая вода. Но Изабелла была рада и этому.
Ее вымыли со всем тщанием, облапав каждый сантиметр тела. Несколько когтистых пальцев даже залезли в пизденку, подмыв Изабеллу и там. Довершили это грубое омовение ушаты теплой воды, вылитые ей на волосы.
Старую одежду выкинули, а вместо нее выдали то что даже она посчитала довольно вульгарным. Это были две широкие полосы из плотной материи на грудь и набедренная повязка едва прикрывающая ее дырочки.

Дальше началось то, на что не рассчитывала даже она. Как и к магу, к ней приставили коссита, державшего в руке цепь, берущую исход из толстого стального обруча, обхватывающего лодыжку женщины.
Гремя цепью, ее привели на импровизированную кухню, где перед Изабеллой поставили большую миску наваристой похлебки.

Изабелла с жадностью набросилась на еду, зачерпывая ее прямо пальцами. Всего за минуту она прикончила всю миску даже не распробовав вкуса похлебки. Сейчас ее волновало лишь то что еда была горячей, ее было много и ей можно было набить прилипший к позвоночнику желудок. Начисто вылизав миску, она с мольбой посмотрела на своего надсмотрщика.
— Еще... — попросила Изабелла — Пожалуйста

Изумленные косситы переглянулись, но просьбу выполнили. Их искренне изумляла человеческая женщина в таком положении

Когда же и вторая миска перед ней стремительно опустела, кунари-конвоир дернул за цепь, давая понять что пора. Изабелла поднялась и безропотно засеменила следом.

Теперь, когда она чувствовала себя сытой и практически чистой, маленькая, хнучущая женщина стала исчезать, возвращая Изабеллу в прежнее состояние. Снова стали появляться мысли о том, что дела стали лучше, а следовательно, что есть шанс удрать. Но с последним было тяжко — с надсмотрщиком она бы ни за что не справилась без оружия, и уж тем более не смогла бы освободить ногу от оков, не повредив красивую конечность.
Ее приволокли к Аришлку, поджидавшему в своих покоях. Там же присутствовало порядком пяти дочиненных, сразу же заставивших женщину опуститься на одно колено и склонить голову. Коссит начал что-то вещать на непонятном ей языке, и лишь то, что ее периодически толкали в плечо, обращаясь на общем языке за ответом, давало ей понять что процесс как-то связан с ней.
Это тянулось долго, слишком долго. До тех пор, пока ее суставы и конечности не затекли окончательно.
— Встань, Виддатари, — обратился к ней Аришок, — теперь это заменит твое имя.

 — Да, Аришок — ответила Изабелла тем же слабым, сломленным голосом, каким говорила сегодня с Аришоком, решив, что ей придется играть роль этой виддатари какое-то время прежде чем выпадет шанс бежать.
Ей придется завоевать доверие Аришока и других рогачей, усыпить их бдительность и в тот момент, когда они поверят что обратили ее — бежать. Но Изабелла понимала и риски. Слишком хорошо она помнила как даже самые гордые и непокорные рабы постепенно привыкали к жизни в неволе и даже получали извращенное удовольствие от своей участи.
Хороший раб учиться любить свою плеть — любил говаривать старина Хейдер.

 — Оставьте нас, — довольно тихо сказал Аришок, принимая цепь из рук сопровождающего Изабеллы, склонившего голову в знак почтения.
— Виддатари, — он подошел к своей постели и грузно сел, — тебе ясна твоя роль?

 — Да, Аришок — на лице Изабеллы не дрогнул ни один мускул, она взялась за завязанный на спине узел, удерживающий наложенные крест-накрест полосы поверх ее большой смуглой груди, и куски ткани спали на пол.
Затем подошла к сидящему на кровати гиганту. Свою набедренную повязку пиратка снимать не стала, так как она практически ничего не прикрывала и обеспечивала более чем свободный доступ к ее пизденке и попке.

 — Нет, сними все, — мотнул головой Аришок.
Изабелла послушалась, стянув и этот лоскут ткани,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх