Линда-чан в Стране Чудес. Линда-сан — служанка для госпожи Аки

Страница: 1 из 6

Пару недель назад госпожа Акиза де Грамон помогла мне найти одну дурочку, которая внезапно пропала из дома и в итоге чуть было не свернула себе шею. В принципе и без этой помощи я бы в итоге добилась бы своего, но, по крайней мере, это помогло мне отсечь множество вариантов, о которых мне не пришлось беспокоиться.
Так или иначе, госпожа загадочно сказала, что ещё придумает мне работу, достаточную чтобы отблагодарить её за такую услугу. И кто ж знал, что она её таки придумает.

Госпожа привела меня в какой-то заброшенный квартал посреди необъятной промзоны. Я здесь никогда раньше не была, но всегда догадывалась о существовании подобного. И хотя он был не совсем заброшенными, люди постепенно покидали свои жилища, переселяясь в более уютные места. Часть домов пустовала полностью, а в части ещё кто-то обитал люди, да и то не в каждой квартире.
С другой стороны, выглядел квартал относительно прилично: даже там, где уже никто не жил, всё выглядело так, словно хозяева покинули квартиры буквально вчера вечером. Никакого вандализма, никаких битых окон, только графити местами, да и то весьма и весьма скромное. Чудеса, одним словом!

Впрочем, даже эти чудеса не вселили в меня оптимизма, когда госпожа распорядилась остановить машину. Сейчас я вела её роскошный Мерседес, и боялась за сохранность машины даже больше, чем за свой Фит. В конце концов, кто обратит внимание на потрёпанную машину за полтора доллара, и кто пройдёт мимо машины, на которой прямо таки написано: «Угони меня или хотя бы открути колёса!» Но госпожа была так настойчива, что пришлось парковаться как можно неприметнее и вылезать, стараясь поспеть за её решительным шагом.

Мне было не по себе. Я шла по улице и чувствовала, что на меня кто-то пялится. Возможно, мне просто казалось, а может быть на меня смотрела куча глаз из всех окон и оценивала мой наряд. И было на что смотреть! На мне был тёмно-коричневый костюм горничной, почти как у тех, что работают в особняке госпожи, только весь в кружевах, оборочках и белых вставках. Я выглядела почти как кукла и, двигаясь, вся шуршала. Даже в волосы были вплетены два бантика в дополнение к строгому белому чепчику. А под платьем я явно чувствовала чулки почти стального цвета, щекотавшие непрерывно мне бёдра, и столь же кружевные, но достаточно минималистичные трусики бледно-бордового цвета. Неужели в особняке все носят такие? Или это особые трусики к особому костюму?

Мы вошли в один из домов и поднялись на третий этаж. Здесь было очень тихо и пусто, лишь коридор и ряд дверей шёл до тусклого окна, слегка облагороженного увядающим цветком. Госпожа заглянула в одну квартиру, потом в другую и наконец вошла в третью.
— Тут будет в самый раз, — сказала она, приглашая меня.
В квартире была всего одна большая комната и две двери — должно быть кухня и ванна. Или вроде того. Тут было немного пыльно, но комната выглядела так, словно тут можно было поселиться хоть сейчас и жить ещё долгие годы. В центре была большая кровать с тумбочкой, у окна — стол и пара стульев, на потолке был скромный плафон, а под ногами шуршал старый потёртый ковёр. Вот и вся обстановка.

Госпожа Аки закрыла дверь и присела на кровать.
— Нравится? — спросила она.
— Ну да, неплохо, — выдавила я улыбку.
— Моё секретное место. Я время от времени встречаюсь здесь с кое-какими людьми, поэтому через один филиал выкупила этаж целиком. В любом случае здесь и так почти никто не живёт.
— Зачем ты привела меня сюда? — спросила я сразу о самом главном.
— Не «ты», а «Вы», — поправила меня госпожа. — Ты ещё не расплатилась за услугу, что я тебе оказала, так что пока работаешь на меня, обращайся ко мне соответствующе.
— Да, госпожа... — протянула я.

В этом всём было что-то нереальное, но мне ничего не оставалось кроме как подчиниться ей. Не то чтобы она приняла меня на работу и я что-то подписывала, но иного выхода у меня не было. По крайней мере мне сейчас так казалось.
— Госпожа, зачем Вы привели меня сюда? — снова спросила я.
— Для прислуги ты задаёшь слишком много вопросов.
И что теперь? Придётся убрать всё это место, а потом ещё и обед приготовить?
— Тебе нравится эта униформа? — вдруг загадочно спросила она.
— Да, госпожа...
Признаться, меидо мне всегда нравились и я даже много раз одевала подобные вещи, скажем, когда в школе был праздник, и мы устраивали некое подобие кафе. Но сейчас я чувствовала какую-то неловкость, может быть даже лёгкий стыд...

 — Хочешь всегда её носить?
— Нет, госпожа, у меня уже есть работа... — вздохнула я.
Госпожа лишь усмехнулась.
— Так или иначе, сейчас ты её носишь, а потому ты — моя служанка. А мои служанки всегда делают то, что им говорят. Разве это не прекрасно?
— Да госпожа, я Ваша служанка.
Кажется, ей нравилось заострять внимание на нашем неравенстве. Не помню, чтобы она что-то подобное говорила своим служанкам. Зато мне — всегда пожалуйста.
— Эта униформа на тебе смотрится лучше всего, — говорила она. — Тебе определённо стоит чаще её надевать.

Она внимательно меня разглядывала, даже слишком внимательно, от чего мне было не по себе. Мне не было так стыдно как на улице, но её взгляд смущал меня.
— Надеюсь, трусики ты одела те, что я тебе дала? — её глаза опустились куда-то ниже моего живота.
— Да, госпожа, те самые... — ответила я, чувствуя, что она скажет дальше.
— Покажи их.
Немного помедлив, я осторожно подняла платье и открылась ей.
— О, да, — улыбнулась госпожа, разглядывая трусики так, словно хотела прожечь их взглядом. — На тебе они тоже смотрятся отлично.
— Госпожа, все Ваши служанки носят такое? — осторожно поинтересовалась я.

 — Только самые особенные... — она помедлила, словно подбирая слово, — служанки.
Судя по её улыбке, сказать она хотела совсем другое слово.
— А теперь приспусти их.
Она сидела на краю кровати, закинув ногу на ногу, но я чувствовала, насколько для неё всё происходящее здесь волнительно. Она наслаждалась происходящим, просто не показывала этого. Какое-то особое наслаждение от чувства обладания мною: она могла дать любую команду и ожидала что я её немедленно исполню. И мне приходилось ей подчиниться.

Приспустив трусики я обнажила перед госпожой поросший зелёными волосками лобок и снова подняла платье чтобы она могла как следует рассмотреть меня.
— Роскошно, — снова улыбнулась госпожа Аки. — Кстати, ты знала, что мои служанки регулярно сбривают всё у себя там?
— Нет, госпожа...
— Теперь знаешь. Я хочу чтобы завтра же там у тебя было чисто и гладко.
— Да госпожа... — ответила я, чувствуя, как начинаю краснеть.
— Побрей всё как следует — я лично проверю. Если схалтуришь — придётся брить при остальных: служанках и охранниках. Таковы правила.
— Я поняла, госпожа...
Ещё бы не понять: она явно не шутила!

 — Хорошо. А теперь я хочу чтобы ты сняла трусики и доставила себе удовольствие.
— Простите, госпожа? — проговорила я.
Нет, я чувствовала, что всё к этому идёт, но она сказала это так буднично, что я не сразу поняла о чём идёт речь.
— Поставь то кресло, — госпожа кивнула в угол комнаты, — передо мной, сядь и начинай мастурбировать? Мне пояснить, что это слово означает?
— Нет, госпожа, простите... — проговорила я.
— И отдай мне трусики наконец.
Сняв трусики, я отправилась за креслом. Это было даже не кресло, а что-то вроде стула с подлокотниками, располагавшимися ниже, чем должны быть. Должно быть на них удобно класть ноги, раз уж госпожа велела взять именно его.

Поставив кресло перед кроватью, я скромно присела на него и увидела как госпожа разглядывает трусики. Кажется, она даже чувствовала мой запах, хотя не подносила бельё слишком близко к лицу. В конце концов, должно быть, ей статус не позволял опускаться так низко.
Наконец она отложила трусики и посмотрела на меня.
— Ну же, начинай. Не изображай из себя пай-девочку — твой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх