Эмбер из Арканзаса. Часть третья: Кошмар на болотах

  1. Эмбер из Арканзаса. Часть первая
  2. Эмбер из Арканзаса. Часть вторая: Изабель
  3. Эмбер из Арканзаса. Часть третья: Кошмар на болотах
  4. Эмбер из Арканзаса. Часть четвертая: Посвящение и возмездие

Страница: 3 из 5

 — Что вы собираетесь со мной сделать, — дрожащим голосом спросила я. Почему-то эта женщина пугала меня больше, чем все эти черные головорезы вместе взятые.

 — Скоро узнаешь, — пообещала Мари, внимательно смотревшая за закипающим варевом. Когда оно было готово иссис Бушер достала из сумки странную чашу словно целиком выточенную из черного камня. По ее ободку шли золотые латинские буквы, но что там было написано, я так и не поняла. Черная женщина перелила в нее дымящееся зелье и, проведя над ним рукой, чуть слышно что-то прошептала. Удовлетворенно хмыкнула и поднесла его ко мне.

 — Давай пей, — властно сказала она. Я осторожно взяла из ее рук чашу — странно она совсем не была горячей и робко пригубила. Только что кипевшее варево было чуть теплым. Под пристальным взглядом Мари, я выпила пахнущее травами горьковатое зелье. Мать Изабель удовлетворенно кивнула и отобрала у меня чашу.

 — Хорошо, — произнесла она, — так будешь покладистее. Не хотелось, чтобы ты выкинула какую-то глупость, когда мы будем спускаться вниз или в пути.

В пути? О чем это она? Какую глупость? Мысли текли вяло, неторопливо, сказанное не вызывало протеста или даже изумления. Меня охватила странная умиротворенность и безразличие. Эта женщина... мудрая черная женщина... она знает как нужно. Она вообще все знает... ее нужно слушаться.

Мари Бушер смотрела на меня словно большая черная кошка, которой в лапы попалась маленькая белая мышка.

 — Очень хорошо, — промурлыкала она, — ну-ка встань на колени. Нет, на четвереньки.

Я послушно сделала, как она сказала. Все казалось мне нормальным и естественным, словно я так и должна была делать. Мари вновь усмехнулась и поставила ногу мне на спину. Я прогнулась в пояснице под ее весом, стараясь удержаться на руках.

 — Жаль у нас мало времени, — усмехнулась черная женщина, — очень жаль. Ты так хорошо смотришься на четвереньках, не хватает только ошейника и поводка. Думаю если не я, то Изабель доживет до того времени, когда красивые черные женщины будут держать при себе белых девушек как сейчас комнатных собачек. Ты выглядишь как раз так, как и должна выглядеть такая игрушка. Увы, Барби тебя ждет иная судьба.

Она убрала ногу с моей спины и указала на свои туфли.

 — Я их забрызгала, пока мыла тебя, — произнесла она, — вылижи их.

Я послушно наклонилась вылизывая туфли Черной Хозяйки — только так я нынче называла ее в мыслях. Пока я полировала языком ее обувь, она неспешно говорила.

 — Ты совратила мою дочь, белая сучка, но это полбеды. Беда в том, что это ты сделала еще у могилы Королевы Вуду. Это страшное оскорбление ее духу и вообще духам мертвых. Черных мертвых, — уточнила она, — Чтобы их умиротворить должен свершиться обряд, который обратит причиненный тобой вред на пользу.

На этом она прервалась, поскольку туфли я уже вылизала до блеска. Удовлетворенно хмыкнув, Мари погнала меня в душевую, потребовав, чтобы я тщательно прополоскала себе рот. Вернувшись, я увидела, что черная женщина стягивает с ног трусики и кладет их на спинку кровати.

 — Мне стало интересно, — произнесла она с усмешкой, — что такого нашла в тебе моя дочь. Ну-ка, иди ко мне, — она поманила меня и я, словно сомнамбула двинулась вперед. Когда я подошла вплотную Мари положила мне руку на голову и заставила опуститься на колени. Негритянка небрежно задрала подол платья и похлопала себя между ног.

 — Смелее, блонди, — усмехнулась она, — поверь моя киска не хуже, чем у Изабель.

Я робко потянулась вперед, вдыхая уже знакомый запах, мой язык коснулся истекавшей влагой щели. Вокруг головы сомкнулись массивные ляжки, когда я начала лизать черное сокровище Мари Бушер. Кажется она стонала, кажется ее тело выгибалось, в такт движениям моего языка, но я все это почти не замечала — до тех пор, пока в мой рот не стали выплескиваться солоноватые соки. Только тогда Мари Бушер раздвинула бедра и оттащила меня за волосы. Ее глаза встретились с моими и губы тронула чуть заметная улыбка. Не говоря не слова, она развернулась спиной и вновь задрала подол, приоткрывая роскошный черный зад — почти вдвое больше чем у Изабель. Все стало ясно без слов и я, с трудом раздвинув руками округлые полушария, запустила язык в колечко ануса.

Когда все закончилась и Мари привела себя в порядок, она велела мне пойти умыться и накраситься. После этого она заставила меня одеть короткую юбку и блузку с вырезом, а также туфли. Трусиков было велено не надевать.

После этого мы с ней вдвоем вышли из номера, где у дверей уже дежурили два ниггера. Увидев меня, они осклабились, но под строгим взглядом Мари, их ухмылки быстро увяли. Все вместе мы вошли в кабинку лифта и черная женщина нажала кнопку первого этажа. Все это время негры украдкой поливали меня гурманскими взглядами, но открыто пялиться в присутствие Мари Бушер все же не решались. Впрочем, она и так все видела, с легким презрением посматривая и на них и на меня.

Внизу нас встретили еще три негра и все вместе мы прошли к выходу, причем весь персонал старательно делал вид, что ничего не замечает. Перед гостиницей уже стояли машины — несколько джипов, «каддилак» и «тойота». С удивлением увидела я на крыше одной из машин гроб, затянутый в черный бархат.

 — Давай садись, — Мари подтолкнула меня к «Кадиллаку», — тебя ждет долгая дорожка. Почти такая же долгая как и у него, — она кивнула в сторону гроба и мелодично рассмеялась. Но у меня не было ни страха — я по-прежнему воспринимала все как должное. Спокойно села в Кадиллак и даже не удивилась, заметив рядом Питера Бушера. Тот блеснул белыми зубами, завидев меня и потянулся к ширинке.

 — Давай крошка, будь с ним поласковее, — плюхнулась рядом на сиденье Мари, — а когда закончишь с ним, окажешь и мне внимание, — она многозначительно подняла подол платья. Я кивнула и склонила голову, принимая в губы черный член. Мягко заурчал мотор и машина тронулась с места.

Не знаю сколько мы ехали по городу — долгое время мне вообще не получилось поднять головы. Когда я все-таки ухватила промежуток между сосанием черного хуя и лизанием черной киски и посмотрела в окно, яркие огни Нового Орлеана уже остались позади. Мы ехали по узкой дороге между высокими кипарисами, время от времени стена леса сменялась обширными болотами, посреди которых одиноко стояли деревья поросшие испанским мхом. Через эти водоемы пролегали широкие дамбы, по которым и проходило шоссе. Я поняла, что мы находимся посреди знаменитых луизианских болот. Заросли становились все гуще, болота все обширнее, сгущалась ночь.

Мое созерцание окрестностей прервал сильный рывок за волосы.

 — Успеешь еще насмотреться по сторонам, — усмехнулась Мари, пригибая меня вниз и уже привычным движением заправляя мою голову себе под юбку, — еще молиться будешь, чтобы не видеть этого никогда. Давай, белоснежка, работай!

Последние слова я уже еле расслышала — мощные бедра охватили мою голову, в лицо вдавилась влажная, резко пахнущая, промежность и я привычно принялась вылизывать черную пизду. Очень скоро упругая плоть под моим языком запульсировала, выплескивая мне в рот солоноватые соки. В этот же момент джип замедлил ход, а потом и вовсе остановился. Мари раздвинула ноги, выпуская меня, жадно хватающую ртом воздух.

 — Приехали блонди, — улыбнулась мне сверху колдунья. Было в ее улыбке нечто от чего у меня мурашки пробежали по коже. Но испугаться мне не дали — мать Изабель ухватила меня за руку и вытащила наружу. Остальные машины стояли у кромки огромного болота с черной водой. Отблески фар бросали на нее блики колеблющегося света, но он уступал сиянию полной луны.

Все негры уже стояли на берегу — сам Питер Бушер, молодые ублюдки — Майк, Том и Рон, другие чернокожие, которых я раньше не видела. Было тут и с десяток женщин ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх