Рим — кровавый и развратный. Глава 8

  1. Рим — кровавый и развратный. Глава 1
  2. Рим — кровавый и развратный. Глава 2
  3. Рим — кровавый и развратный. Глава 3
  4. Рим — кровавый и развратный. Глава 4
  5. Рим — кровавый и развратный. Глава 5
  6. Рим — кровавый и развратный. Глава 6
  7. Рим — кровавый и развратный. Глава 7
  8. Рим — кровавый и развратный. Глава 8

Страница: 1 из 5

Холодный ветер трепал полы плаща и забирался везде, как бы Элатий не кутался. Впрочем и не удивительно. Лохмотья, что были на нём, лишь условно можно было назвать одеждой, а в плаще дыр было больше, чем в галльском сыре. Самнит пристроился возле кирпичной стены какого-то дома. Справа от него находилась торговая лавочка в которой днём продавали овощи. Но сейчас, когда Рим окутали сумерки она, как и все остальные торговые места закрылась.

Элатий изображал бездомного нищего. Таких, полно на улицах Рима. Вести наблюдение непосредственно возле дома легата Мария Флакка было опасно. Наверняка где-то там уже расположился, либо Пунна, либо кто-то из его людей. Поэтому, Элатий ограничился наблюдением за улицей, по которой Сильвия непременно должна была пройти, если решит направится в дом Юлии.

Первый час томительного ожидания подходил к концу. Элатий испытывал определенное волнение. Нет, не возможная скорая встреча с убийцами его волновала, а нечто совсем другое. Отправится ли Сильвия на свидание с ним? Насколько сильно эту женщину охватила страсть? Очевидно, что это её первая интрижка. Насколько же прославленный гладиатор для неё желанен, чтобы пойти на риск? Не исчезнет ли её решимость в последний момент?

Занятый своими мыслями, Элатий чуть было не пропустил жену легата. Она тихо шла по улице, закутавшись в палу и набросив на голову его край, как капюшон. Сопровождала её, всего лишь одна служанка. То, что это Сильвия, самнит ни на мгновение не усомнился. И лишним подтверждением его догадки стала темная тень, скользнувшая следом за идущими женщинами.

Следивший не был Пунной. Невысокий коренастый крепыш, закутавшийся в плащ и низко надвинувший на лицо капюшон. Он тихо двигался следом, держась от женщин шагах в двадцати. Улицы были почти пусты, но в этой части города неплохо освещены подвесными фонарями. Из окон домов, тоже пробивался свет. Из открытых дверей кабаков и трактиров доносилась музыка, смех, оживленные голоса. Вряд ли убийца решится на нападение здесь. Вот, когда женщины обогнут Палатин и вступят в кварталы Авентина — лабиринт вечно погруженных в полутьму грязных улочек, вот тогда-то и следует вступать в игру. Элатий поправил пристроенный под плащом меч. На левом его запястье под кожаной обмоткой был припрятан кинжал.

Вот, Сильвия и её служанка прошли мимо какой-то боковой темной улочки. Оттуда вскоре вышел высокий мужчина в отороченной козьим мехом накидке. Он, едва заметно кивнул поравнявшемуся с ним крепышу и теперь уже вдвоём, они последовали за женщинами. Так, так, значит убийц двое. Но где же сам Пунна проклятый? Или, он даже не появится? Гладиатора такой поворот дела не устраивал. Он жаждал напоить свой меч кровью проклятого финикийца. И смотреть ему в этот момент в глаза.

Когда женщины и следующие за ними убийцы миновали мост, переброшенный через широкую сточную канаву, из-за ограды двухэтажного храма, расположенного на другой стороне стока, вышел ещё один мужчина. Высокий и очень крепкий. Свет от факела блеснул на его черной, глянцево блестящей коже. Ага, знакомый нубиец! Он был с Пунной в тот день, когда произошла стычка в трактире Фаллос Неустанный. Лиц двоих других Элатий толком не разглядел, но скорее всего это были остальные приятели финикийца. Что ж, отлично, он прикончит всю компанию разом. Только бы, теперь Пунна появился.

Четвёртый убийца бесшумно вышел на встречу женщинам, когда они свернули на совершенно пустующую узкую улицу. Источником света здесь был единственный фонарь, подвешенный на покосившемся столбе, что располагался в начале улочки. По обеим сторонам тракта здесь тянулись высокие дощатые заборы, тут и там громоздились кучи мусора и в округе не было ни одного заведения, где человек мог бы укрыться. Надо признать, место для злодеяния было выбрано удачно.

Заметив приближающуюся к ним фигуру, женщины в испуге замерли. Преградивший им путь, едва ли был дружески расположен и имел добрые намерения. Ни Сильвия, ни служанка не узнали финикийца. Длинный плащ с широкими полями и низко надвинутый на лицо капюшон скрывали и фигуру и лицо, но Элатий был уверен, что это Пунна. Служанка Сильвии выступила вперёд и сказала:

 — С дороги. Не смей вставать на пути знатной госпожи.

Хрипловатый, насмешливый и хорошо знакомый голос ей ответил:

 — А что делает знатная госпожа в такой час и в таком месте?

Капюшон был откинут на плечи.

 — Пунна! — вскричала служанка.

Сильвия смотрела на финикийца со страхом, смятением и удивлением.

 — Разве добропорядочным матронам, женам достойных римских граждан не пристало находится сейчас дома? — финикиец прищурился, оскалился. — Что забыла супруга славного легата Мария Флакка в грязной подворотне?

 — Это тебя не касается, раб, — вдруг резко, вернув себе самообладание, ответила Сильвия. — Убирайся!

 — Это вряд ли, — Пунна ухмыльнулся. — Мне кое-что нужно от тебя, госпожа.

 — Что за дерзкий тон! Ты пьян? Ступай домой, глупец. Завтра, я прикажу наказать тебя в пример другим рабам.

 — Для тебя, никакого завтра уже не будет, — зло рассмеялся Пунна. — Но сегодня, госпожа вся ночь наша.

Он двинулся вперёд. Служанка вскрикнула и выхватила из-под полы своего плаща кинжал.

 — Назад! Не приближайся к госпоже! Беги госпожа!

Молодая женщина было повернулась, но тут же застыла на месте, увидев, что путь к отступлению перекрыт тремя незнакомцами.

 — Ты меня всегда раздражала Мелина! — вскричал Пунна и вдруг быстро выхватив меч, напал на оторопевшую служанку. Она смогла отбить первый выпад, но вторым ударом финикиец поразил женщину в грудь. Рабыня застонала и начала медленно оседать. Кинжал выпал из её ослабевших пальцев и звякнул о камни мостовой.

 — Мелина!

Сильвия бросилась к истекающей кровью служанке, но меч, направленный в её сторону остановил молодую римлянку.

 — Итак, теперь, когда нам никто не мешает, продолжим, — глумливо улыбнулся Пунна.

 — Почему... Почему ты хочешь убить меня? Разве я не была добра с тобой?

 — Твоя доброта, госпожа не имеет значения. За твою жизнь мне хорошо заплатили. И ещё заплатят ни раз.

 — Могу я узнать кто?

 — А ты хочешь знать?

 — Да, мне бы хотелось знать имя своего врага.

 — Что ж, думаю нет смысла скрывать. Это твоя сестра Сабина.

 — Так я и думала! — воскликнула девушка. — Она давно ненавидит меня. Но ещё ни разу не пыталась убить. Что же заставило её сейчас пойти на это?

 — Думаю, ревность, — ответил Пунна.

 — Ревность? — изумилась Сильвия.

 — К гладиатору Элатию. Она сама хотела заполучить его, но когда узнала о твоей договоренности с Юлией пришла в ярость.

 — Вот как? Откуда же она узнала?

 — Я ей рассказал.

 — Ты?! Проклятие богов! А тебе, как стало известно?

 — Ну, эта долгая история, — рассмеялся Пунна. — И мне не хотелось бы тратить такую чудную ночь на её пересказ.

 — Что ж, — Сильвия гордо выпрямилась и устремила на финикийца полный отчаяния, но вместе с тем смелый и решительный взгляд. — Делай своё дело, грязный изменник. И будь ты проклят. Пусть Эреб пожрёт твою душу.

 — Не всё так просто, госпожа, — Пунна снова оскалился. — Прежде, я получу то, на что даже не надеялся. Скромная, добропорядочная римская девушка из богатой аристократической семьи! Мог ли жалкий презренный раб рассчитывать на твою благосклонность? Нет! Он даже мечтать несмел! Но вот, ты идёшь чтобы предаться похоти с рабом-гладиатором! И где же скромность и целомудрие? Где легендарная верность римских жен своим мужьям? Ты такая же шлюха и потаскуха, как и твоя сестра! Я сношался с ней, как только хотел! Так почему бы не сделать это и с тобой? Почему бы не осуществить свою мечту? Давай, римская блядь, осчастливь своего раба!

 — Я тебя осчастливлю!

Голос, раздавшийся...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх